(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Совместный проект Подмосковье

«Ищу, как встарь, я смысла высшего…»

ЛИТОБЪЕДИНЕНИЯ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ОРЕХОВО-ЗУЕВО

Для нас нынешний год – юбилейный. Литературное объединение в городе ткачей Орехово-Зуеве было создано 85 лет назад, в 1925‑м. Власть приобщала рабочий народ к вековой культуре. Надо сказать, что и тогда наш город отнюдь не был культурной пустыней. Народный театр у нас был организован ещё артистами Московского Художественного театра. Условия для этого создал известный фабрикант Савва Морозов. На его средства, как известно, было построено знаменитое здание Художественного театра в Камергерском переулке, в 1912 году великолепный театр был построен и в Орехове. Станиславский, принимая первый спектакль, в котором играли рабочие, воскликнул: «Не верю!» Пришлось актёрам показать свои фабричные книжки. После революции культурная жизнь оживилась. Достаточно сказать, что в 1919 году в Орехово-Зуеве Большой театр дал 24 спектакля, в городском парке перед рабочим людом выступал Шаляпин, по 12 спектаклей дали Художественный и Малый театры и Театр Зимина…

…В организации литературного объединения в Орехово-Зуеве – его назвали «Основой» – принял участие Дмитрий Фурманов, поэтическое мастерство помогал постигать ткачам Сергей Городецкий. В разные годы гостями ЛИТО были Алексей Сурков, Александр Филатов, Николай Старшинов, Владимир Костров и другие известные писатели. Дружил с нами Анатолий Брагин.

В военную пору поэты-рабочие ушли на фронт. ЛИТО возродилось в 1953-м. Им руководил учёный-фольклорист Авраамий Алексеевич Кайев. В середине 1960-х он возложил руководство объединением на меня. За минувшие годы целый ряд студийцев стали членами Союза писателей – среди них такие известные люди, как поэт Николай Дмитриев, детский писатель Фёдор Камалов и другие.

ЛИТО «Основа» 2010 года – не школа для начинающих. Это содружество литераторов, стремящихся быть достойными нашей великой литературы, ищущих своё место в литературном процессе, помогающих росткам всего талантливого, что появляется в городе. Среди нынешних членов ЛИТО – маститый Леонид Андреев-Селижаров, ставший членом Союза писателей СССР ещё в 1974 году. Он всегда был человеком, неугодным власти, начиная с того, что «надумал родиться в тюрьме». Как ни горько, но сейчас, когда его талант набрал полную силу, поэзия стала ненужной государству. Интереснейшая книга Леонида Андреева-Селижарова «Русская Аватара» вышла в свет тиражом 250 экземпляров. Не буду говорить об узком круге профессионалов, но читательская Россия XXI века своих поэтов практически не знает.

Леонид БАХРЕВСКИЙруководитель ЛИТО «Основа»

Марина КУТЕПОВА

Плетёный сундук

Вот он, мамин сарафан с кофточкой. Кофточка яркая. А сарафан блёклый. Весь выгорев-ший на солнце. Красные и голубые полосы с цветочками. Отделка голубым кантом. Фасон замечательный. Стиль кантри. То есть стилизованный под «народный». В моих детских играх это был костюм барышни-крестьянки для изображения дочери кузнеца Акулины. Ах, как складно он сидел…

Шила его редкая мастерица – мать маминой подруги. Портниха от Бога. Вся городская «элита» обшивалась у неё. Она и маму мою шить научила. Под её руководством возникло из скромного ситца бальное платье, отделанное шёлковыми лентами, с пышными рукавами и юбкой со сборками. Как у театрального занавеса.

Платье шилось для школьного карнавала. К нему из недр старых сундуков приложились удивительные вещи: настоящий корсет со шнуровкой на спине, тонкие ажурные митенки до локтя и большой вышитый шёлком веер, деревянные пластиночки которого были покрыты тонким голубым узором, а витой шнур с кистью позволял носить веер на запястье.

Мама на том новогоднем карнавале, в год войны, исполняла роль «старой барыни на вате». Почему старой? И на вате? Мама, которая ещё и не была мамой. Красивая и стройная. Никак не подходила под это определение. Но в то время слово «барыня» в рабочей среде, наверное, так и определялось. Несколько свысока и с насмешкой. Но приз за костюм маме всё равно дали.

В моих играх в барышню-крестьянку этот наряд «старой барыни на вате» изображал платье Лизы. Все мои подружки попеременно выступали в ролях то барышни, то крестьянки, то Алексея.

Хранилось всё это богатство под кроватью в большом, плетёном из золотистой ивовой лозы сундуке – мамином приданом. С ним мама ездила в Среднюю Азию на практику в овцеводческие совхозы от Пух-Меха – Московского пушно-мехового института. На последнем курсе маму забрала тоска от голодных степей Средней Азии, и она запросилась домой. Тогда мой дедушка продал свой новый костюм и поехал за тысячи километров за дочкой и её сундуком. Потом мама со своим сундуком вышла замуж.

Теперь этот сундук обретается на даче. А в современных журналах по дизайну интерьера подобные вещи украшают гостиные. Придётся вернуть сундучок из ссылки.

Леонид АНДРЕЕВ-СЕЛИЖАРОВ

Поклон

Богородице поклон –
Святости, добру и свету!
Словно окна для икон –
Между осенью и летом.

На висках блестит слюда…
Ветер вечности и странствий,
Унеси меня туда –
В заиконное пространство.

Без породы

Я хочу воспеть
Милость, а не плеть.
Мы же – мужичьё
Неизвестно чьё.

Плачу о тебе –
Русской голытьбе:
Мир твоей избе
И печной трубе.

Русская земля –
Лён и конопля:
Со смолой их крепь
Превосходит цепь.

Славят муж с женой
Квас и хлеб ржаной.
Прав мирянский суд!
Свят крестьянский труд!

Родина Есенина

Нет, не умер наш рязанский говорок –
Сколько бед он и нашествий превозмог.
По-есенински сегодня неспроста
Изъясняются мещёрские места.

Возле Кадома – Кудыкина гора.
Возле Клёпиков – какие клевера!
И Медовый есть, и Яблочный есть Спас.
Только нету дома отчего у нас.

Как дымок костра и ветерок,
Ощущаю я рязанский говорок.
Гусь железный и Хрустальный Гусь –
Русь лесная, луговая Русь.

Сугроб детства

Под санями скрип и шорох колеи.
От берёз струятся тени, как ручьи.
Сколько неба! Сколько воли, как бело!
Сколько света и сиянья намело!

Сколько блеска, сколько солнца и зимы!
Сколько бархатной и снежной бахромы!
Растирайте снегом уши, щёки, нос –
Сколько бодрости, закованной в мороз!

Утонуть в сугробе детства не боюсь:
Скину лыжи – и по пояс провалюсь:
В ярких искрах, бултыхаясь, поплыву,
Превращаясь постепенно в синеву!

Людмила ИВАНОВА

***
Разве можно сдержать лавину,
Отобрать свободу у ветра,
Не заметить небесной сини
После ливня тёплого летом,
Не пойти на огонь рябины,
Не отведать ягоды спелой,
Никогда не сказать: «Любимый…»
И любви не поверить первой?!

Вадим ВОХНИН

Герои

Настали нынче времена,
Когда того, кто ярок в роли,
Единодушно вся страна
Венчает лаврами героя.

Того ж, кто сеял и любил,
И честен был не понарошку,
Чей образ лихо выводил
Актёр на славную дорожку,

Кто мудрость жизни постигал,
Кто мёрз, учил и строил,
Кто и взаправду погибал, –
Не возведён в герои.

Вот ведь настали времена!
Вот утвердилась норма!
Чтит лицедеев вся страна,
Важнее жизни – форма!

Клим БУЛАВКИН

За гранью

Есть свет погасшего окна,
Оставшийся в сетчатке глаза,
Есть тонкие обрывки сна,
Что забываются не сразу,
Есть дым сгоревшего костра,
Есть соль, где раньше было море,
Всегда похмелье есть с утра,
Молчанье после разговора,
На срезе дерева любого
Есть кольца прожитых им лет,
Есть каждого касанья след
И отзвук сказанного слова...

Но как и чем отозвалась
Двух душ разорванная связь?

Возвращение Орфея

Прозрачные цветы сухих
 подземных трав –
И это всё, что от мечты осталось…
Так долго он стоял, ладонь свою разжав,
А сердце, как листок сухой,
вдруг сжалось.

Ну что ж, певец ночной,
отныне будь же прям,
Прими в дар от Аида эту бледность,
Постигни, потеряв счёт и ночам, и дням,
Всех слов людских
бессмысленную бедность.

…И невозможно вниз не посмотреть,
И невозможно ничего исправить…
Найди слова, чтоб и об этом спеть,
И вновь людей румяных позабавить.

Марина БОЙЦОВА

Илье

Плюс компьютеризации

Почта теперь электронная,
Писем не шлём от руки.
Только души не растрогает
Почерк бегущей строки.
Книги на сайте разложены,
Томик не вынести в сад,
Птиц не слыхать растревоженных
С ритмом стиха невпопад…
Чипы вживляем в конечности,
Телу от них – благодать!
Только у датчиков вечности
Ангелы служат в диспетчерах,
Им невозможно солгать.

***
Май Бориса и Глеба – серебряный,
Ветерок над тамбовским селением.
Соловьиная ближняя звонница
Растревожит сирени-бессонницы.
Их возлюбленной в окна охапками
Слал с оказией юный Рахманинов.
Итальянской фрамуги затмение
До рассвета синело сиренями.
Рассыпалась роса до-диезная
С двух сердец в партитуры небесные –
Ах, сирени-свирели тамбовские
Отзывались в парижах и бостонах!
Май серебряный, спутник мой ласковый,
Принеси деревенскую ласточку,
Посади на душистую веточку –
Из любви моей первой ответчицу.
Был тот мальчик в плечах ещё узенький
И, прощаясь, кивал мне взлохмаченно.
Через год стал обручником музыки,
Через двадцать –
почти что Рахманинов,
Через тридцать – уткнутся в колени
Две озябшие ветки сирени.

Семён БУЛАТКИН

Ветеран

Напевая, правил с толком
Окна в избах ветеран:
Уходил, а песни долго
Не смолкали между рам.

А когда он, безотказный,
Перестал владеть рукой,
Стеклорез его алмазный
По селу понёс другой.

И вина ему, и хлеба
Подают на стол за труд,
Но уйдёт – и будто не был:
Песен окна не поют.

Тамара КРЮКОВА-ЛЕРМАН

***
Живу в России пореформенной,
Ещё не стих реформ набат,
И взгляд на жизнь – недооформленный,
И олигарх почти как брат.

Ищу, как встарь, я смысла высшего,
Лечусь на солнце от тоски,
А чтобы худшего не вышло бы,
Я зажимаю мысль в тиски.
Сильнее сжав виски ладонями,
Переварить стараюсь я
Небес родных глаза бездонные
И грохот грозный бытия.

Вадим БЕЛОВ

***
Торгуют тут и там в Москве –
Раздолье и свобода.
Кто голой бабой на брелке,
Кто правдой для народа.

Давай, давай нам свежий гнев
По рублику, по трёшке.
Вдруг и у нас родится лев
От нашей драной кошки.

***
Я бы нажил большое богатство,
На Рублёвке поставил свой дом,
Да привычка за счастьем гоняться
Повела меня странным путём.
Отыскал я в обломках и хламе
Отшумевших эпох и веков
Старый дом в позолоченной раме
И потрёпанный томик стихов.

***
Какой я, к чёрту, человек,
Коль не убил в себе придурка,
Который может чистый снег
Испачкать брошенным окурком.   

Статья опубликована :

№26 (6281) (2010-06-30)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5.0
Проголосовало: 1 чел.
12345
Комментарии:
06.07.2010 17:32:10 - Алексей Фёдорович Буряк пишет:

ВАДИМУ БЕЛОМУ

Понравилось ваша принципиальность.." Какой я к чёрту человек" Но в том то и разница, что ЧЕЛОВЕК всякий и разный... И ИДЕАЛЬНОГО нет и быть не может... НА ЭТО напишу: Идеал это скучно ужасно.../ Это святость, иконы, попы.../ Мне становится попросту страшно,/ Если мы все всего лишь глупы!/ Всё стремимся в словах к идеалу,/ Ну. а попросту, каждому врём!/ И бежим не к концу, а к началу,/ Там, где век свой в разврате живём!/ --- --- Алексей Буряк, Днепропетровск burur@mail.ru


__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов