(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Общество

В школу как в космос

ИМЯ ГОДА – УЧИТЕЛЬ

Только по призванию

Фёдор ЕВГЕНЬЕВ- Нет, я всё-таки скажу! Коллеги! – тон обращения был таким резким и обвинительным, что в зале мгновенно воцарилась напряжённая тишина. – Кто взял с моего места папку с раздаточными материалами?

Стоящая рядом пожилая дама попыталась сгладить неловкость:
– Может, её передвинули? Или кто-то перепутал – ведь все папки одинаковые?

– Как это перепутал? Такая приличная публика – и такие действия!

Все присутствовавшие вне зависимости от того, имели они отношение к данному инциденту или нет, были признаны причастными и пригвождены к позорному столбу. Абсурд ситуации заключался в том, что обвинение прозвучало в адрес людей, собравшихся для обсуждения статуса педагогического работника. Более того, прозвучало оно из уст того самого работника.

В зале учёного совета Академии труда и социальных отношений в тот день присутствовали депутаты Госдумы, представители Министерства образования, Союза ректоров, Федерации независимых профсоюзов и Профсоюза работников образования, Всероссийского педагогического собрания и Российской академии образования, известные педагоги и специалисты. Если эта представительница учительского корпуса позволяет себе подобные выпады в адрес взрослых, уважаемых людей, то представьте, что и как она говорит детям?!

Классный руководитель моей дочери, например, обращается к своим подопечным не иначе как «убогие». И это ещё самое невинное прозвание из тех, что в шесть секунд набросали мне сверстники дочери в ответ на просьбу вспомнить, как их называют учителя. Чем это объяснить? Неужели низким социальным статусом и невысокой зарплатой педагогов? А главное, изменится ли их лексика и отношение к детям, если зарплату повысить, а социальный статус поднять?

Президент Д.А. Медведев в послании Федеральному собранию говорит о необходимости совершенствования педагогического корпуса. Педагоги в ответ – что решение этой проблемы напрямую зависит от повышения статуса учителя, от внедрения моральных и материальных стимулов. При этом все прекрасно понимают, что хороший учитель и в прежнем своём положении честно, самоотверженно и ответственно работал и работает.

Очевидно, что благодаря высокой зарплате, льготам и привилегиям в классы придёт больше талантливых, высококвалифицированных учителей. Однако с той же вероятностью эти преимущества привлекут и людей посредственных, бездарных или даже непорядочных, алчных и вообще непригодных к педагогике. То есть задача увеличения в школах доли педагогов по призванию вряд ли будет решена посредством простого арифметического увеличения окладов и удлинения списка льгот.

Считается, что для воздействия на людей человечество пока не придумало ничего более эффективного, чем кнут и пряник. Вот и участники круглого стола во время своего обсуждения то и дело склоняли чашу весов то в одну, то в другую сторону. Вполне предсказуемы были и предпочтения: педагоги требовали «пряника». Прежде всего они настаивали на необходимости обеспечения дальнейшего роста заработной платы (для справки: средняя зарплата учителя в РФ составляет сегодня 11,2 тыс. руб., в Москве – 36 тыс. руб.). Способствовать этому росту, по мнению собравшихся, должно распространение в субъектах Федерации лучших практик введения нормативного подушевого финансирования и новых систем оплаты труда.

Кроме того, педагоги говорили о необходимости повышения пенсий, умножения доплат за учёные степени и надбавок за переработки, расширения льгот (в том числе освобождения выпускников педагогических вузов от службы в армии, бесплатного проезда в транспорте и прохода в музеи), выплаты значительных подъёмных молодым специалистам и приоритетного обеспечения жильём нуждающихся учителей. Одним словом, скорейшего приравнивания педагогов к статусу государственных служащих.

Были среди предложений и весьма экзотические. Например, прозвучавшее из уст президента Академии труда, председателя экспертного совета при Комитете Госдумы по образованию Н.Н. Гриценко о введении чего-то вроде клятвы Гиппократа. Дело в том, что в оригинальном тексте клятвы, составленном древнегреческим врачом, содержалось письменное обязательство: почитать учителя наравне с родителями, делиться с ним своим достатком и в случае надобности помогать ему в его нуждах.

Что же мешает нашей власти поделиться достатком с учителем? По мнению ректора Академии труда В.А. Каменецкого, вовсе не отсутствие средств в бюджете, а то, что на эти средства приходится «кормить» слишком большую армию управленцев:
– У нас в стране один чиновник приходится на каждую сотню граждан. Для сравнения: в цивилизованных государствах один – на две с половиной тысячи жителей.

В подтверждение мнения ректора приведу ещё пару весьма показательных цифр: в российской системе образования сегодня почти 6 миллионов работников. Из них учителей – только 1,3 миллиона. Остальные – чиновники. И число управленцев с каждым годом растёт.

Впрочем, на заседании круглого стола последние составляли меньшинство. Они, конечно, ратовали за «кнут». Так, например, представитель Министерства образования и науки РФ М.В. Гончар упоминала в своём выступлении об ужесточении требований, введении более жёстких квалификационных характеристик, более взыскательной аттестации, более строгих индикаторов и норм допуска к преподавательской и воспитательной деятельности, об увеличении испытательного срока и разработке дополнительных оснований для снятия с должности.

Статус – это совокупность прав и свобод, а также обязанностей и ответственности. В принципе всё перечисленное отражено в различных нормативно-правовых документах, действующих сейчас в российском образовательном пространстве. Однако для порядка, по мнению авторов рекомендаций, было бы целесообразно свести их в одном комплексном документе. Сейчас идёт разработка проекта интегрального закона «Об образовании в Российской Федерации», который призван объединить положения двух ныне действующих – «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». В этом едином кодексе и предлагается законодательно закрепить положение о том, что «повышение социального статуса и профессионализма, улучшение материального положения работников образования рассматриваются Российской Федерацией как приоритетные задачи образовательной политики».

Львиная доля объёма предлагаемого проекта посвящена социальным гарантиям и льготам. Про содержательную же сторону обязанностей педагога даже сказать практически нечего. Из конкретики – лишь два и так хорошо известных пункта: систематически повышать квалификацию и проходить аттестацию. Да один запрет – на использование образовательного процесса в политических целях или побуждение учащихся к действиям, противоречащим Конституции. Остальное – благие пожелания: обеспечивать высокое качество образовательного процесса, соблюдать нравственные и этические нормы, уважать честь и достоинство обучающихся. Ни измерить, ни проконтролировать, ни доказать невыполнение этих обязанностей практически невозможно.

В целом решение круглого стола оставило чувство разочарования. Даже если представить, что все предложения будут реализованы, возрастёт ли в обществе уважение к учителю, повысится ли его престиж, усилится ли авторитет? Вряд ли. Прежде всего учитель должен измениться сам.

– Учителя сами утратили свой статус, – заявил в своём выступлении на круглом столе заместитель руководителя Департамента образования Москвы М.Ю. Тихонов.

– 37 процентов учителей, по нашим исследованиям, не имеют педагогического образования, – шокировала собравшихся директор Санкт-Петербургского института педагогического образования РАО И.И. Соколова.

Это ли не подсказка того, с чего следовало бы начинать? С обучения обучающих. С разработки критериев, которым должен отвечать претендент на должность учителя. И самое главное, с жёсткого отбора среди желающих поступить в педагогические вузы. Он должен быть никак не менее взыскательным и придирчивым, чем в отряд космонавтов. Почему для работы с железякой, пусть даже высокотехнологичной, пусть даже летающей в космосе и стоящей несколько миллиардов долларов, можно и нужно отбраковывать тысячи в поисках десяти самых достойных, а для работы с хрупкой детской психикой нет? Что может быть дороже, драгоценнее детских душ?! А значит, и отбирать в учителя надо ещё требовательнее и строже, чем в космонавты.

Вероника МААНДИ

Обсудить на форуме


Код для вставки в блог или livejournal.com:

В школу как в космос

- Нет, я всё-таки скажу! Коллеги! – тон обращения был таким резким и обвинительным, что в зале мгновенно воцарилась напряжённая тишина.

КОД ССЫЛКИ:

Статья опубликована :

№22 (6277) (2010-06-02)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3.3
Проголосовало: 3 чел.
12345
Комментарии:

Вероника МААНДИ


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов