(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Рукопожатие

Проза

Лапидариум

Валентина ПЛАЧКИНОВА

Посвящается Керане

Если бы они только могли сдвинуться с места, эх, если бы только могли… но как… их руки – сумки с покупками, провисшие и тяжёлые, как тучи, которые ползут, орошая землю дождём, по небу, именно в этот день серому, каменно-серому, как козырёк над этой остановкой – самой обычной остановкой, на которой ждёшь автобуса, а он всё не идёт, и так даже лучше – кто же в него сядет, если все как статуи и не могут сдвинуться с места, потому что вот уже почти десять, нет, уже почти двадцать минут они смотрят, как она копается в каменной урне для мусора, да не просто смотрят, прямо-таки уставились на неё и так окаменели – с обвисшими руками, с обвисшими губами, даже их взгляды обвисли, каменно-холодные, презрительные взгляды людей, сытых и довольных жизнью (однако они всё ещё ждут чего-то нового), а она – с разной обувью на ногах (в мужском ботинке и женской туфле), маленькая и хрупкая, в каких-то лохмотьях, роется в урне, будто она одна на целом свете, медленно достаёт человеческое непотребство – кусок пиццы (на ужин), испорченные консервы (на зиму), оборванный детский свитер (детей у неё нет, но раз уж она начала расти в обратную сторону…), мужской ботинок без шнурка (пора уже обуться как нормальные люди), она медленно достаёт его, внимательно рассматривает (мало ли какой мусор выкидывают) и раскладывает всё по порядку: еду налево, одежду направо, ботинок на ногу (старую туфлю – в сумку: мало ли…), улыбается своим сокровищам – не каждый день попадаются такие щедрые урны, потом роется за подкладкой своего пальто, достаёт мелок (их ещё можно найти у школ) и небрежно царапает что-то – «12», каменные статуи на остановке приглядываются – что за «12», как что – двенадцатая урна, так вот, их надо пронумеровать, не будет же она их повторять, вот и надписывает, потом идёт к людям, смотрит на них – что они могут подать – да ничего, и она улыбается улыбкой всепрощения и не нумерует их, а зачёркивает, вот так вот, мелком, пустой человек – царап, черта; другой пустой – опять царап, пока так всех не зачеркнёт, а они только глазами поводят, не глазами, а мелкими камешками, хочется им прогнать её с остановки, из своей жизни прогнать её – камнями закидать, ведь как так она в мусоре роется, это ведь не какое-то там гетто, дорогой квартал, нельзя, чтобы тут нищие и бродяги… а она смело проходит мимо них – знает, что первым камень бросит только тот, кто…

А кто-то пишет на земле.

Сладкое и зелёное

Летом меня всё тянет туда, по узкой дороге, протянувшейся наверх, ребёнком я её осиливала, но вот сейчас…

Я наступила на тень большого орехового дерева, а он надо мной смеётся, ведь у меня даже тени нет, и я всё снизу на него смотрю. Рву зелёные плоды, счищаю кожуру и провожу по губам – самая лучшая губная помада из тех, которые у меня когда-либо были, три из них я беру на потом. Дохожу до дороги к дому дедушки, мне было семь лет, когда его убил асфальт, и мы ненавидели его, ждали, пока он остынет, и отрывали по кусочку, делали шарики и жевали их, а потом смеялись – наши губы были в соке ореха, а зубы в асфальте. Сейчас асфальт состарился и, к сожалению, не годится в качестве жвачки.

Я ищу ключ, встаю на цыпочки, мне ещё высоковато, открываю понарошку, здесь давно уже нет ничего ценного, разве что для меня, но у меня всё ценное внутри, я кладу ключ в карман, он подойдёт и для… А не проглотить ли мне его? Быстро, через две ступеньки, пока нет бабушки, я пошурую в кладовке. Странная она бабушка – то добрая и зелёная, то гневно-красная, чтоб глаза её тебя не видели, то цвета чёрной тучи, как когда над тобой проливается ливень. Рискну.

Внутри темно, робко пробирается солнечный луч – он знает бабушку. Здесь мои друзья – лаванда, ореховая листва, мята. Я вдыхаю, морщу нос, глупо хихикаю – вот почему я стала курить мятные сигареты. Большие груды ковров как будто уже и не высоки, а мне всё равно приходится залезть на табуретку, чтобы добраться до самого верха.

Я заползаю на самый верх и начинаю копаться в тайнике с конфетами, разворачиваю фантики по очереди, засовываю несколько в рот, начинка течёт по подбородку, я закрываю глаза и остервенело жую, тороплюсь – бабушка не даёт есть тут, и я делаю это ей наперекор. Я так перемазалась, что превратилась в большую конфету, она тает, впитывает мою душу в темноте, а темнота глотает её и шлёт солнце навстречу кому-то.

«Мать вашу, клячи эдакие, чтоб вас…» – это мой дедушка, он возвращается с конями. Спокойно, он всегда зелёный.

Перевод Максима МАКАРЦЕВА

Статья опубликована :

№26 (6281) (2010-06-30)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5.0
Проголосовало: 1 чел.
12345
Комментарии:

Валентина ПЛАЧКИНОВА


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов