(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Многоязыкая лира России

Есть ли дно у того родника

ПОЭЗИЯ КАЛМЫКИИ                                                                                                                                                     

Виктор ПАПУЕВ
(р. 1950)

Элегия
Карминно-красная луна,
своим величием полна,
всплывала из-за той скалы,
что брошена рукой аллы
далёко в море. И с тех пор,
судьбы восприняв приговор,
всегда печальна и одна,
лишь моря вечного волна,
плеща солёною водой,
тревожит вековой покой.
Закрылись тучей гребни скал,
цикады смолкли – хор устал,
и южных птиц затихли трели,
темнеют травы, сосны, ели.
Луна всё выше поднималась,
в воде морской переливалась,
вот мягким светом весь залит
окрестный бор, холмы, гранит.
Вдруг налетевший свежий бриз,
качнув громадный кипарис,
вмиг разогнал все тучи с гор,
и я, туда направив взор,
увидел на скале седой
руины башни боевой.
А вод пучина, всё вздыхая,
на берег тихий вал бросая,
всё в чём-то землю упрекала,
но сонная земля молчала.

Алексей СКАКУНОВ
(р. 1941)                                                                                                                                

***
Я не курю, но мне приятен дым
Сжигаемой тобою сигареты.
Он так идёт к твоим вискам седым,
К глазам твоим, где остаётся лето.
Ты куришь, куришь и опять молчишь –
Из уст твоих не вытянуть и слова!
Ты этим, знаю, больше говоришь,
Без хитрости, без лоска, без уловок.
В твоей улыбке – искренняя грусть,
Святая безысходность и усталость,
Попытка в бесконечность растянуть
Те полчаса, что нам с тобой остались.
Я не курю, но так волнует дым
Терзаемой тобою сигареты.
Он так идёт к твоим вискам седым,
К глазам твоим, где остывает лето.
Всё сказано и выпито до дна –
Ах, как горчит любви напиток сладкий!
Я, знаю, должен...
Как и ты должна...
А диктор приглашает на посадку...

Поле бессмертия
На этом кочковатом поле
С войны не суетился плуг.
Здесь каждое священной болью
Пронизывает сердце вдруг.
Постой безмолвно и послушай,
Что шепчет этот клок земли.
Здесь павшие в сраженье души
Цветами ярко расцвели.
Вон колокольчики степные
Струят по ветру синий звон,
Под гусеницы там стальные
Лёг в сорок третьем батальон.
Отвлёк от главного удара,
Сковал немало вражьих сил
И юною, и кровью старой
Степь очень щедро окропил.
Прервались жизни в страшной драке,
Их прах навечно в землю врос!
Как гордо полыхают маки
Средь ковылей седых волос...
Ты голову склони, послушай
Неумолчную скорбь земли –
В степном цветенье павших души
Покой бессмертья обрели.

Егор БУДЖАЛОВ
(1929–2009)                                                                                                                              

Мама
Есть ли дно у того родника,
Где любовь ты черпаешь, мама?
Ты ответь мне, когда и как
Расплачусь за неё, мама!

Понял я, почему иногда
Не хотела ты, мама, хлеба
В дни, когда над нами нужда
Нависала, как чёрное небо.

И светились глаза одни
На лице твоём исхудалом...
Мама, мама!
А я в те дни
Несмышлёным был мальчуганом...

Есть ли дно у того родника,
Где любовь ты черпаешь, мама?
Ты ответь мне, когда и как
Расплачусь за неё, мама!

Лишь однажды, когда я сказал,
Что окончил с медалью школу,
Исстрадавшиеся глаза
Засветились огнём весёлым.

И сказала ты: Всё отдай,
Что с рожденья дала тебе я,
За народ, за родимый край,
Даже жизни самой не жалея!

Есть ли дно у того родника,
Где любовь ты черпаешь, мама?
Ты ответь мне, когда и как
Расплачусь за неё, мама!

Я в Канске жил...                                                                                                              Золотая обитель Будды Шакъямуни в Элисте;  ИТАР-ТАСС
Я в Канске жил,
Я неспокойно рос –
С такой, как сам я, мелюзгою рядом,
Грузил в сорокаградусный мороз
Тяжёлые подушки для снарядов.

Нас было много в злую ту войну
Голодных, голых и вихроволосых,
Похожих на бездомную шпану,
Которая ночует под откосом.

Сжав крепко зубы,
Силясь горячо,
Старались мы, ослабшие до стона,
Побольше взять на детское плечо
И погрузить огромные вагоны.

Война – всегда
Всеобщая беда,
Великое народное страданье,
Ты научила сильным быть тогда
И жить порой одним вторым дыханьем!

Я не боялся плеч перегрузить –
И от такой неимоверной муки
Я не удался ростом, может быть,
И может быть, длинней,
Чем надо, руки.

Я песни пел –
Они срывались в крик
И до сих пор летят
 над страшным веком...
Я в Канске жил, трагедию постиг –
И стал я называться Человеком!

Перевод Анатолия АКВИЛЕВА

Статья опубликована :

№40 (6294) (2010-10-13)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4.0
Проголосовало: 2 чел.
12345
Комментарии:
17.10.2010 22:24:25 - Алексей Викторович Зырянов пишет:

Егор Буджалов!

Про маму очень трогательно и с чувством. Понравилось.


__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов