(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Совместный проект ЛАД

Мы начинаемся с молитвы…

ПОЭЗИЯ                                                                                                                                                                                          

Михась БАШЛАКОВ

***
Тропинка прервётся – пойду
 к раздорожью,
Туда принесут эту ягоду божью.
Является взору,
как праздник великий,
Девчушка с душистым
 ведром голубики.

Те ягоды пахнут простором и лесом,
Далёким моим босоногим Полесьем.
Сентябрь…
Журавлей улетающих крики…
Девчушка с душистым
 ведром голубики.

Там стёжки мои заросли
трын-травою,
Там крыш не видать
 за густой лебедою.
Бегут по воде поржавелые блики…
Девчушка с душистым
 ведром голубики.

Стою, зачарован…
Не сдвинуться с места –
Такой представлялась
 когда-то невеста.
Моя светловласка с лицом луноликим,
Девчушка с душистым
 ведром голубики.

***
Куда я? В общем, никуда,
Всё шрамы да отметины.
Летят, летят мои года,
Снегами переметены.

Любовный пыл давно утих,
Года скрипят, но катятся.
Так почему от слов твоих
Печаль такая на сердце?

Закат не сделался темней,
Цветы в окне за шторами.
Но почему нам всё трудней
Мириться между ссорами?..

Неужто в прошлое ушло
Всё то, о чём мечтается?
И парус белый, как крыло,
Качается, качается…

***
С листопадами,
с листопадами
Всё черней и черней закат.
И в студёный колодец падая,
Тихо жёлуди вниз летят.

«Всё проходит…» –
твердит Писание, –
Ничего не вернуть назад.
Упреждая дороги санные,
Тихо жёлуди вниз летят.
Что же сердце так бьётся истово
И слезинка морщинит взгляд?
Из земли выбивая истину,
Тихо жёлуди вниз летят.

Воротишься к колодцу старому,
Продерёшься сквозь мокрый сад,
И опять у забора самого
Тихо жёлуди вниз летят.

В рай мой путь,
догрешусь до ада я –
Будет всё, как века назад.
И в студёный колодец падая,
Тихо жёлуди вниз летят.

***
Сыну Андрею

Повечерело. Дымкой затянуло.
Скорей бы поезд мой на Терюху.
А жизнь,
как скорый поезд, промелькнула…
Когда и как? Поверить не могу.

Что я успел на этом свете белом?
Стихов с десяток, может,
 написал?..
Ну что же рано так повечерело?
Болит душа… И просится слеза.

Я загрустил по нашей деревеньке,
Я так давно там не был,
так давно…
Хочу услышать,
как поют ступеньки
И постучать тихонечко в окно.

Я помню детство, запахи ночные,
И над кострищем – бульбы котелок.
Хоть мир – иной, и мы теперь – иные,
Без этого я нынче занемог.

И хоть никто мне там не скажет
«Здрасьте…»,
И старый дом рассыпался в труху,
Но я всё жду,
что вновь гудок раздастся
И поезд мой помчит на Терюху.

Час вечерний

Кружится над шляхом
Жёлтый лист осенний,
День мой догорает
И в душе – излом.
Это час вечерний,
Это час вечерний
Покрывает долы
Сумрачным крылом.

В сумерках листаю
Светлые страницы:
Месяц серебрится
Над беспечным сном…
Месяц серебрится,
Месяц серебрится,
Юность бесшабашно
Скачет за селом.
Там, за синим Сожем,
Росные рассветы,
Юные порывы,
Нежные слова…
А в оконце гляну –
Моя юность, где ты?
Кружится над шляхом,
Падает листва…

И когда минули
(Нынче небо в черни)
Самые счастливые
Дни моей весны?
Как же так? За окнами
Только мрак вечерний
И совсем не снятся мне
Золотые сны…

Перевёл  Анатолий АВРУТИН

Андрей МАЗЬКО

Родился в 1955 году на Брест­чине. Учился в школе-интернате. Окончил Белорусский институт механизации сельского хозяйства и Академию управления при Администрации Президента Республики Беларусь. Автор книг стихов «Живой колодец» и «Дни и ночи мои».

***
Мы начинаемся с молитвы.
Она у каждого своя.
Нет, не с победы и не с битвы,
Мы начинаемся с молитвы –
Молитвой держится земля.

Найдёт, кто крепок духом, силы –
Надежду, Веру и Любовь.
За край родной, за край свой милый,
Найдёт, кто крепок духом, силы,
Стеною встанет вновь и вновь.

Мы жизнь с молитвы начинаем –
И боль, и гнев пройдут вот-вот,
Взойдёт заря над отчим краем.
Мы жизнь с молитвы начинаем,
И радость нас не обойдёт.

Бульба

Солнышко устало – скоро осень,
Всё тепло и золото – в зерне.
Скоро осень и работ – по оси,
Пот не просыхает на спине.

Час горячий – холод спозаранку
Подгоняет, прогоняет сон.
Облаков потёртые портянки
Треплет ветер, как недавно лён.
Людно в поле, сиротливо в доме –
Срок работ осенних и хлопот.
Мама в поле снова спину ломит –
Мать поклоны бульбе низко бьёт.

Никого и слушать не желает:
– Как?! Комбайном?..  Ну, сынок, загнул,
Лучше я руками покопаю,
Да и ты бы спинку-то нагнул…

Мелкая, комбайн в земле оставит,
Вон подмокла, не видать рядов…
Мне погоду Бог ещё наладит,
Уберу до первых холодов.  

Уберу, не столько убирала,
Годы гнут, но в поле не засну…
И, вздохнув, неторопливо встала,
Заступила ловко в борозду.

И землицу так перебирает,
Как страницы самых светлых книг –
Пальцы угловатые мелькают,
Ловкостью чаруют каждый миг.

И в лукошки будто солнце льётся,
Чтоб всех нас согреть  своим теплом.
Бульба есть – и человек смеётся,
И приходит с нею радость в дом.

Сколько нам ни жить
под этим небом,
Сколько ни топтать под ним дорог,
Бульба нам – не только
 «сало с хлебом»,
Бульба – это наш селянский Бог.

Встреча на свадьбе

Смех её, такой искристый, –
Ну куда мне деться?
Те же очи, взгляд лучистый,
Да остыло сердце.

Что там было? – вспоминаю.
Ты же – всё забыла,
Выпью чарочку до дна я,
Чтоб жена любила.

Выпью чарочку неспешно
И налью другую.
Мне не горько, мне утешно,
Что жену целую.

Прощальное
  
 Врачу Виктору Кулешову

Плачет небо, и душа от боли.
Воск слезою капает на пол.
Дорогой мой друг, отныне боле
Ты не сядешь за накрытый стол.

Не споёшь уже весёлой песни,
Не поднимешь чарку, не допьёшь,
И людские немочи-болезни
Доброю рукой не отведёшь…

Стынет сердце: только 38!..
Время наше – как по ветру дым.
А тебя приговорила осень
Навсегда остаться молодым.
Рок, судьба ли, мы тому виною,
Не вернуть, хоть падай в крике ниц,
Рук твоих для всех тепло живое,
Доброту твоих очей-криниц…

Надежда

Покрываются дороги
Дымом серым, снегом белым.
В кровь избиты наши ноги,
Но идём за сердцем смелым.

Нет, не ищем мы покоя,
Не до отдыха, ребята, –
Под зелёною сосною
Хоронить нас рановато.

Есть и силы, есть и воля,
И горит звезда надежды.
День придёт – и счастье-доля
Улыбнётся всем нам нежно.

Расцветёт, с коленей встанет
Край родной с восходом века.
Оправдает каждый званье
Белоруса, Человека…

Перевод   Валерия ГРИШКОВЦА

Тамара КРАСНОВА-ГУСАЧЕНКО

И весь ответ...                                                                                                                        

И как мне жить без вас
на белом свете,
Мой мудрый дед, отец мой дорогой?
Рыдания утихнут... На рассвете
Одной мотать
проблем клубок тугой.
Ни словарей, ни чудо-интернета,
Ни телепознавательных программ
И даже ни одной вовек газеты
Мой дедушка не брал и не читал.
Откуда знал про всё он?
Вот же чудо!
Любую травку... Часто говорил:
«Запоминай, когда меня не будет,
Всё вспомнишь: что, и чем,
 и как лечил.
Вот зверобой,
он помощь даст всему,
По ложечке, а это – чистотел.
Очистит тело, печень, рви в суму
На день Петров все травки,
час приспел.
Суши в тенёчке листья, корешки,
Вот – девясил –
 бесценен от простуд...»
Забыл сказать – лекарства для души
В каком лесу, каких лугах растут.
От боли, что размалывает жизнь,
Мой деда милый, травку подскажи!
Засохший лист в Писании лежит –
И весь ответ – спасение души.

Дорога к маме

Ты ждёшь меня, мама, я знаю,
И – снова к тебе уезжаю.
Дорога вся – яма на яме,
Раз тысячу пройдена нами.
Все наши с тобой расставанья
Омыты твоими слезами.
А я говорю на прощанье:
– Мы скоро вернёмся, мама!
И дней через десять вернусь я,
Ну что тут – из Беларуси
До Брянска? Стоим под Лиозно,
Таможня, приедем поздно...
Ты ждёшь у окна, ты слышишь,
Как где-то скребутся мыши,
Как падает лист с осины,
Тревога – невыносима.
Но ждать ты не уставала...
А мы всё в пути долгожданном,
Сквозь снег, и дожди, и туманы,
Пока ты жива была, мама.

Деревня Щепятино

Среди полей и трав высоких
Я отыскала дом родной,
Стояла выше крыш осока
И лопухи – глухой стеной.
Там все дома стояли целы,
Но там – такая тишина.
Лишь окна синие горели
Упрёком... В чём моя вина?
Но я запричитала воем,
И плач мой рвался высоко,
И стыло небо, как чужое,
И облака, как молоко,
Как гор вершины снеговые,
Сегодня, завтра и вчера...
И были там лишь вы живые:
Ты, проводник наш, и сестра.
А я пропала вместе с домом,
Давным-давно уж неживым.
И только голос мамы: «Тома!
Вернись!» – таким был молодым.

***
Не надо лгать. И так всё ясно.
Вся жизнь – мгновение! Она
Так коротка, и так прекрасна,
И как же всё-таки – длинна...
Не выбирали переправы
И потеряли всех своих.
Зачем судить – неправых, правых?
Храни дыханья жизни миг.
Стихи выстраивать по росту?
Гоните это дело прочь!
Всё в мире гениально просто:
Ночь, утро, день...
И снова – ночь.

Статья опубликована :

№38 (6292) (2010-09-29)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
old.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru