(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Панорама

Спешу к любому человеку

ЕВРАЗИЙСКАЯ МУЗА

Замечательному армянскому писателю Размику ДАВОЯНУ 3 июля исполнилось 70 лет. Первое его стихотворение было опубликовано в 1957 году, первый сборник стихов вышел в свет в 1963 году. В течение последующих лет он опубликовал около 40 поэтических сборников, повесть и двухтомный роман. Последняя книга – «Дыхание и шёпот долин» издана в 2010 году на английском языке в издательстве Arc Publications, Великобритания. Лауреат Госпремии Армянской ССР 1985 г., Премии президента Армении 2003 г. Награждён высоким орденом РА Св. Месропа Маштоца.

«ЛГ» поздравляет автора с юбилеем и желает крепкого здоровья и новых творческих свершений!

Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ:
– Как и каждый настоящий поэт, Давоян является одновременно открывателем и продолжателем, учителем и учеником. За ним – глубины его родного языка, великие традиции его национальной культуры.


Вадим КОЖИНОВ:
– Размик Давоян создаёт самобытный поэтический мир, в котором органически сливаются сокровенность и монументальность, ярко выраженное личностное начало и народно-национальная стихия.

…Стихи Размика Давояна глубоко национальны не по внешним и соединённым по методу коллажа приметам; они национальны и в своём цельном духе, и в любой своей частице… Но именно потому, что поэзия Давояна обращена к самой глубине народного бытия, она естественно обретает и общечеловеческий смысл.

В Великобритании вышел на английском языке сборник стихов Размика Давояна. Его представило читателям одно из самых известных и авторитетных издательств – Arc Publications, специализирующееся именно на поэзии. Книги этого издательства, как правило, быстро раскупаются, потому что в своей деятельности оно действует по принципу – никогда не идти на компромиссы и представлять только истинное искусство. А такой поэзии в мире создаётся не очень-то и много. Об этом свидетельствует и тот факт, что серия «Видные поэты», в которой издаются произведения лучших неанглоязычных поэтов из разных стран, существует вот уже 10 лет, а в свет вышли всего 27 книг. Размик Давоян – 27-й автор в этой серии.

Разумеется, идёт тщательный и скру­пулёзный отбор стихов каждого из поэтов. Строгие требования предъявляются и к переводам. Книга обязательно рецензируется одним из видных английских поэтов – в качестве предисловия. В случае Размика Давояна это Уильям Херберт.

В сборник включены произведения поэта разных периодов – от стихотворений самой первой книги до не опубликованных ещё стихов, а также отрывки из поэмы «Реквием».

Переводы сделаны супругой поэта – Армине Тамразян. Как уже говорилось, издательство придаёт качеству перевода огромное значение – имя переводчика даже выносится на обложку. По мнению издательства, переводы Армине Тамразян в полной мере сохраняют и передают всю энергетику стихов Размика Давояна.

Из английского предисловия к сборнику

К счастью, в мире продолжает создаваться поэзия, которая может говорить от имени личности и народа, нации и рода. По иронии судьбы именно эти довлеющие трагические условия и обеспечивают историческую роль поэзии.

Давоян – сын того поколения, которое было очевидцем застоя и крушения Османской империи, и обрёл он известность в эпоху застоя и развала Советского Союза. В его произведениях рождаются травматическая память и напряжённое ожидание ещё более худшего.

Эти пертурбации приводят к политической хитрости, которую мы видим в неопубликованных и самиздатовских произведениях последнего периода советского общества – начиная от Слуцкого до Айзенберга, но одновременно порождают возврат к эпичности и приближение к Богу путём отрицания – как это мы видим в произведениях Давояна.

Но самое потрясающее в его поэзии – это то, что она проникнута одновременно ликованием и напряжённой меланхолией: испытываешь некий постоянно обновляющийся восторг, возникающий от сочетания исключительной духовной плотности и удивительной простоты поэтического изложения.

…Существует одно опасное заблуждение, которое, проявившись порой, вызывает разочарование поэтов, переводчиков и читателей. Это заблуждение, будто поэта или писателя могут понять лишь те читатели, которым и предназначено данное произведение. Те, кто пишет, переводит или с тем же интересом читает, могут оспорить утверждение, что надо всё досконально понять. Однако поэзия культур, переживших большую трагедию, всегда подвержена опасности – в том смысле, что может оказаться непонятой всеми теми, кто не ведает об этой трагичной судьбе, и в результате мы будем иметь музыку, которая может быть оценена только внутри этой определённой культуры. Стихи Размика Давояна, кажется, избежали этой судьбы, обретя доступность, преодолевающую этот барьер.

Уильям ХЕРБЕРТ

* * *
Так долго и упорно
мы молчали.
Кромешной тьме,
казалось, края нет,
И мы уже почти
не различали,
Где истина, а где
безумный бред.
Но вот громадной розой
солнце встало,
И мир обрёл звучание
и цвет.
Оно лучом искусно
залатало
Молчанья нашего
постылый след.

Перевод Марка РЫЖКОВА

* * *
Вчера печален, нынче весел,
Я, как волна,
о камень бьюсь.
Вчера стремился
в поднебесье,
Сегодня – к берегу
стремлюсь.
Спешу к любому человеку,
Смеюсь, спасаю от тоски.
Меня отводят, словно реку,
В сухие, мёртвые пески.
Меня раздаривают щедро,
Моё веселье и слова.
Я чью-то душу чище ветра
Отмою, чтоб была жива.
А если завтра боль уложит
В постель или беда
пригнёт,
Что ж, завтра кто-нибудь,
быть может,
Хоть искру смеха
мне вернёт.

Перевод Александра КУШНЕРА

* * *
Он увидел мир
сквозь кристалл слезы,
Слабый – был сильней
ветра и грозы.
Не сломал цветка.
Не согнул лозы…
Не припомню кто,
не скажу когда.
Боль земли в душе.
А душа – горда.
И земля моя – боли нет
больней, –
Позабыв свою, думала о ней.
Нёс он на плечах тяжесть
мёртвых глаз,
Лун над головой
мёртвый свет не гас.
Важен каждый шаг.
Дорог каждый час –
Половины лет жизни
в полувек
Не прожил ещё этот человек.
В горле комом – страх,
впереди – беда.
Не припомню кто,
не скажу когда.

(Отрывок из поэмы «Реквием»)

Перевод Леонида ЛАТЫНИНА

Размик Давоян. Если Господь пожелает: Роман. – Ер.: Издательство «ООО «Мунетик», 2009. – 480 с.

Писатель одарён ясновидением и должен предложить выход из окружающих человечество тупиков, размышляет в предисловии к своему роману «Если Господь пожелает» Размик Давоян. Что делать? Надо «преобразовать преобразователей мира», т.е. тех, кто стоит «у рычагов управления жизнью человечества».

Это декларативное заявление оправдывается и отрабатывается в романе. «Если Господь пожелает» – плод художественного осмысления бурных и неоднозначных событий последних времён. Умная и тонкая пародия на советское прошлое и на современность и в то же время – серьёзная и глубокая историческая эпопея. Мудрая и грустная притча, главный герой которой – Абсурд. Действующие же герои не столько живые люди, хотя написаны живо и убедительно, сколько типы, сформировавшиеся на сложном историческом пространстве. Поэтому и имена у них соответствующие: Актёр, Поэт, Партком, Главный, Рыцарь Великой перестройки, Главный Советник Рыцаря великих перемен, Первая леди империи – и т.д.

Реальность Размика Давояна абсолютно достоверна и в то же время фантасмагорична. Например, трагическая ситуация землетрясения в Спитаке прописана автором чётко и чутко, без тени иронии; а, скажем, ситуация запрета в советское время подлинного искусства обыгрывается пародийно: в театре, где играет Актёр, собираются ставить «Продовольственную программу», и труппа недоумевает – как бы адекватно воплотить пьесу со столь странным содержанием? Есть и откровенная сатира – к примеру, пассаж о лингвистических и филологических неологизмах в парламенте. «Парламентский детсад», – усмехается автор. Но усмешка Размика Давояна горькая, пронизанная тревогой за свою страну, за свой народ: «…Смерть человеческая уже не оказывала воздействие на людей, ибо не могла добавить никакого нового трагического оттенка к той воистину трагической жизни, которой жили люди». «Почему люди считают, что созданный Творцом ад страшнее, чем созданный ими…» Сложные вопросы ставятся Давояном стилистически просто, без метафорической эквилибристики, что тем более удивительно – ведь Размик Давоян больше известен читателям как поэт. Но в этой простоте – смысловая плотность, точная образность, особая атмосфера трагифарса, адекватно переданные замечательным переводчиком романа Нельсоном Алексаняном.

«Если Господь пожелает» – философское размышление и о судьбе родной Армении, и о мире вообще, о бытийных закономерностях и парадоксах человеческого существования.

Да, страна рухнула, рассуждает один из героев. Но нельзя забывать, «что разрушитель должен быть таким же, а может, даже более умелым, чем строитель. Разрушитель берёт на себя громадную ответственность, а кто у нас такой ответственный, кто являет здесь такое исключительное умение разрушителя-строителя?..».

Главное – в романе художественно верно поставлены трудные вопросы, и рано или поздно человечество найдёт на них ответы, а значит, задача писателя, как определяет её для себя Размик Давоян, выполнена.

Анастасия ЕРМАКОВА

Статья опубликована :

№27 (6282) (2010-07-07)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4.7
Проголосовало: 3 чел.
12345
Комментарии:

__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов