(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Панорама

Преодоление длиною в жизнь

АКТУАЛЬНЫЙ ДИАЛОГ

Не секрет, что зачастую, как только юбилейные торжества сходят на нет, человек, о котором вот только что все в один голос твердили, что он буквально «наше всё», что сегодняшнюю жизнь просто представить невозможно без его книг, фильмов или музыки, снова уходит в тень. До следующего юбилея. Живые могут сами напомнить о себе новой картиной или сборником стихотворений. Тем же, кто ушёл, остаётся лишь уповать на то, что у их потомков окажется не такая короткая память. Официально год Шукшина закончился в декабре 2009-го, но для земляков Василия Макаровича он продолжает оставаться неким камертоном, по которому «настраивается» культурная жизнь региона. Об этом мы и беседуем с губернатором Алтайского края Александром Богдановичем КАРЛИНЫМ.

– Шукшин – достояние всей России. Об этом в юбилейном году говорилось немало. Но анализируя влияние его творчества, его личности на нашу сегодняшнюю жизнь, приходишь к пониманию того, что единое духовное пространство в стране с такой великой и неоднозначной историей, с такой многогранной культурой выстроить, пожалуй, гораздо важнее, чем единое правовое или экономическое пространство.

И гораздо труднее.

Игорь ПАНИН– Безусловно. Потому что духовное пространство в отличие от правового или экономического является, если можно так выразиться, живой структурой, которая формальным законам, как, скажем, юриспруденция, не подчиняется. Создавая такое пространство, необходимо интегрировать в него культурные ценности каждого народа нашей многонациональной родины. А выстраивание иерархии духовных ценностей – процесс очень тонкий, деликатный.

Но ведь можно найти некую общую доминанту, то, что является безусловной ценностью для человека, независимо от того, кто он по национальности?

– Не так давно в нашем московском представительстве были в гостях Валентин Григорьевич Распутин и Валерий Николаевич Ганичев. Упомянул я в разговоре о том, что летом мы собираемся провести международную научно-практическую конференцию, посвящённую реформированию земельных отношений и приуроченную к столетию визита Столыпина в степной Алтай. Главная тема: земля как производственный фактор, как экономическая и правовая категория. И оба наши гостя в унисон говорят: вы ещё один аспект забыли – земля как категория духовно-нравственная. Земля, где мы родились, – вот тот общий знаменатель, к которому в конечном итоге сводится система духовных ценностей любого народа. На этом стоит и великая русская литература. Достаточно вспомнить наших классиков, того же Некрасова. Дальше эту цепочку можно протянуть к Михаилу Алексееву, к его роману «Хлеб – имя существительное». И в этом плане мне кажется, что Шукшин – это как раз та фигура, к которой эстафета перешла дальше, притом что о человеке, работающем на земле, писал не только он. Но так глубоко проникнуть в душу русского крестьянина удалось, на мой взгляд, только Василию Макаровичу.

Вам приходилось встречать людей, которые честно признавались, что Шукшин – не их автор, что он им не близок?

– Наверное, такие люди есть, но мне, по счастью, их встречать не доводилось. Знаю таких, кто к его творчеству относится достаточно спокойно, но ни от кого ещё не слышал, что Шукшин по своим принципам, по мировоззрению ему абсолютно чужд. Оппоненты, которые смогли бы внятно объяснить своё неприятие Шукшина, мне не попадались.

Его восьмитомник планируется перевести на иностранные языки. Но будет ли он понят и принят читателем английским или, скажем, итальянским? Ведь разницу в менталитете нельзя сбрасывать со счетов.

– Честно говоря, не думаю, что русский крестьянин чем-то принципиально отличается от крестьянина французского, итальянского или даже китайского. Кто-то выращивает рожь, кто-то виноград или рис, но для всех них земля – живое существо. И божество! И чувство земли у них запечатано в генах. Как-то по Чуйскому тракту ехал автобус с японскими туристами: слева – подсолнухи до самого горизонта, справа – гречиха. Они такой шири отродясь не видали, из автобуса высыпали и полчаса фотокамерами щёлкали, экскурсоводы их никак в автобус погрузить не могли. Я вам Алексеева называл, давайте «Землю» Эмиля Золя вспомним. В общем, я уверен: в людях, работающих на земле, общего больше, чем различий. Конечно, ни один перевод не сравнится с подлинником, но тут уже всё зависит от переводчика: насколько он сумеет приблизить оригинал к менталитету народа, на язык которого он его переводит. На Пикете на Шукшинских чтениях в этом году много народу было. Но, пожалуй, самым глубоким и трогательным было выступление нашего гостя из Франции, заместителя моего коллеги, главы региона Франш-Конте. Он прочёл несколько произведений Шукшина в переводе, но говорил о нём так, словно это был французский писатель. Он его понял нисколько не хуже, а может, и лучше, чем многие из нас, соотечественников Василия Макаровича.

Готовность воспринять художественный текст зависит от духовной зрелости человека в большей степени, чем от прочих условий – национальности, профессии или возраста?

– Неужели вы в этом сомневаетесь? Для нас Шукшин – своего рода интеллектуальный мост, канал связи с нашим духовным и историческим прошлым, с поколением, которое уже уходит.

Согласна. Но воспользуются ли этим «мостом» поколения грядущие? Герои Шукшина – люди по большей части неудачливые, неуспешные. А современная западная цивилизация, влияние которой на нынешнюю молодёжь возрастает всё больше и больше, во главу угла ставит именно успех.

– А что есть успех? Я вот не соглашусь с тем, что шукшинские герои неуспешны. В моём представлении полный успех, то есть ощущение, что жизнь удалась отныне и навсегда, – нечто недостижимое, как к этому ни стремись. И в этом смысле все мы – люди неуспешные. Так что успех – это процесс, а не результат. Некий путь, и путь непростой. Преодоление длиною в жизнь. И Шукшин, мне кажется, понимал это как никто другой. Все его герои – успешно-неуспешны, не каждому этот путь преодоления оказывался по силам, как, к примеру, герою рассказа «Сураз». Нелепый человек сам себе создал миф, сам в него поверил, а потом разочаровался. На нескольких страницах спрессовано то, на что Флоберу понадобился бы целый роман.

Но молодые как раз и ориентированы на результат, а не на процесс!

– Может, я покажусь вам парадоксальным, но я считаю, что мы слишком часто задумываемся о следующих поколениях и часто всё сводится к тому, чтобы выглядеть в их глазах как можно более презентабельно. А мы должны думать о себе. О том, чтобы жить достойно. Если река широкая, то мост просто так с берега на берег не перебросишь, надо опоры ставить в воде – «быки». Каждое поколение и есть такой вот «бык», поддерживающий пролёты, которые связывают его с предыдущим поколением и с будущим. Есть такая технология, когда новый пролёт строится ещё на предыдущей опоре и продвигается к следующей. От своих родителей мы получили исключительно прочный «пролёт». Мы стоим на плечах титанов. Сможем ли мы собрать такой же для своих детей – вот в чём вопрос… Эстафета поколений – это не отвлечённый термин.

К сожалению, эстафета эта часто даёт сбой. Многие ли из нас могут сказать, что у них со своими родителями такие же доверительные отношения, какие были у Василия Макаровича со своей матерью? И могут ли наши дети сказать то же самое о себе?

– Мария Сергеевна жила в беззаветной преданности своим детям. Жила достойно. То есть была примером для подражания, как ни банально это может прозвучать. Самый большой грех в человеке, мне кажется, – леность. Не столько физическая, сколько духовная. Она – прародительница всех остальных грехов. Думаю, многие наши проблемы именно от этого.

Если мы живём не так, как декларируем, доверия между нами и нашими детьми не будет?

– Мы забываем, что дети всё видят и всё понимают. И… делают выводы. Иногда отнюдь не в нашу пользу. Если тебя ребёнок за книгой не видит, вряд ли стоит проповедовать ему о пользе чтения. И трудолюбие воспитывать на словах не получается. Крестьянину в этом отношении легче: всё, что он делает, на виду. А в городе утром папа и мама уходят на работу, и ребёнок понятия не имеет, чем они там занимаются, какую именно пользу обществу приносят. Обсуждать свои рабочие дела с детьми у нас не принято, привлекать к работе, как это было в патриархальные времена, когда дети помогали и в поле, и в лавке, и в мастерской, – невозможно. Но говорить с ними о том, что ты делаешь, необходимо. Тем более что дети видят, какими мы уходим на работу и какими возвращаемся домой.

Год Шукшина закончился. Что дальше?

– Закончился он лишь с календарной точки зрения. Но остались краеведческие и литературоведческие программы в наших школах, связанные с жизнью и творчеством Василия Макаровича. Продолжаются преобразования в местах, связанных с его именем: строятся дороги, тянутся газопроводы и линии электропередачи, ремонтируются и реконструируются школы, библиотеки, дома культуры. Но Шукшин – не единственный, чьё имя вписано в историю Алтайского края. В июне мы проводим уже третьи по счёту поэтические чтения, посвящённые другому нашему выдающемуся земляку – Роберту Рождественскому. Есть у нас немало причин, чтобы вспомнить и Вячеслава Яковлевича Шишкова, который был не только замечательным писателем (фильм, снятый по его роману «Угрюм-река», видели даже те, кто не читал книгу), но и учёным-геодезистом (он входил в группу разработчиков проекта Чуйского тракта). Есть планы по изданию произведений другого писателя, незаслуженно преданного забвению, – Георгия Гребенщикова. Ещё одно славное имя – Григорий Николаевич Потанин, выдающийся русский географ и публицист. А как не воздать должное Михаилу Тимофеевичу Калашникову? И отечественный кинематограф многим обязан уроженцам Алтайского края. Имена-то какие: Иван Пырьев, Екатерина Савинова, Жанна Болотова, Нина Усатова, Валерий Золотухин! В следующем году Валерию Сергеевичу исполняется 70 лет, и к этой дате мы хотим подарить Молодёжному театру, художественным руководителем которого он является, новое здание, оснащённое по последнему слову театральной техники.

То есть юбилей для вас не самоцель, а, если можно так выразиться, руководство к действию?

– Нынешний год мы не объявляли годом Титова, хотя это, по сути, двойной юбилей:
75 лет самому Герману Степановичу и 100 лет со дня рождения его отца – Степана Павловича. Это был уникальный человек. Его называли «сельским Леонардо». В апреле провели Всероссийские Титовские педагогические чтения. Он был учителем и преподавал все предметы, которые в школе были, – от пения до физики. Когда из школы ушла преподавательница немецкого языка, а новую так и не прислали, Степан Павлович сам выучил немецкий и стал его преподавать. Он играл на нескольких музыкальных инструментах, писал картины, и специалисты считают, что очень профессионально, хотя никакой художественной школы он, как вы понимаете, не заканчивал. Когда Герман Степанович купил в Подмосковье дом и перевёз туда родителей, Степан Павлович не смог сидеть сложа руки и занялся… ковроткачеством. Он вёл обширную переписку со своими бывшими учениками, с коллегами, односельчанами, на основе которой наши учёные создали очень достойную монографию о его педагогическом наследии. Уже четвёртый год мы вручаем премию имени Степана Титова сельским учителям – подвижникам, просветителям.

Значит, противостоять смещению нравственных, духовных ценностей, противостоять массмедиа, смакующим интимные подробности из жизни «звёзд» шоу-бизнеса, возможно? Понимаю, что вопрос из разряда риторических, но не задать его не могу.

– Жаловаться на то, что что-то или кто-то мешает нам чтить собственные духовные ценности, – самое простое дело. Мы, мол, не виноваты, это всё телевидение и Интернет забивают нам голову всяким мусором. А между тем противостоять этому влиянию и можно, и должно. Если мы хотим сохранить самоуважение и вырастить себе достойную смену.

Беседу вела Виктория ПЕШКОВА

 

Статья опубликована :

№20 (6275) (2010-05-19)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 3 чел.
12345
Комментарии:
20.05.2010 16:02:25 - Валентин Иванович Колесов пишет:



"земля как категория духовно-нравственная. Земля, где мы родились, – вот тот общий знаменатель, к которому в конечном итоге сводится система духовных ценностей любого народа". Главного ходатая за русскую землю не назвали. Это Лев Толстой: нельзя продавать землю, писал он. "Воскресение", статьи. Результаты либерального правления налицо: 30% пашни обескровлено. Живем на импорте. http_ ://lit.lib.ru/k/kolesow_w_i/


Виктория ПЕШКОВА

 

 

 

 

 


Выпуски:
(за этот год)