(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Портфель ЛГ

Котик Котович и Принцесса Мышкана

ОДНАЖДЫ С АЛИСОЙ ДАНШОХ

Однажды в некотором царстве-государстве, а именно в Котовии, где-то на юго-западе таинственного острова Подитуда, Королевич Котик Котович вместе со всем королевством готовился к празднованию своего совершеннолетия.

Дела в королевстве шли превосходно. Тучные мини-коровки в изобилии поставляли сливки утром, сметану вечером. В обеденное время отлично ловилась рыбка большая и маленькая в реках, озёрах и даже лужах. По большим праздникам котовцы баловались фрикасе из воробьиных крылышек или перепёлкой тапака. А вот мыши в рационе питания отсутствовали, их переловили давным-давно, что, впрочем, не мешало проведению ежегодного чемпионата по кэчмаусу (поймай мышь), победители которого награждались медалями с изображением основателя Котовии Коготовича I с мышкой в зубах. «Позвольте, – спросите вы, – кого же они ловили? Ведь мыши давно перевелись». Живые да, зато искусственных с лихвой хватало на всех. Огромная фабрика без устали производила мышек на любой вкус, цвет и зуб от простейших на колёсиках до сложнейших с применением нонотехнологий, которых вы бы никогда не отличили от настоящих. Конечно, в Котовии пытались развивать мышеводство, но, увы, безрезультатно. Несмотря на строжайшие запреты и огромные штрафы, закупленные в других странах валютные экземпляры исчезали в котовских желудках, а органы внутренней королевской безопасности только разводили лапами: «Инстинкт, понимаете ли».

Недавно Кот Учёный на заседании Королевского совета предложил: «А почему бы нам не клонировать Клотильду?» Речь шла о той самой мышке, чьё изображение чеканилось на наградных медалях. Она была ручной любимицей великого Коготовича I. А когда она погибла при таинственных обстоятельствах, велел свою любимицу бальзамировать, построил великолепный мавзолей, где каждый мог увидеть её останки. Осматривая их, посетители шептались: «Это дело лап законной супруги Коготовича ревнивой красавицы Пусси». Ну, да пусть говорят!

Андрей МАРКЕВИЧНе рыбкой единой живы-были котовцы. В стране все имели право на усреднённое образование, по окончании которого сдавали ЭКЕ – экзамен королевского единомыслия. Малыши учились ходить в сапогах, точить коготки и разматывать клубки с шерстью. Старшеклассники отрабатывали скоростной подъём на дерево или крышу, постигали секреты выживания с Хомо-Сапиенсом, изучали историю мышизма и мышеведение, ибо по-прежнему охота на мышей, пусть и электронных, считалась престижным занятием.

Котовцы почитали себя просвещённой и высококультурной нацией. Одевались по моде, читали свежие газеты. Ходили в театр на оперетту «Летучая мышь» и мюзикл «Кошки», некоторые смотрели по ночам в формате 3D американский триллер «Том и Джерри», и все, без исключения, обожали вокал, с наслаждением мяучили и мурлычали. Весенний музыкальный фестиваль «Мартовский кот» проходил всегда с переаншлагом.

Последние две недели все котовцы – от мала до велика – буквально стояли на ушах, заканчивая приготовления к празднованию совершеннолетия Котика Котовича. Королевича любили искренне и всенародно. Сильный, статный, с роскошным пушистым хвостом, он был на голову выше самого крупного кота в стране. Его ясные глаза светились умом и мудростью. С неподражаемой элегантностью он носил сапоги и орден «Острого Когтя» первой степени за заслуги перед отечеством. Королевич был хорошо образован, воспитан, обаятелен и подавал народу достойный пример. Все юные коты старательно копировали его непревзойдённое умение шаркать левой задней лапой. Кошечки сходили по нему с ума.

Однако Котик Котович не торопился с выбором спутницы жизни, несмотря на то, что премьер-министр Котовасий Премудрович неоднократно напоминал ему: «Ваше Величество, не забывайте о пятом пункте нашей конституции. Он предусматривает обязательное объявление помолвки в день вашего совершеннолетия. Народ ждёт». Обычно Его Величество отвечал так: «Вы, Котовасий, сомневаетесь в моей памяти или моей преданности государственным устоям?» Премьер-министр виновато поджимал хвост и удалялся.

Тем не менее пятый пункт сильно портил королевское настроение. Все эти Киски, Кисочки, Кошечки, Кеточки, Мурочки не то чтобы уж совсем ему не нравились, но… Нет, нет, с ним было всё в порядке, и ориентация и репутация – лучше некуда. Он мог с ними и пофлиртовать, и шаркнуть лапой, и помяукать мартовской ночкой, а вот жениться… Ну никак не хотелось.

Часто снился Королевичу странный сон: по неведомым дорожкам он прогуливается с маленьким существом, очень похожим на мышку. Они разговаривают, спорят, смеются, играют в прятки, и у него нет ни малейшего желания полакомиться прелестной незнакомкой. Весь следующий за сновидением день Котик Котович бывал задумчив и с особым вниманием рассматривал парадный портрет своего великого предка Коготовича I с мышкой Клотильдой в зубах.

Этой ночью Королевича посетил тот же странный сон, прерванный премьер-министром, бестактно ворвавшимся в королевскую опочивальню ни свет ни заря с докладом о прибытии Заморской Царевны Псю на завтрашние торжества. На сонного Котика Котовича обрушилась лавина премьерского красноречия: «Какая выгодная партия, Ваше Величество! Какие связи! Какой экстерьер: лапки, хвостик, ушки, глазки! Лучшая партия в истории Котовии! Немного, правда, капризна, слегка избалованна, склонна к агрессии, но это такие пустяки. Будет над чем поработать Вашему Величеству».

Больше всего Его Величеству хотелось вышвырнуть министра за дверь и поймать прерванный сон. Но хорошее воспитание не позволяло швыряться высокопоставленными государственными чиновниками, поэтому он сказал: «Дорогой Котовасий Премудрович, я услышал вас и принял вами сказанное ко вниманию. В полдень вы первый узнаете о моём решении, а сейчас я должен побыть наедине со своими мыслями, позавтракать и объять необъятное». Премьер-министр склонился перед величием планов Королевича, но, закрывая дверь, не сдержался и напомнил: «Смею надеяться, вы соблюдёте конституцию, мой повелитель».

Зря он это сказал. Его замечание переполнило королевскую чашу терпения. В результате чего Котик Котович обратился к портрету своего великого предка с мышью в зубах: «Ты слышал? – вскричал он. – Достал Котовасий меня пятым пунктом! Прости, но я вынужден внести поправку в твою несравненную конституцию. Отныне помолвка станет объявляться только после полного познания самого себя».

Портрет Коготовича I оживился и одобрительно хмыкнул, а мышь Клотильда послала храброму юноше трогательный воздушный поцелуй. Заручившись поддержкой основателя государства и его любимицы, Королевич почистил зубы, повесил на дверь табличку «Не беспокоить» и покинул спальню через форточку. Спустившись по водосточной трубе, никем не замеченный, он пробрался в конюшню, оседлал любимого карликового пони и был таков в неизвестном направлении. Вверенная его заботам Котовия, мирно урча, досматривала предпоследний утренний сон.

Долго ли коротко ли скакал Котик Котович, не разбирая дороги, погружённый в свои мятежные мысли, только оказался он в совершенно незнакомой и дикой местности. Внезапно верный пони Альфред встал как вкопанный и отказался выполнять королевский приказ: «Вперёд!» Не будет он продираться сквозь живую изгородь из колючего кустарника, преградившую путникам дорогу. Огромный предостерегающий плакат «Осторожно! Граница на замке!» не остановил Королевича. По-кошачьи мягко спрыгнув на траву, он смело шагнул, и земля разверзлась под его лапами. Падая в Тартарары, он услышал вежливый голос: «А ведь вас предупреждали», затем неопознанный предмет пребольно ударил по королевской голове, лишив её сознания. Королевич так и не узнал, правильно ли, то есть на все ли четыре лапы он приземлился при внезапном падении, чего требовали нормы ГТО – готов к трудностям и опасностям.

Когда сознание вернулось, а вместе с ним и исключительное видение в темноте, Котик Котович понял, что находится в колодце с гладкими как стекло стенками, по которым безнадёжно заскользили его острые цепкие когти. Отчаяние овладело пленником. «Неужели так глупо и нелепо я погибну здесь от голода и жажды, не успев изменить конституцию?» Но он тут же устыдился своего малодушия и, гордо вскинув голову с огромной шишкой на затылке, мощно замяукал гимн родного королевства:

Славься, Славься, Котовия!
Славься, народ моя и Я!

«Браво, браво!» – услышал он нежное попискивание. Неожиданная похвала наполнила сердце пленника надеждой. «Нас здесь двое, – подумал он, – мы сумеем отсюда выбраться». А вслух произнёс: «Где вы? Кто вы?» – «Я здесь, у ваших лап». Королевич опустил глаза и не поверил им, увидев незнакомку из своих сновидений. Даже в полной темноте она показалась ему очаровательной. Оправившись от удивления, он вспомнил о хороших манерах: «Разрешите представиться: Королевич Котик Котович из Котовии», – и попытался шаркнуть левой задней лапой, что вышло не так неподражаемо, как обычно, по причине стеснённого пространства. «Очень приятно, – отозвалась незнакомка, а я – Принцесса Мышкана из Мышляндии», – и грациозно протянула крошечную лапку. «Вы, прекрасно говорите по-котовски, Принцесса», – заметил Котик Котович, осторожно пожимая её миниатюрную конечность. «Я заканчивала лингвистический университет и владею несколькими иностранными языками». «Вы бывали в Котовии на стажировке?» – спросил Королевич, и, по тому, как вздрогнула Мышкана, понял, что вопрос его был, мягко говоря, бестактным. А умненькая Принцесса ответила: «Теперь, когда я с вами познакомилась, моё посещение вашей страны не кажется мне таким уж невозможным». И они оба весело рассмеялись. Котик Котович признался Принцессе, что часто видел её во сне и что в жизни она выглядит ещё привлекательнее. Если бы вы с ней встретились, то наверняка согласились с Королевичем. Мышкана действительно была прелестна и изящна, быстро и ловко перебирала лапками, соблазнительно виляла хвостиком и абсолютно справедливо побеждала на всех конкурсах красоты. Народ Мышляндии гордился своей Принцессой, но волновался, потому что вежливо и твёрдо она отвергла всех претендентов на её хвостик и лапку. А дело было в том, что Прекрасной Мышкане постоянно снился один и тот же сон: она спасала Королевича невиданной красоты и породы, похожего на кота, и понимала, что хочет только с ним связать свою судьбу. И вот случай предоставил ей такую возможность.

Котик Котович поведал Принцессе о своих утренних приключениях, о завтрашних торжествах, о необходимости изменить конституцию, потому что он не хочет никого обманывать, ни себя, ни будущую жену, ни тем более свой народ. «Я должен быть в полдень во дворце! – воскликнул Королевич. – Я обещал Котовасию к этому времени принять решение. А я всегда держу своё слово. Что же мне делать?» И он в отчаянии обхватил голову лапами.

– Я думаю, что смогу вам помочь, Ваше Величество!

– Но как, Прекрасная Мышкана?

– Для начала мои спецагенты проникнут во дворец и переведут часы назад. Я сама возглавлю операцию.

– Ни за что! Только не это! Вам грозит смертельная опасность. Я не хочу вас потерять.

– Не беспокойтесь, Ваше Величество…

Королевич прервал Принцессу:

– Прошу вас, зовите меня просто Котик.

– Тогда и вы называйте меня просто Мышкана.

– Давайте перейдём на «ты».

И они перешли.

«Как опасность сближает», – подумали оба и одновременно.

– Так вот, Котик, – продолжила Мышкана, – я и мой отряд, переодетый в костюмы тойтерьеров с запахом ирландских волкодавов, проберёмся во дворец и переведём стрелки всех часов назад.

– Но это невозможно! Туда ни одна мышь не просочится. Мы недавно сделали евроремонт и заделали все щели. К тому же сейчас, – Котик Котович посмотрел на свои нагрудные фамильные часы фирмы Пли-кэт, – уже одиннадцать тридцать. Как вы сумеете добраться до дворца за полчаса? Я скакал верхом несколько часов, прежде чем упал в этот колодец. Кстати, а как ты сюда попала?

– Очень просто. Я каждый день лично пробегаю по линии Мыширгейма, проверяя её надёжность. Мой далёкий прапра придумал хитроумные капкановые ловушки, окружив ими всю нашу небольшую страну. Ловушки соединены между собой мышкотуннелями, по которым только мы можем передвигаться. Мы – мирные мыши, но наша граница всегда на замке, в чём ты и убедился сегодня утром.

– С линией Мыширгейма всё понятно, но как твой отряд проникнет во дворец?

– Я должна открыть тебе тайну. Ты слышал что-нибудь о Клотильде?

– Конечно. Она была любимицей основателя Котовии Коготовича I. В моей спальне висит его парадный портрет с мышкой в зубах. Клотильда погибла от лап моей невоздержанной прапрабабушки Пусси.

– Не совсем так. Она должна была погибнуть. Но верный слуга Пафнутий успел предупредить Коготовича I о готовящемся покушении, и Клотильда бежала за границу, где основала Мышляндию. Между дворцами прорыли туннель (в целях экономии очень узкий), и каждую ночь Королева Кло навещала своего дорогого друга и покровителя. Судя по неопубликованным мемуарам, они были очень счастливы. Я – праправнучка той самой мыши Клотильды, впоследствии Королевы Кло, и я к твоим услугам, дорогой Котик. У меня сохранился план туннеля и код выхода из него. Через четверть часа мы будем за портретом Коготовича I в твоей спальне. Наберись терпения. Я уже отдала приказ сотрудникам ЧЭЭМЭС о твоей доставке на землю. Не будем терять драгоценных минут.

И она исчезла. Пока Королевич пребывал в беспокойстве за судьбу операции «Время назад», отважная Принцесса во главе Мышиного отряда особого назначения (МООН) в костюмах тойтерьеров на сверхскоростном самокате мчалась по секретному туннелю во дворец Котика Котовича. Без тринадцати полдень Мышкана кончиком хвоста набрала только ей известный код замка 01-02-03, и крошечная дверца за парадным портретом Коготовича I открылась. Моонцы без труда вернули время назад во всех помещениях, в зале заседаний Госсовета и на кухне, где повара с ушами ушли в сбивание крема для завтрашнего праздничного торта. Оставалось самое важное и сложное – переставить стрелки в кабинете премьер-министра.

Набегавшись с раннего утра с проверками хода подготовки к торжествам, Котовасий задремал в вольтеровском кресле у камина, на полке которого расположились огромные старинные часы. Чуткий сон премьера нарушила мышиная возня. Приоткрыв левый глаз, он с изумлением обнаружил тойтерьера, повисшего на минутной стрелке. «Непорядок, – мяукнул Котовасий, вздыбив шерсть, – я тебя», – и изготовился к прыжку. Вдруг его ноздрей коснулся угрожающий запах ирландского волкодава, и немедленно появились неприятные воспоминания в голове и покалывания в области сердца. Пока министр пил разбавленную валерьянку из графина, стрелки старинных часов отбежали на два часа назад, а Принцесса с отрядом вернулась в королевскую опочивальню.

Заметая следы пребывания, Мышкана бросила взгляд на портрет Коготовича I с мышкой в зубах и увидела, что розовая лапка знаменитой прапра настойчиво указывает на секретер возле окна. «Клотильда подаёт мне тайный знак, – подумала Принцесса, – надо разобраться, в чём тут дело», – и молниеносно вскарабкалась на указанный предмет антикварной мебели. Крышка секретера походила на шахматную доску из разноцветных квадратиков драгоценных пород дерева. Где-то на расстоянии среднего мышиного хвостика от середины крышки чуть влево мерцал лунный камень. Принцесса наступила на него правой лапкой. Раздался щелчок, заиграла старинная французская мелодия «Au Claire de la lune», под которую открылся боковой ящичек. В нём лежал свёрнутый в трубочку свиток, перевязанный золотой ленточкой. «Его надо обязательно прочесть», – решила Мышкана. В этот момент в коридоре послышались шаги и раздался осторожный стук в дверь. Принцесса юркнула в тайник, а бойцы МООНа скрылись в туннеле за портретом Коготовича I. В спальню величественно зашёл камердинер Котика Котовича Бригс из рода голубошёрстных британцев. «Sorry to disturb your Royal Highness, but I should like to inform you, that your new bouts for tomorrow`s ceremony are ready I`m afraid» («Прошу прощения за беспокойство, Ваше Королевское Величество, но я хотел бы сообщить вам, что ваши новые сапоги для завтрашней церемонии, боюсь, готовы») – произнёс он с великолепным чисто оксфордским акцентом и отвесил церемонный поклон в сторону ванной комнаты, откуда доносился шум льющейся воды, которую Королевич забыл выключить, чистя зубы. Пятясь задом к двери, как того требовал этикет, Бригс обратил внимание на открытый ящичек в боку секретера и счёл своим долгом закрыть его. Из-за любви камердинера к порядку Принцесса оказалась в ловушке без единой щёлочки или дырочки, хорошо ещё, что Мышкана не страдала клаустрофобией и на всякий случай обладала самыми острыми зубками в мире, по утверждению придворного дантиста. Больше всего её сейчас волновало, справились ли со своей задачей сотрудники ЧЭЭМЭС.

Принцесса волновалась напрасно. Чрезвычайные мышиные службы со своей задачей по извлечению Королевича из ловушки № 22 справились превосходно. Оказавшись на земле, Котик Котович искренне поблагодарил спасателей. Он также обнаружил пони Альфреда, мирно пасущегося вдалеке от предостерегающего плаката «Осторожно! Граница на замке!». Альфред приветствовал хозяина радостным ржанием и раз пять проскакал мимо, потому что ему выдали под расписку две пары безразмерных бахил-скороходов и он никак не мог к ним приспособиться. Наконец пони был осёдлан, и Котик Котович помчался во дворец, на сей раз погружённый в мысли о прекрасной Мышкане. Он понял, что влюблён и всерьёз готов объявить о своей помолвке, почти готов. Почти, потому что неизвестно, как народ посмотрит на такой смешанный брак, а вдруг не поймёт, начнутся волнения, недовольство. Конечно, история Котовии помнит странные взаимоотношения Коготовича I с Клотильдой, но одно дело – фаворитка и совершенно другое – законная жена. Пожалуй, для начала всё же надо изменить конституцию.

Поскольку наступило время обеда, котовцы, занятые поглощением рыбных блюд, не обратили особого внимания ни на озабоченное выражение морды Королевича, ни на его шишку на затылке. Только камердинер Бригс, увидя её, всплеснул лапами и помчался за льдом.

Когда премьер-министр вторично за сегодняшний день вошёл в государеву опочивальню, то застал Королевича в задумчивости у окна, облокотившимся на секретер, с огромной ледяной грелкой на затылке.

– О, мой Кот! Что случилось, Ваше Величество? – возопил Котовасий.

– Не обращайте внимания. Это одна очень умная мысль пыталась выскочить, и я охлаждаю её пыл. Итак, я готов сообщить вам своё решение.

– Я весь внимание, сир.

– Я вношу поправку в конституцию. Отныне помолвка объявляется только после полного познания самого себя.

– Но… – ошеломлённо промяучил Котовасий.

– Никаких «но», – резко оборвал Королевич.

– А если…

– Никаких «если». Это окончательно и бесповоротно.

Котик Котович умел быть решительным и настойчивым. У премьер-министра перехватило дыхание, и в углу померещилась стая ирландских волкодавов. Невольно премьерская правая передняя лапа потянулась к секретному карманчику, где скрывалась плоская фляжка. Глоток её содержимого слегка придушил волнение министра и наполнил спальню резким запахом эфирной валерьяны, от которого Принцесса Мышкана начала чихать в тайнике секретера.

– Будьте здоровы, Котовасий, – отозвался Королевич.

– Я совершенно здоров, чего и вам желаю, Ваше Величество.

– Ну, я-то всегда здоров и не употребляю наркотических средств, – в голосе Королевича прозвучало недовольство.

– Ваше Величество, это всего лишь лекарство. Его мне рекомендовал ваш дядюшка Эдвард.

– Кто? Этот алкоголик, игрок и волокита? Нашли кого слушать, – к недовольству прибавилось явное осуждение.

Чихание между тем продолжалось. Пока Котик Котович пытался понять, кто и где чихает, Котовасий, воспользовавшись паузой, перешёл в наступление:

– Изменение конституции, Ваше Величество, может повлечь за собой брожение умов и падение которождаемости, что соответственно приведёт к старению нации и уменьшению доходов на душу населения.

– Глупости, Премудрович. Отмена пятого пункта повысит ответственность нашей молодёжи и укрепит семью и брак.

Очевидно, валерьяна произвела слишком сильное действие на премьера, потому что он сказал то, что думал:

– Сколько котов, столько и мнений. Вам понадобится одобрение Госсовета и очень веские причины для изменения конституции.

От активных действий со стороны Котика Котовича министра спасло очередное ап-чхи из секретера, отвлёкшее королевское внимание и позволившее Котовасию выскользнуть за дверь целым и невредимым.

Королевичу стало совершенно ясно, что посторонние чихи издаёт смазливый секретер, доставшийся ему в наследство от прапрабабушки Пусси. Он открыл его, заглянул во все ящики и ящички, но ничего подозрительного не обнаружил. В раздражении он ударил лапой по крышке из разноцветных кусочков драгоценных пород дерева, и неожиданно откуда-то сбоку кто-то еле слышно откликнулся. Вспомнив азбуку Морзе, Королевич простучал: «Ты где?» и получил едва различимое: «В боковом тайнике». «А ты кто?» – «Я Мышкана». Сердце Королевича подскочило и рванулось из груди. С трудом его удержав, Котик Котович стал выламывать боковую панель секретера, но она выдержала королевский натиск. Умели в старину делать качественную мебель! Взяв себя в лапы, он отправил вопросительный message: «Как ты туда попала?» Вместо объяснений пришло сообщение: «Нажми на лунный камень крышки». Зоркий королевский глаз моментально отыскал ориентир, а острый коготь исполнил указание. Раздался щелчок, и под музыку лунного света из тайника появилась обессиленная чиханием и недостатком кислорода Прекрасная Мышкана. Прежде чем потерять сознание, она успела прошептать: «Свиток…» Подхватив левой лапой падающую Принцессу, Королевич правой извлёк свёрнутый в трубочку свиток. Нежно прижимая Мышкану к груди, он развернул пожелтевший от времени документ и, узнав почерк Коготовича I, быстро пробежал его глазами. «Не может быть! – воскликнул он в сильном волнении, – это неизвестный указ моего Великого Прапра. Кто спрятал его в тайнике?» «Думаю, что это сделала твоя прапрабабушка Пусси, – сказала Мышкана, открывая глазки-бусинки. – В тот день, когда указ должен был быть обнародован, Коготович I сильно простудился, заболел воспалением лёгких и умер, а его супруга тайно завладела документом. У неё не хватило решимости его уничтожить, поэтому она запрятала свиток в хитроумный тайник».

«Но как известно, всё тайное становится явным, – заметил Котик Котович. – Теперь у нас имеются веские причины для изменения конституции. Закон на нашей стороне. Нашему счастью никто и ничто не может помешать». Как он был хорош, произнося эти слова! Глаза его сверкали, шерсть стояла дыбом, орден решительно и гордо поблёскивал на широкой груди. Принцесса смотрела на Королевича с нескрываемым восхищением. Даже невооружённый глаз отчётливо видел, что она влюблена до самого кончика своего хвоста.

Засунув свиток в голенище правого сапога, Котик Котович скрыл шишку на затылке под скромной рабочей короной и, посадив Мышкану на загривок, как это делал его Великий Прапра, отправился в зал заседаний Госсовета. Все члены высшего органа власти Котовии проявили сознательность и стопроцентно явились во дворец. Королевича встретили бурным и продолжительным мяуканьем, к которому примешивались нотки изумления при виде Мышканы. Котовасия же просто хватил Кондрат, ему на сей раз померещилось, что перед ним Сам Великий Коготович I.

– Буду краток, – обратился Котик Котович к собравшимся, – наша внеочередная встреча связана с пятым пунктом конституции, который обязывает всех котовцев без исключения в день их совершеннолетия объявлять о своей помолвке. В былые времена это диктовалось необходимостью. Ранние браки противостояли голоду, болезням, высокой смертности. Благодаря им удавалось сохранять поголовье населения. Но сегодня ситуация изменилась. Наши научно-технические достижения с новейшими нонотехнологиями, ежедневное трёхразовое питание, всеобщее усреднённое образование и прекрасное здравокотхранение не только увеличивают продолжительность жизни, но и создают условия для внутреннего духовного роста, для развития ответственности перед обществом и перед собой. Мы вынуждены признать, что зачастую помолвки объявлялись скоропалительно и непродуманно. Настало время для пересмотра пятого пункта нашей замечательной конституции. Отныне помолвка объявляется только после полного познания самого себя, своих чувств, желаний и возможностей.

Что тут началось! Молодёжь радостно замяучила, среднее поколение умеренно заурчало, а пенсионеры и ветераны возмущённо зашипели. Каждый высказывал своё мнение, не слушая другого. С трудом и при большом желании можно было различить: «Как же так, я всю жизнь промурзался с этой драной кошкой, а теперь…» или «Наконец-то будет чем серьёзно заняться». И многое-многое другое.

Позволив подданным свободно мыслеизлиться, Королевич властно поднял лапу и вежливо напомнил, кто во дворце хозяин. Мгновенно в зале воцарилась тишина, в которой особенно отчётливо слышалось, как храпит Кот Баюн, наслушавшись собственных историй.

– Прежде чем вы проголосуете, я хочу ознакомить вас с одним очень важным документом. Это указ основателя нашего королевства. – Котик Котович развернул пожелтевший от времени свиток, и собравшиеся услышали последнюю волю Великого Коготовича I: – «Повелеваю отныне жениться только по любви, независимо от национальности и вероисповедания избранницы или избранника». А теперь голосуем, – добавил Королевич.

Результаты голосования превзошли самих себя. Изменение конституции получило 200% одобрения, недаром котовцы блестяще сдавали в школе выпускной экзамен королевского единомыслия.

На следующий день Котовия лихо отпраздновала совершеннолетие Котика Котовича и отмену пятого пункта. Ты, дорогой читатель, конечно, давно понял, что дело в нашей истории идёт к свадьбе, а вот котовцев потрясло сообщение о помолвке Короля Котовича с Принцессой Мышканой. Одни, большей частью женского пола, хоть и инкогнито, высказывались против подобного союза. Другие, не боясь, открыто одобряли желание Короля жениться на иностранке, утверждая, что пора от слов в конституции перейти к делу в жизни. Нашлись и такие, которые заявили: «Не бывать такому, не ходить нам, котам, под мышами!» И тут, как нельзя кстати, в «Литкотгазете» за подписью Чей-то Хвостик появилась серия статей о необыкновенных приключениях Котика Котовича. Особенно автору удалось душещипательное описание знакомства Королевича с очаровательной и отважной Принцессой Мышканой, спасшей будущего Короля Котовии. Котовцы читали, умилялись и так их растрогала романтическая история любви Котика и Мышканы, что они в едином порыве перешли в вегетарианство, присягнув таким образом на верность молодому Королю.

Как жаль, что вы не смогли побывать на свадьбе Котика Котовича и Принцессы Мышканы! Всеобщее восхищение вызвало новое платье Короля и сногсшибательный пирсинг Королевы. Десятикаратный кристалл Сваровского украсил её хвостик. Жених буквально пожирал глазами невесту и даже несколько раз облизнулся. Полный восторг вызвало совместное выступление лауреатов конкурса «Мартовский кот» и сводного оркестра бойцов МООН в костюмах тойтерьеров. Гости веселились до полного упада. Сливки с рыбьим жиром текли рекой.

Я там была, всё ела, пила,
Пела, смеялась, всем улыбалась.

А через некоторое время на волшебной карте Мира появилось новое союзное государство Котомышляндия – самое демократичное на свете, потому что в нём мирно и счастливо проживают Котовцы и Мышляндцы. Они свято верят, что самое главное в жизни – это любовь, порядок и единомыслие.

Статья опубликована :

№45-46 (6299) (2010-11-17)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 2 чел.
12345
Комментарии:

Алиса ДАНШОК


Выпуски:
(за этот год)