(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Новейшая история

Нелегальные имитаторы

ПОВОРОТ

Простые мысли в связи с памятным шпионским скандалом

Анатолий КУРЧАТКИН

«Русская шпионка» Анна Чапман (Кущенко) тайно ищет покупателя для истории своей жизни, надеясь выручить за неё 250 тысяч долларов. По данным New York Post, одним из условий сделки является перевод средств на счёт её друга в швейцарском банке. Так она надеется обойти правила США и России, которые запрещают ей получать прибыть от «шпионской истории».

Чапман также было предложено сняться для «Плейбоя». А ещё она рассчитывает, что ей будут перечислены деньги за фильм, который в скором времени будет снят в США.

В недавно законченном и ещё не опубликованном романе «Полёт шмеля» у меня есть герой, прообразом которого послужил человек, с которым мы вместе в далёкие теперь уже 60-е годы минувшего века тянули лямку срочной армейской службы.

Только в отличие от меня, нормальным образом призванного в свой срок в соответствии с Законом о прохождении воинской службы отдать священный долг отечеству, он надел на себя погоны по доброй воле, поступив в военное училище и собираясь стать офицером. Однако уже на старших курсах училища с ним приключилась неприятная история: какая-то драка в гражданской одежде, протокол в милиции, – он был отчислен из училища и отправлен служить в ту самую срочную армейскую часть, где наши жизни и пересеклись. Он мог не служить срочной, демобилизоваться сразу после отчисления из училища, за срочную службу ему засчитали бы три начальных курса, что он провёл в казарме, однако увольнение в запас гарантированно закрывало ему возможность восстановления в своём училище, в то время как полностью оттянутая лямка срочной так же гарантированно давала ему на это восстановление право, а он непременно хотел в нём восстановиться.

Не помню точно, но это было одно из двух училищ: Высшая школа КГБ или Институт военных переводчиков. Что, конечно, не одно и то же, но, по закону сообщающихся сосудов, наполненное одним содержимым. Так просто, с аттестатом зрелости наперевес, пусть даже с прикреплённой к нему золотой медалью, не попасть ни туда, ни туда. Только по неким тайным рекомендациям, по специальным каналам, вход в которые замаскирован с таким тщанием – стой рядом, а не увидишь. И вот мой сослуживец, несмотря на то что перспектива дневать и ночевать в солдатской казарме три долгих года его ужасала (тогда положено было служить срочную столько), до того страстно желал вновь оказаться в стенах учебного заведения, из которого вылетел, что готов был остановить свою жизнь на три года, отбыть их стиснув зубы, чтобы после забыть, как скверный сон.

И вот почему он это делал. Ради чего. Ради светлой и упоительной будущей жизни, которая предполагалась всё же много дольше этих трёх солдатских лет. Он намеревался стать разведчиком, как открылся он мне однажды в минуту некой искренности. «Это ведь теперь не то что раньше – в штаб врага и фотографируй документы под покровом ночи, – сказал он. – Теперь всё по-другому, даже под своими именами люди работают, ездят по всему миру, видят страны, вещи отовсюду привозят, отец моего друга вон какой только техники в дом не натащил». «А почему ты уверен, что непременно станешь разведчиком?» – спросил я, естественным, казалось бы, образом усомнившись в его планах. Сомнение моё, однако, оказалось наивным. Место разведчика (да, вот именно так, «место разведчика», было отвечено мне) моего соседа по казарме уже ждало. Его отец, полковник Генерального штаба, обеспечивший ему поступление в то самое в высшей степени закрытое училище, уже подготовил ему и место в соответствующем управлении и соответствующем отделе.

Не знаю дальнейшей судьбы своего армейского сослуживца, как сложилась его жизнь, удалось ли ему осуществить свои планы. Но думаю, что если он не оступился по случайности вновь, всё у него получилось, как было замыслено. Ездил по заграницам, заводил интересные знакомства, что с его знанием иностранных языков, полученным в одном из трёх высших учебных заведений СССР, где только и можно было по-настоящему выучить язык (МГИМО, Высшая школа КГБ, Институт военных переводчиков), не было проблемой, обогащался впечатлениями, попутно натаскивая в московский дом всякие отсутствующие в советском отечестве удобства и украшения быта.

Что у меня за основания так полагать? В принципе всего лишь другие личные жизненные наблюдения и впечатления, не более того. Однако же весьма показательные. То жизнь сведёт со светским гулякой, любителем женщин и выпивки; напившись, он умудрится обронить красные корочки, которые окажутся служебным пропуском в одно из зданий на Лубянке, – генеральский, как выяснится, сын, был в ЮАР, засветился, теперь вот ждёт нового назначения. Потом придётся хоронить родственника-пограничника, а погранвойска – одно из управлений всё той же системы. В организации похорон помогает специально существующее в системе образование, некий неизвестно как называющийся отдел; и вот один из товарищей, с которыми имеешь дело, с донельзя помятым с утра лицом, видимо, невероятно угнетённый тем, чем приходится заниматься, принимается односложно и сбивчиво, но недвусмысленно исповедоваться тебе, что находится здесь, типа, в ссылке, надо отсидеть ещё немного, и его вернут к прежней разведывательной деятельности, где он уже принёс отечеству неизмеримую пользу и принесёт ещё.

Особенно же запомнилась одна встреча (если это можно назвать встречей) в аэропорту Шеннона. Наша небольшая писательская делегация летала в Америку, в Шенноне, как положено перед Атлантикой, – остановка, дозаправка самолёта, всех высадили, и вот когда мы сидели там в зале, ожидая готовности самолёта, случайно пришлось стать свидетелем разговора между двумя мужчинами, так же убивавшими время в ожидании самолёта на соседней скамейке.

Один был средних лет, сама импозантность, само достоинство, само уважение, второй – достаточно молодой, лет двадцати пяти, двадцати шести. И боже, что было с молодым! С каким завистливым восторгом, самоумалением, переживанием своей никчёмности смотрел он в рот старшему спутнику, слушая его! А старший, не обращая внимания на окружающий мир, на то, что кто-то ещё может слышать, с рассеянно-самоупоённым видом делился с младшим своими достижениями в деле освоения западного мира. У меня личный счёт в том банке, в этом, никто не контролирует, кроме меня, из этого бюджета берём, перегоняем туда, даём отлежаться, перебрасываем сюда, по документам всё чисто, никакой комар носа не подточит, я тебя научу, только слушай меня…

Вот такая примерно была речь этого лощёного господина, всем своим внешним обликом напоминавшего человека Запада. Год был – начало 1992-го, посткоммунистическая Россия лишь начинала складываться, вернее, лишь собиралась складываться, мы ещё были СССР, и эти двое, летевшие рейсом «Аэрофлота», тоже были ещё советскими. Утверждать на все сто процентов, что они принадлежали к той системе, я не могу. Они об этом не объявляли, из монолога «старшего» сделать такой однозначный вывод тоже было невозможно, но сам стиль поведения, высокомерная пренебрежительность осанки, взгляда! Ни советские мидовцы, ни «торговые представители» подобными характерными чертами не отличались. А уж вот то, что эти ребята не были какими-нибудь вольными коммерсантами, – голову на отсечение. Разговор их недвусмысленно свидетельствовал, что они «бюджетники», принадлежность к этой «бюджетности» наполняла их силой и гордостью – всё это так и читалось в интонациях их трёпа.

Вот что вспомнилось мне в связи с разразившимся в Америке русским шпионским скандалом. Который, видимо, рано или поздно, вот именно в таком, фарсовом виде и должен был произойти. Конечно, не сомневаюсь, у России есть настоящие агенты-профи, под дипломатическим прикрытием или нелегалы, но большинство, думается, составляют такие вот жадные потребители западного образа жизни, для которых служба отечеству – совсем не главное их занятие. Отечественная элита, имевшая возможность познакомиться с западной жизнью ещё в советские времена, оказалась массово наркотизирована ею. За дозу западной жизни она сделалась способна на всё. Только если в прежние, советские времена потреблять этот наркотик можно было лишь товарами, так сказать, везти телушку в родное отечество через океан и пограничные заставы, то теперь телушкой можно пользоваться на месте. В Париже, Лондоне, Мадриде, Нью-Йорке…

И почему элита разведывательная должна тут как-то отличаться от прочей? Ведь она плоть от плоти элиты вообще – управленческой, хозяйственной, военной. Устроить в разведку детей и пустить их в широкое плавание по западному миру – это значит устроить их жизнь. Как же не позаботиться о детях? А эти дети между тем желают лишь потреблять наркотик, и ничего больше. Они, как правило, ничего и не умеют другого, кроме как потреблять. А всё остальное, в том числе и свою служебную деятельность, они имитируют. Как имитируют её в тысячах и тысячах отечественных госучреждений другие дети, пониже по своему статусу, но тоже элитные. Разве мы их не знаем?

Возникает ощущение, что вся Россия сейчас – это одна имитация. Имитируется демократия. Имитируется свобода прессы. Имитируется свобода судов. Имитируется предпринимательская деятельность.

А имитация разведывательной работы по сути – лишь частность. Не более того.

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№30 (6285) (2010-07-28)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,2
Проголосовало: 13 чел.
12345
Комментарии:
31.07.2010 20:24:13 - ВЛАДИМИР ЮРЬЕВИЧ КОНСТАНТИНОВ пишет:

ГНИЕНИЕ

Всё, что написал Курчаткин - правда. У меня у самого был такой родственник-арабист. Учился в ИВП, потом Египет, Сирия, Марокко, Алжир, и бог знает, что ещё. Точно такой же, как описанный в статье самодовольный тип. Этот человек и его жена (моя сестра) были первыми, от кого я услыхал в семидесятых - "Союз - огромная помойка, тут одни нищие, но, слава аллаху, им этого не понять". Ни один диссидент не навредил так стране, как эти, возомнившие себя (ещё тогда!) "барами" и "высшим обществом" негодяи. В ненависти к "этой стране" с ними не не смог бы тягаться ни один отказник-диссер! К восьмидесятым "центровые" стали действительными хозяевами жизни. Вся партийная верхушка, весь бомонд были просто наводнены ими. Оставалось только ткнуть пальцем хилую конструкцию "аппарата" и... Что и произошло. При ещё правящем Андропове я с удивлением узнал, что многие "детки" были отправлены в США, "Поучиться" в различных универах. В рамках... не знаю чего-то там. И это в момент "обострения международной обстановки"? "Империя зла", КАЛ-007, "Першинги", "СС-20" и т.д. и т.п. Не могу избавиться от подозрения, что существовал некий "план". Интересно - какова в нём была роль Юрия Владимировича? "Пульс жизни российской" автор не терял, тут я с Иванов Ильичом не могу согласиться. Эта публика сегодня и есть - истинный пульс, истинные хозяева РФ. Себя они не афишируют. "Форбс" про них не пишет. Но если раньше они были просто потребителями у корыта советской власти, то теперь... Интересно - кем они считают себя теперь. А вот их детки (детки деток) - те повторяют пути отцов. Имитируют. Гниение продолжается?

28.07.2010 17:51:35 - Иван Ильич Егоров пишет:



В конце материала автор потерял пульс российской жизни безвозвратно. Надо определиться о ком идет речь. Речь идет о небольшой прослойке людей, а большая часть России вы-жи-ва-ет! Новоявленные хозяева в большинстве своем веревки вьют из наемных работников!

28.07.2010 17:44:19 - Иван Ильич Егоров пишет:

Разве?




Анатолий КУРЧАТКИН


Выпуски:
(за этот год)