(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Общество

У нас отняли идею

ПОЛЕМИКА «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР – МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?»

Либеральная идея личного успеха – это тоже идея. Но – короткого дыхания

PHOTASВопрос о том, каким образом использовать особенности национального характера в процессе модернизации нашей страны, не нов, но от этого его острота не убавилась. Об этом были статья писателя Андрея Столярова «Комплекс духовности» и реплика телеведущего передачи «Кто мы?» Феликса Разумовского «От мифа к мифу» («ЛГ», № 20), а также эссе писателя Татьяны Набатниковой «Спасёт ли нас «общее дело»?» и реплика журналиста Валерии Олюниной «Код русскости» («ЛГ», № 23), мнение поэта и публициста Марины Кудимовой «Русский Робинзон ждёт русскую Пятницу» и реплика читателя «ЛГ» Валерия Скрипко «Народ оказался не тот» («ЛГ», № 25), статья профессора Александра Казина «Умом «русскую идею» не понять» («ЛГ», № 29), эссе публициста Дмитрия Калюжного «Комплекс бездушия» и мнение нашей читательницы Марины Ворониной «В амбициозной слепоте» («ЛГ», № 34). Сегодня мы продолжаем разговор.

ДЕНЬГИ ЖГУТ КАРМАН
Мы, русские, привычно гордимся своей духовностью. В том смысле, что мы никогда не поклонимся золотому тельцу. Запад-де (и примкнувшие к нему либералы) – поклонятся, уже поклонились, а мы – ни за что.

Духовность в этом смысле (непоклонения золотому тельцу) – в самом деле у нас есть. Русский человек, как бы ни гнался за деньгами и земными благами, всё-таки отказывается связывать с ними своё человеческое достоинство. Свою самооценку. А вот западный человек связывает. И даже сам этого не замечает.

Я много работала среди западноевропейцев и свидетельствую: там тебя уважают и оценивают в соответствии с твоим материальным уровнем. По-детски комично это проявляется у американцев, но есть у всех – и у католиков, и у протестантов, и у немцев, и у итальянцев. Одна немка мне в простоте рассказала, как немцы знакомятся, например, в отпуске. Первым делом стараются выведать, где человек живёт и какая у него работа. Если живёт в собственном доме – имеет смысл продолжить знакомство, а если ещё и работает в приличном месте или даже имеет свой бизнес – тогда без вопросов: человек стóящий, хорошо бы с ним подружиться. А если живёт в квартире и работает в замухрыжном месте – на что нам такие друзья?

Вдумайтесь: человек, живущий в доме и живущий в квартире, – это радикально разные люди. Для нас такой подход к делу всё-таки остаётся в сфере курьёза и никогда – руководством к действию.

Мы ценим человека за его человеческие качества, а не за экономический и социальный статус. Мы и дружим больше по душе, а не корыстно. Отсюда странные дружбы людей с совершенно разным социальным статусом. Один из богатейших обитателей нашего посёлка дружил с опустившимся пьянчужкой. Не знаю, что их связало: может, они друзья детства. Дружили бы и поныне, но пьянчужка отбыл в лучший из миров. Европеец же дружить не умеет: вместо этого он создаёт неформальные сообщества, вступает в социальные сети. В этом бескорыстие русского человека, его устремлённость «вверх от экономической почвы».

Любопытно, что не только простые обыватели, но и русские предприниматели не поклоняются золотому тельцу. Заработок денег в глубине души большинство из них воспринимает как что-то греховное, как какой-то греховный эпизод в своей жизни. Вроде пьяного загула в молодости: человек делает это, но одновременно как бы и ощущает, что это не он, не настоящий он, что потом он всё это бросит и вернётся к правильной жизни. А правильная жизнь – это жизнь скромная и трудовая. Хорошо это сформулировал Николай Бердяев в статье «О святости и честности»: «Европейский буржуа наживается и обогащается с сознанием своего большого совершенства и превосходства, с верой в свои буржуазные добродетели. Русский буржуа, даже наживаясь и обогащаясь, всегда чувствует себя немного грешником и немного презирает буржуазные добродетели».

В другом месте Бердяев замечает, что в глубине души русский буржуа мечтает бросить свою деловую деятельность и «уйти в монастырь». Это очень верно! Я знаю множество предпринимателей, мечтающих когда-нибудь бросить эту возню и наконец воспарить: т.е. заняться чем-то неопределённо-прекрасным, не связанным не только с наживой, а и вообще с какой бы то ни было жизненной плотью.

Ну а уж если бизнесмены имеют такое отношение к делу, то что говорить о простом русском человеке. Он не привязан к деньгам, он их как-то не держит за что-то по-настоящему важное. Есть они – тратит, гуляет. Нет – лапу сосёт. У него нет субординации материальных задач: сначала это, потом то. Это как-то скучно: нешто мы немцы? Недаром на зарубежных курортах русские, причём не особо богатые русские, тратят гораздо шире, чем те же немцы. Наша тётенька может жить в панельной «однушке», отроду не знавшей ремонта, но при этом покупать какую-нибудь немыслимую меховую ротонду и завтракать (sic!) в ресторане. Это весело и прикольно, а ремонт – что? Нудьга сплошная.

Русским свойственно выбрасывать деньги (мой свёкор это чувство определял так: жгут карман). Мне кажется, это неосознанное стремление поскорее избавиться от денег как от греха и дьявольского наваждения.

В своей компании я часто провожу занятия по личностному росту для частных продавцов наших товаров. И что интересно, эти люди, занятые вроде бы зарабатыванием денег, сплошь да рядом видят (неосознанно) в деньгах и заработке что-то грязное и низкое. Это неосознанное ощущение приходится вытаскивать из душевной глубины, чтобы осознать и осознанно с ним работать. На поверхности-то сознания все они, в соответствии с современным трендом, хотят успеха, стать миллионером и всякое такое. А внутри – денег не хотят и боятся. Для меня самой это было определённым открытием…

А «БЫТОВУХА» МСТИТ
Хорошо это или плохо? Как и всё остальное в жизни – хорошо и плохо одновременно. Западный человек приземлён и укоренён в практической действительности. Он её любит, заботится о ней, стремится сделать как можно красивее, удобнее, функциональнее. Его интересы – по русской мерке – мелки и убоги. Он – известное дело! – мещанин. И интересы у него мещанские. А потому ему НЕбезразлично, живёт он в грязи или улицы подметаются, он способен навести порядок в доме, в подъезде, наладить переработку мусора с предварительной его, мусора, сортировкой. А у нас легче забросить что-нибудь в космос, чем наладить сортировку мусора. Для нас западная чистота и благоустроенность – это чудо чудное, диво дивное, на которое можно только взирать в почтительном изумлении.

Я живу в историческом подмосковном посёлке, аттестуемом путеводителями как «жемчужина Подмосковья». Ну и загадили же эту жемчужину! Купальщики на пляже, участники прогулок и пикников на обочине эти самые обочины покрыли плотным слоем мусора. Всё это слишком известно, жёвано-пережёвано, но до сих пор далеко не все понимают, что наша бытовая дикость и распущенность – обратная сторона нашей же духовности.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что наша интеллигенция по свинству иной раз даёт фору простому народу.
Помнится, в 80-х годах я бывала в одной очень интеллигентной семье на Юго-Западе Москвы. Необычайно образованные люди, кандидаты наук – но в каком же застарелом свинстве они жили! Врезалось в память: на книжном стеллаже в коридоре стоят густо облепленные засохшей рыжей глиной осенние туфли. На дворе март, значит, стоят с осени. Хозяевам просто не до того, они живут насыщенной духовной жизнью.

Ещё зарисовка с натуры. Уже наши дни. Я оказалась в одной квартире на Ленинском проспекте. Там живёт с семьёй и там же принимает больных женщина, врач-гомеопат. В её рабочем кабинете так-сяк прибрано, иконы висят в духе времени. Я попросилась в туалет. Проходишь всего несколько шагов по коридору – и окунаешься в доевроремонтные времена: засаленные обои, обгрызенная какая-то дверь. Я не удержалась и зыркнула на кухню. В раковине, грозя развалиться, высилась пирамида грязных тарелок. В одной из комнат по пути моего следования сидела девушка лет шестнадцати и слушала музыку. Классическую.

И не надо про «нет денег»: визит к гомеопату недёшев, и недостатка в пациентах нет. Нет не денег – нет сознания важности и ценности этой стороны жизни.

В одном из недавних номеров «ЛГ» заметка: учительница словесности упрекает другую в излишней привязанности к быту: та ей два часа рассказывала о своём ремонте. Очень русский упрёк.

Когда-то в Цюрихе, в музее, я увидела наивную средневековую картину, изображающую Успение Богородицы. Так вот там рядом с одром стоят тщательно прорисованные домашние тапочки. Такая вот бытовая деталь. Должны же быть у человека тапочки – вдруг встать надо, а пол холодный. В этих тапочках – весь западный человек с его бережным, трепетным, прямо-таки религиозным отношением к бытовым подробностям жизни. С глубоким уважением к этим подробностям.

Русский человек на многое смотрит как на досадные мелочи, которые только отвлекают от какой-то возвышенной мечты. Отсюда органическая неспособность следовать инструкциям, прописям, регламентам («А, неважно!»). К чему это ведёт – каждый в принципе знает. Как минимум – к технологической разболтанности на производстве, а как максимум – к технологическим авариям и катастрофам.

Русский человек выше мелочей, выше «бытовухи», выше мелочных бытовых забот. И «бытовуха» ему мстит…

Быть мошенником или честным?

И добро бы только физической грязью зарастали – точно так же зарастают грязью духовной, моральной. Бердяев в той же статье проницательно пишет: «Русскому человеку часто представляется, что если нельзя быть святым и подняться до сверхчеловеческой высоты, то не так уж и важно, быть ли мошенником или честным».

Именно так оно и есть! Русский человек не уважает деньги, не уважает практику жизни, не уважает с позиций чего-то вроде как высшего. А это вовсе не умилительное, а, напротив, крайне опасное его свойство. Здесь заложено зерно «кидалова», которым пронизана наша, с позволения сказать, деловая жизнь. Выполнять какие-то там мелочные пустяковые обязательства представляется ему столь же неважным и малоценным, как мести улицу.

И вот что удивительно: наши русские бизнесмены очень часто совсем не дурные люди. Не аморальные, с добрыми намерениями. Часто думают о высшем и горнем. Легко втягиваются в размышления о судьбах отечества. Многие любят цитировать: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить…» (Впрочем, по моим наблюдениям, этот текст особо уважаем региональными чиновниками.) При этом происходит такая удивительная вещь. Я давно заметила: если твой деловой собеседник начинает рассуждать о высоких материях: о дружбе, о Родине, о России, о том, что мы работаем не для себя, а ради будущего детей, – вот в этом случае надо поскорее убираться, придерживая карман. Такой псевдопатриот в итоге почти наверняка кинет.

Я вижу объяснение этого явления в том, что «духовный» русский человек внутри себя не считает важным исполнение мелочных обязательств или скучную повседневную работу. Он живёт в верхних слоях атмосферы, ему не до того. И объективно получается «кидалово»: то, что делает, он делает плохо, подводит людей, проваливает работу. Может и деньги чужие ненароком присвоить или промотать: мелочь ведь по сравнению с судьбой России.

Поэтому мне и легче иметь дело с иностранцами. И многим легче. С западноевропейцами – азиатов просто не знаю. При всех языковых барьерах и всём прочем – легче. Понятнее и надёжнее. Они очень мало думают о Родине, о благе человечества и прочих высоких материях. Им просто важно провести хорошую сделку и получить резонную прибыль. С такими людьми иметь дело несравненно легче.

Русский человек, может, и снимет последнюю рубаху, может быть, совершит подвиг самопожертвования: бросится под танк или выйдет на Красную площадь с табличкой «За вашу и нашу свободу». Но вот выполнить обещанное в срок – на это он органически не способен. На это никто особенно всерьёз и не рассчитывает. Отсюда все эти «обманутые дольщики» и прочие персонажи.

Очень часто бандитская разборка – это единственный способ заставить должника исполнить обязательство. И это тоже поразительным образом коренится в нашей духовности.

В 90-х годах я работала в итальянской компании её российским представителем. Мы строили завод в Центральной России и вовсю взаимодействовали с чиновниками на местах. Ну и, натурально, давали взятки, куда ж без этого. Так вот итальянцы мне говорили, что российский взяточник радикально отличается от своего итальянского собрата. Итальянский взяточник, получив мзду, непременно обеспечивает, выражаясь высоким слогом гражданского права, «встречное предоставление» – попросту говоря, делает то, за что получил взятку. А вот наш – далеко не всегда. Просто взятки ему недостаточно. Его нужно бесконечно уважать, как-то с ним по-особому дружить, тогда он, может быть, что-нибудь сделает. Итальянский чиновник, даже будучи взяточником, всё-таки соблюдает главнейший принцип римского права pacta sunt servanda – «договоры должны соблюдаться». А нашему взяточнику помимо денег подай что-то ещё: дружбу, понимание, внимание, то, сё. Ему приятно думать, что он не взятку получил, а так – пособил по дружбе хорошему человеку, ну а друг его, понятно, отблагодарил, как мог…

КРАДЕНЫЕ КОРМА
Тот же Бердяев писал, что «римские понятия собственности всегда были чужды русскому человеку». Изящно выразился философ, красиво. И то сказать – аристократ, француз опять же на четверть. А если по-простому: прут, как заводные, всё, что плохо лежит. И это тоже не считается чем-то из ряда вон. «Ну, бывает, с кем не случается…»
Сейчас о воровстве чиновников, распилах бюджетов и т.п. не пишут разве что издания по астрологии и косметике. А кто такие, позвольте спросить, чиновники? Они что – с луны свалились на наши головы? Вполне возможно и скорее всего, это так и есть, они тоже любят Родину и мечтают о высшем. Некоторые даже искренне воцерковились. Просто они выше практики жизни, выше денег, выше земного устроения. Поэтому всё это так, неважно, пустяки.

Так что чиновники – это часть народа (наиболее шустрая и пробивная часть), и по своему поведению она от народа ничем не отличается. А народ – тянет-потянет.

Наша семья вот уже пять лет владеет сельхозбизнесом в Ростовской области. Попросту говоря, купили два бывших совхоза. Ничего мы там пока не заработали, но опыт интереснейший. Когда окунаешься в народную стихию, начинаешь многое понимать по-новому. Некоторые эксцессы советской истории, например. Вот «закон о трёх колосках» – ужасно, возмутительно, бесчеловечно! А что прикажете делать, если прут всё, прут постоянно и изобретательно. Творчески прут. Один, например, соорудил специальный амбар для краденого зерна, закамуфлировав его под нужник.

Да, собственно, все успехи личного подсобного хозяйства в советские и дальнейшие годы на сто процентов базировались на одном факторе – на краденых кормах.

Наше наплевательство на практическую жизнь и застарелая привычка витать в удобных, комфортабельных и мягких облаках имеет самые разные проявления.

Мы, в частности, радикально не способны к любому виду самоорганизации. У нас не получаются кооперативы и никогда не получались. Честные люди руководить кооперативами не хотят, отмахиваются: «Только не мы, ради Бога, не мы!» В результате во главе подобных организаций оказываются жулики и проходимцы. А честные и духовные кипят возмущением и чувствуют себя бессильными жертвами. Но взять дело в свои руки и заняться им всерьёз и не помышляют. Потому что это низко и бездуховно – разбираться, сколько краски требуется на забор или гравия на дорожку.

Ровно по этой же причине у нас не получается то, что во множестве стран вполне нормально действует, – так называемые ТСЖ. Причина – всё в той же духовности. То есть в отвлечённости от земного и практического…

ДЕЛАТЬ-ТО ЧТО?
Помните, в рассказе Тэффи бывший русский генерал в Париже выходит на Плес де ла Конкорд и в раздумчивости произносит: «...ке фер? Фер-то ке?» В самом деле, делать-то что?

Заставить русского человека полюбить земное, практическое, повседневное нельзя. Нельзя заставить его поклониться копеечке, заточить всю свою жизнь на зарабатывание этой самой копеечки, на «дачку, дочку, водь да гладь». Это значило бы превратить русского человека в западноевропейца.

Если двадцать лет назад кто-то и пленялся такой перспективой, то сегодня ясно: не получается. Помните, тогда все писали: ах, дайте, дайте нам возможность жить нормальной жизнью безо всяких там коммунистов, космосов и иных воспарений. Дали. И что? Оказывается, воспарений-то и не хватает.

Если мы ставим задачу преобразования нашей жизни, а такую задачу ставить хочешь не хочешь, а надо, и так развал уже достиг критического уровня; так вот если хотим жить – надо восстанавливать и развивать трудовые навыки народа. Надо заново осваивать брошенную землю, восстанавливать или строить заново заводы и фабрики.

А для того, чтобы русский человек что-то делал, ему нужна ИДЕЯ. Помните, двадцать лет назад все говорили: «Нам надоело работать за идею». Дальнейшее показало, что без идеи работают ещё хуже. Чтобы русский человек жил не по-свински, а работал умно и старательно, ему нужна идея. Ему надо одухотворить повседневность. Увидеть высший смысл в повседневной суете.

Когда-то, бесконечно давно, перестроечный «Огонёк» публиковал подборки читательских писем. Так вот там какой-то пенсионер писал: «У нас отняли идею. Дайте нам идею!» Я очень смеялась: как и все, я тогда считала, что идея не нужна, а нужны свобода мысли и материальная личная заинтересованность. Либеральная идея, идея личного успеха – это тоже идея, способная кого-то вдохновлять. Но эта идея – идея короткого дыхания. Наестся человек и спросит: а дальше что? Недаром в развитых и богатых странах высокий уровень самоубийств, а без антидепрессанта они, что называется, за стол не садятся.

А для нашего человека крайне важна включённость во что-то высшее. Иначе он быстро дичает. Нужна религиозная или квазирелигиозная санкция труда.

Идеология нужна. Ведь идеология – это что-то среднее между философией и религией, можно сказать: светская религия для масс. Только вот не надо, словно сельская кляча от трамвая, в ужасе шарахаться от слова «идеология». Всё это интеллигентские предрассудки эпохи горбачёвской перестройки. Как только ты уходишь с поля идеологической борьбы – это поле занимает противник. Как, собственно, и произошло.

В нашей компании мы второй десяток лет продаём изделия для чистки и уборки без использования химических веществ. В распространение этих товаров включено почти полмиллиона женщин во всём бывшем СССР. Что ими движет? На поверхностный взгляд – возможность заработать копеечку. Это есть, но это не главное. Главное – идеология. Они несут хозяйкам экологическую идею, они учат, как содержать дом в чистоте, они ощущают себя провозвестниками нового быта.

Просто копеечкой русского человека не заманишь. Вернее, заманить-то можно (как, например, в финансовую пирамиду), но удержать нельзя. У копеечки короткое дыхание. От нашей компании отпочковалось множество разных фирм, которые пытались делать что-то подобное, но без идеологической, так сказать, надстройки, а вернее – базы. Никто особых успехов не явил. Объясняют это так и сяк, а причина – вот она: идеология. Нужна она русским людям.
Впрочем, она всем нужна.

Как-то раз гуляли мы с ирландским поставщиком вокруг нашего лесного озера. Погода чудесная, народ купается. Ирландец всё удивлялся, как похожи русские на американцев, ну просто один в один. Я сразу почувствовала, что он хочет рассказать какую-то историю. И правильно почувствовала. История такая.

Есть у него американский родственник – лётчик ВВС Соединённых Штатов. Хороший лётчик. Он всегда очень гордился своей службой, считал, что защищает демократию от происков Советов и вообще от «империи зла». И вот случилось страшное: наступила разрядка. Дальше – больше, и вот «империя зла» больше не империя, никто никому не угрожает, велено всем дружить. И лётчик почувствовал свою жизнь пустой и бессмысленной. Заметьте: никто его не увольнял, не сокращал, не лишал зарплаты и пенсии. Его всего-навсего лишили смысла жизни. И он постепенно спился.

Такая вот русская история, случившаяся с американским парнем ирландского происхождения.

Татьяна ВОЕВОДИНА

Обсудить на форуме

Код для вставки в блог или livejournal.com:
 PHOTAS

У нас отняли идею

Либеральная идея личного успеха – это тоже идея. Но – короткого дыхания.

КОД ССЫЛКИ:

Статья опубликована :

№40 (6294) (2010-10-13)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,8
Проголосовало: 8 чел.
12345
Комментарии:
11.11.2010 21:48:59 - Олег Павлович Брянский пишет:

от экономики к этике

В дополнение к опубликованному. Кто-то написал, что сейчас протестантская этика утрачивает свои лучшие качества.Но худшие как были, так и остались.Уверенность в праве учить другие народы демократии (строго говоря, буржуазной) и громить врагов этой демократии - в этом, наверно, используются худшие качества протестантской этики. Как мне представляется, противозатратный механизм (т.е. получение прибыли за счет инновационного сокращения издержек и снижения цен) мотивирует спрос на лучшие качества многих религиозных и этнических этик. Воровство в советских колхозах - следствие того, что колхозы так и не стали полноценными кооперативами.

11.11.2010 08:28:43 - Олег Павлович Брянский пишет:

идея, экономика, политика

Примерно до 1924 г.хорошо действовала идея отобрать собственность у частных хозяев, до - 1936 г. - построить социализм. Такой же понятной и вдохновляющей идеи как строить коммунизм не появилось. В 1940 г. Маленков признал стиль работы всех наркоматов бюрократическим. Где-то после войны партократы, по мнению Сталина, стали напоминать удельных князей.Сейчас работает,кажется, только одна идея: лучше инфляционная спираль, чем социалистический кризис дефицита, лучше выборы с запланированным результатом, чем один кандидат в избирательном бюллетене. Преодолеть международный терроризм, наркобизнес и усиленную миграцию невозможно, не преодолев получение прибыли за счет роста цен, но эту идею, кажется, никто не знает.

27.10.2010 23:37:35 - Питирим Александрович Воробьев пишет:

Слово об энтелехии западного человека

Не могу удержаться, чтобы, хотя и с громадным опозданием, не поздравить творческий коллектив газеты, читателей и, конечно, самого автора Татьяну Воеводину с интеллектуальным прорывом. Одно из бесспорных достоинств Литературной газеты в том, что она выносит на дискуссионное обсуждение ключевые для нашего культурно-цивилизационного самоопределения темы. Но сам ход обсуждения их оставляет, мягко говоря, желать лучшего. Особенно удручающее впечатление оставила дискуссия на тему 100-летия книги «Вехи» в прошлом году. Дело не в квалификации или таланте авторов, все это есть. Видимо дело в том, что всем нам не хватает воли к соборности, согласию. Каждый автор выступает сам по себе, без оглядки на предшественников. Характерная деталь: никто из авторов, пишущих о «Вехах» так и не вспомнил о блестящей статье В.Г. Федотовой «Необучаемые»?: «Вехи» и русская интеллигенция в реформах 1991-1998 годов», опубликованной в Независимой газете в 1999 г. Поэтому в этих обсуждениях удачные мысли и идеи не резюмируются, не обобщаются. Нет развития мысли. Она, мысль, топчется на месте и, в конечном счете, все уходит в песок. На этом фоне статья Т. Воеводиной мне и кажется прорывом. Почти стопроцентное попадание в цель. Да, конечно, это самое главное, самое характерное системное качество нашей отечественной ментальности – неустранимый разрыв между возвышенными потребностями души, тяги к высшим запредельным ценностям русского человека и его же терпимости к грязи, беспорядку, житейской неустроенности. Отсюда неизбывный иррационализм всей нашей жизни. Автор совершенно справедливо констатирует: «у нас легче забросить что-нибудь в космос, чем наладить сортировку мусора… духовный» русский человек внутри себя не считает важным исполнение мелочных обязательств или скучную повседневную работу. Он живёт в верхних слоях атмосферы, ему не до того». Хороший пример с космосом и правильный по существу. Кстати, именно об этом почти в тех же выражениях писал А. Зиновьев еще в «Зияющих высотах». Но мне на память приходит несколько иное, из жизни. Помнится, в начале 90-х гг. прошлого века С.Г. Кара-Мурза в одной из своих зажигательных публикаций рассказал, как он встретился с неким американцем, побывавшим на Байконуре. Американец говорит, что его более всего поразило на космодроме состояние тамошних туалетов. Замечу в скобках, что я вполне представляю, что это такое, поскольку много ранее отбывал воинскую службу в тех местах. Так вот С.Г. Кара-Мурза, рассказав об этом, патетически вопрошает: «Так что нам теперь ракеты не запускать?» А простая мысль, что надо бы туалеты в порядок привести, ему и в голову не пришла. Теперь о ментальности «западного человека». «Западный человек приземлён и укоренён в практической действительности. Он её любит, заботится о ней, стремится сделать как можно красивее, удобнее, функциональнее… он способен навести порядок в доме, в подъезде, наладить переработку мусора с предварительной его, мусора, сортировкой». Все это глубоко и верно, только надо еще эту особенность артикулировать, как часть «европейской идеи», энтелехии самого западного человека, каким он стал после исторической обработки в Ренессансе и Реформации. Очень точно выразил суть дела М.К. Мамардашвили. Он пишет, что современная культура труда - это христианская культура. «Сама же идея христианской культуры фундаментальна и проста. Эта культура принадлежит людям, которые способны в частном деле воплощать бесконечное и божественное… В противоположной культурной ситуации вы имеете дело с феноменом, суть которого состоит в фантастическом безразличии человека к собственному делу потому, что любое дело никогда не совпадает с некой мистической абсолютностью и бесконечной точкой». Так что забота о повседневном быте, рациональном его обустройстве, то что мы по невежеству своему и глупости называем мещанством, для западного человека есть часть фундаментального проекта – «проекта быть Богом» (Ж.П. Сартр). Ясно, что мы все находимся именно в «противоположной культурной ситуации», также как и то, что пока не из нее не выйдем, ни о какой модернизации кроме симулятивной и речи быть не может. Но здесь нужна определенная осторожность. Все же должно признать, что в данном случае особенно верно, что наши недостатки – оборотная сторона наших достоинств. Т. е. я хочу сказать, что нам всем нужно научиться «воплощать в частном деле бесконечное и божественное», не потеряв из виду само это божественное, не растратив «дум высокое стремление». По всей видимости – это бесконечно трудная задача, но также и бесконечно необходимая. Настоятельно прошу и призываю всех участников дискуссии развить эту тему, не останавливаться на полпути.

20.10.2010 13:23:03 - Egor Georg пишет:

Про идею.

Хоть меня и отлучили от форума, что некрасиво и пошло, но как справедливо указывается в статье, идею уничтожить нельзя. Можно только носителей идеи. Что касается самого главного, то власть добилась чего хотела. А именно мутации национального характера, как говорит Б.Акунин. Выражаясь ещё проще всё-таки сломали народ. Егоров Г.В.

17.10.2010 17:20:50 - ВЛАДИМИР ЮРЬЕВИЧ КОНСТАНТИНОВ пишет:



Да, беда с этими русскими. Лучше иметь дело с западными партнёрами: не обманут, не обчистят, не сбегут с денежкой в клюве. А им с Вами? Наверно не сладко, если Вы, конечно, ещё русский человек. И всё Вами написанное относите и к себе. Кстати, имею личный опыт пребывания в полных дураках, как раз по причине "деловой честности" западных партнёров. А чего с нами церемониться? Мы же такие... растакие - всё в статье убедительно изложено. Западный человек, он только у себя "западный". У нас он довольно быстро осваивает местные обычаи, да так, что аборигены только рты разевают от удивления. Как это... "имманентно присущий архетип"? "что русскому хорошо, то немцу смерть"? Выяснилось, что такие утверждения - полная ерунда. "Русификация" деловой этики протекает стремительно, как апоплексический удар. Наблюдал много раз. А вот несгибаемую стойкость "истинного арийца" только один! А уж про китайцев, индусов и прочих, даже и говорить не стану. Всем и так про них всё известно.

14.10.2010 18:35:26 - Антон Михайлович Малков пишет:

Либерал в поисках нелиберальной идеологии?

Спасибо автору статьи за немалую смелость и откровенность в описании своего «опыта русской души» и современной деловой российской культуры. А также за мужественную готовность выдерживать злобные реплики завистников чужого экономического успеха (которые, увы, всегда найдутся). Но речь не об этом. Постараемся суммировать основные мысли этой статьи и кратко их прокомментировать. Главная мысль и вывод статьи (выражаясь экономическим языком) – это необходимость и органичность в России возврата к мобилизационной (идеологизированной) экономики. И тут сразу возникает вопрос к автору – из всего описанного ну никак не явствует, что сам автор к именно такой экономике стремится. Т.е. народу – нужна идея, а автору (чтобы продолжать успешно продавать в России американский (судя по всему) товар через систему МЛМ (многослойного маркетинга) – нужна ли она? Не похоже. А ведь при утверждении экономики мобилизационного типа все подобные «гербалайфоподобные» (ориентированные именно на личный успех) схемы скорее всего первыми будут отправлены на слом новыми идеологами, а их создатели будут весьма возможно объявлены эксплуататорами и убудут в места не столь отдаленные . В общем, сначала надо крепко подумать к чему призывать. Кроме этого, мысли в слух, озвученные в статье, в чем-то напомнили рассуждения о народной душе народников XIX века, между которыми и большинством населения была огромная так и не преодоленная ими дистанция. А еще подумалось, что современную Россию в ее нынешнем обличьи многие «любят любить» на расстоянии, пребывая либо физически либо виртуально в самом что ни на есть западном (или про-западном, как автор статьи) мире. Среди моих друзей тоже есть люди уехавшие отсюда навсегда и ставшие относиться к России гораздо лучше с тех пор (и весьма критически ко многим «западным проявлениям»). Правда хватает их по возвращении сюда, ровно на месяц, а потом уезжают поскорей назад «любить Россию дальше». На расстоянии (как в данном случае – продавая западный товар, ведя западный образ жизни, ведя дела и общаясь с западными людьми) – оно как-то легче. И, наконец, хочется напомнить автору простые две русские пословицы «с кем поведешься – от того и наберешься» и «скажи мне кто твой друг и я скажу кто ты». Я тоже бывал на западе, видел жизнь там изнутри, но среди тех с кем мне приходилось общаться (ученые, музыканты, студенты, учителя, церковнослужители, документалисты) мне как правило не попадались и не попадаются те, кто «оценивает тебя прежде всего по твоему материальному уровню». Так что просто «не там искали», не туда стремились… В общем рекомендую автору заглянуть в себя, увидеть там самого что ни на есть западного делового человека и крепко подумать стоит ли призывать к тому, что сам не исповедуешь… А идеологию искать не надо – она была дана нам вместе с нашей азбукой и называется она Христианство. А «велосипед изобретать» по-новой – это лишнее…


Татьяна ВОЕВОДИНА


Выпуски:
(за этот год)