(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Танцкласс

Не сбивайте державных па!

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Нам крайне необходим классический балет, а значит, мы обязаны быть крайне консервативными по отношению к балетной школе

Увертюра
Солистка балета ГАБТа Нина Кузнецова выступает перед воинами. Ноябрь 1941 г.;  Фотография предоставлена Музеем ГАБТаСначала была Нобелевская премия по физике, присуждённая в этом году людям, получившим образование в СССР. И лишь потом – утвердившееся до степени алмаза убеждение в том, что если русская школа и нуждается в какой-либо модернизации, то только в консервативной. Иными словами, наша система народного просвещения может быть улучшена единственно возвратом к модели, осуществлённой в Советском Союзе. Модели, заметим, стоявшей на почве воспитания научных кадров Российской империи.

Вспомним, что представляло собой образование империи. Опустим Кадетский и Пажеский корпуса, а также Коммерческое училище. Останутся церковно-приходская школа, дававшая вопреки наветам неплохую начальную грамотность, и домашнее «дошкольное» воспитание. Затем отрок мог поступить в классическую гимназию или реальное училище. Гимназия предполагала продолжение в университете, реалистов ждали технологические институты. Для всех вузовских выпускников были открыты личное дворянство и Академия наук. Что важно? Правильно, непрерывность единого поля смыслов. И незыблемость общей области здравого смысла.

Сломали эту школу Советы? Ничуть. Восьмилетка могла быть продолжена в среднеспециальных заведениях. Среднее образование могло быть дополнено специальным или среднетехническим. Оное не исключало в дальнейшем получение институтского и даже университетского диплома. То есть образование сохраняло свою «единость и непрерывность». С любой ветви можно было переступить на соседнюю. Например, окончив ПТУ по специальности «газосварщик», выпускник мог смело сдавать экзамен на юриспруденцию или филологию.

Всюду подразумевались аспирантура и докторантура, Академия наук ждала всех. Вузовская, академическая и отраслевая науки были связаны между собой и «осмыслены воедино» общим типом образования.

Неучастие в так называемом болонском процессе не мешало нашим специалистам делать ракеты, перекрывать Енисей и даже время от времени получать Нобелевские премии по физике, химии и, кажется, даже экономике.

Выстроенное к битве войско
О «едином и неделимом» вспомнилось, когда на повестки разных дней были поставлены вопросы о внесении изменений в законы или о принятии новых законов об образовании.

Мне пришлось убить немало часов на изучение юридических текстов, излагающих концепцию нынешнего образования, его будущего; прочесть немало проектов законов, предлагаемых поправок к ним; ознакомиться с рядом подзаконных актов. Не стану обманывать: чтение не из лёгких, не из приятных. К разряду развлечений его точно не отнесёшь. Поэтому я и не стану загружать читателя ссылками и формулировками. Прошу поверить: законотворческая работа над очередным изменением школы идёт, а значит, именно сейчас то самое время, когда нужно кричать о своём, о наболевшем.

Актуальное «моё» сегодня есть искусствоведение. В той его части, которая связана с балетом. Потому и буду говорить я почти исключительно о балетной школе.

Давайте возьмём для примера Московскую государственную академию хореографии. И идентичную с нею по структуре Академию русского балета им. А.Я. Вагановой. Что увидим?

Обе академии реализуют программы общего и среднего профессионального образования, высшего образования педагогов и хореографов, имеют аспирантуры (педагогические науки и искусствоведение). Да, пока нет докторантур, но самой идее «интегрированной образовательной среды балета» не очень много лет. Сейчас важнее говорить о векторе, чем о скалярном его значении.

А вектор таков: в административных рамках руководством обеих академий делается всё, чтобы придать балетоведению черты именно науки (про педагогику с её традициями мы не говорим).

До тех пор, пока я сам, лично, не был связан с исследованиями в области балета, я мог оставаться в относительном неведении по поводу балетоведческих штудий, мысленно ограничив их историческими и современными описаниями, более-менее удачными классификациями, анатомией, психологией, физиологией и гигиеной там, где исследователь касается тела и населяющего его духа. Правда, от телесно-духовного синтеза – один шаг до философской антропологии. От физиологии движения – до физики. От пересказа произведений – до герменевтики.

Придание балетоведению научности происходило на моих глазах, именно в последние годы. Замкнутая каста балетных была дополнена искренними фанатиками из университетских учёных: философами, филологами, физиками, которые принесли с собой научный метод в балетоведение.

Уже не «профессор за заслуги», но настоящий учёный стал воплощением балетоведа. Важнейшим при этом оставалось то, что кадры истинной научности предполагалось воспитывать в балетной среде!

Всё подготовлено для того, чтобы возникла интегрированная система, способная готовить человека от «младых ногтей» десятилетнего возраста до народных артистов и докторов наук в привычном для них профессиональном мире. Стройно. Красиво.

И это нужно менять? И это нужно «модернизировать» и стандартизировать?

Голактеко опасносте!
Высокая культура может опираться только на высокое образование. Вчитайтесь в подзаголовок данного раздела и улыбнитесь. Такие нарочитые ошибки принято делать в интернет-сообществе теми, кто прекрасно знает правила русского языка. Улыбнуло? Теперь осознайте: опасность в том, что «улыбать» это может лишь до тех пор, пока не появится тот, кто будет убеждён, что нормы правописания в моём примере не нарушены.

Не стану говорить за всё образование, но хореография «опасносте». Система подготовки классического танцовщика может быть уничтожена. Да, пока есть выученики старой школы, преемственность худо-бедно сохранится, но – «явочным порядком», без институциональной поддержки.

Где возникают «тонкие места»?
В законе об образовании, который сейчас обсуждается и который уже только поэтому предполагается более совершенным, чем нынешний, предусмотрено следующее деление: колледж, институт, университет. Для «академий» места нет, если они не имеют отношения к искусству. Стало быть, можно успокоиться.

Рановато. Закон оперирует понятиями «основное» и «дополнительное» образование. Основное – это «арифметика и чистописание», а вот как быть с танцем, где «дополнительное» образование является основным? Балетные классы нужно начинать с десяти лет (тому есть обоснования специалистов – педагогов и физиологов), проводить регулярно до самой пенсии, всегда – под руководством педагога-репетитора. Домашних заданий по хореографии не бывает!

Дисциплина тела требует серьёзных ограничений, воспитание типологического всегда стеснительно. Только на этом поприще достигается истинный аристократизм балетных, а вовсе не на пути получения наград. Балетное образование воспитывает не только тело – оно трансформирует дух. Классический танец задаёт тот уровень, на который ориентируется массовая культура. Успех балета «Затачивая до остроты» в Театре Станиславского и Немировича-Данченко обусловлен тем, что рядом есть Большой с его вечными «Лебединым» и «Баядеркой». Исчезнет последнее – никому не будет нужен ни Йорма Эло, ни Иржи Килиан. Ушла с телеэкрана опера – и эстрады не осталось. Отмени сейчас Большой балет – потеряются Форсайты и Бежары. Останется шест с вьющейся вокруг девочкой.

Правда, для понимания этого необходимо хорошее образование. В самом широком смысле. Не только в области искусства – простое понимание фрактальной геометрии природы даст, пожалуй, побольше, но даже это не повод для отмены традиционного обучения танцу!

Па-де-де с центром сил
Кто может помочь не сломать сложившуюся систему?

Давайте не будем ханжами: только существующая власть. Правящая партия «Единая Россия», лично президент, чьи указы имеют силу законов.

Балет родился по велению власти, он со дня рождения олицетворял государство, говорившее с миром устами «короля-солнце». Балет был императорским в России. Когда сентенция «Государство – это я» превратилась в гордое советское «государство – это мы», балет не был оставлен могущественной советской властью. Не был оставлен и народом, что гораздо важнее.

Я могу выступать от имени государства. Моя семья кровью доказала в боях за родную землю свою дееспособность и сознательность. Так вот, мои деды шли из-за Урала воевать в Европу как раз в то время, когда артисты и учёные уезжали спасаться в Сибирь. Ни на миг ни в Гражданскую, ни в Великую Отечественную страна не оставляла науку; ни на секунду не уходила из поля зрения народа-господина культура. Солдаты и офицеры шли умирать, отдавая отчёт в том, что образование и искусство вместе с этой вот готовностью отдать жизнь ради их носителей и продолжателей суть настоящая культура. Мой двоюродный брат, сгоревший в танке в Чечне, погиб в том числе и за Большой балет. Это подтвердит любая семья, имеющая в своём составе офицеров.

Балет отвечал нам благодарностью. Война знает массовые поездки балерин на фронт, их выступления перед бойцами. После Матильды Кшесинской, сначала открывшей за свой счёт мини-госпиталь, а потом закрывшей его по жадности, балерины значительно нравственно возросли. Отечественная война доказала.

Да, балет всегда кружил и кружит не только в центре сил – его партнёром может быть только сам этот центр. Всё иное – профанация. Когда народная ответственность имеет место, для существования классического танца во всей его полноте хватает законов. Когда иммунная система народа подорвана – взывать можно лишь к тому, кто может приказать.

Вчитываясь в законы, поправки, проекты, поправки к проектам и проекты к поправкам, я не мог избавиться от мысли: да, всё, кажется, хорошо, всё, кажется, предусмотрено для образовательных учреждений в области искусств, но! Есть маленькая фраза, которая не даёт спать спокойно: фраза о том, что вся их деятельность осуществляется в соответствии с федеральным законом.

Хорошо это? Кто бы спорил. Вот только на практике это означает, что, появись какая-нибудь «ювенальная» инициатива о недопустимости, например, «диктата» ранней профориентации, придётся учить детей хореографии тогда, когда уже будет поздно.

Выход есть. Поскольку указы президента имеют силу законов, нужные нам законы уже сейчас желательно слегка уточнить.

Во-первых, «перечень федеральных государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования» из Указа № 1332 хорошо бы превратить в «перечень федеральных государственных образовательных учреждений среднего и высшего профессионального образования», поскольку отделить среднее образование от высшего, основное от специального в хореографии либо совсем нельзя, либо незачем.

Во-вторых, сам перечень наряду с двумя госуниверситетами и Бауманкой неплохо дополнить старейшими балетными школами России: Московской государственной академией хореографии и Академией русского балета имени А.Я. Вагановой.

Внесение их в список необходимо, и необходимо сейчас: особый статус станет основой особого отношения впредь. И основой правоприменительной практики. Необходимо оставить балетные академии эталонами образовательной и воспитательной среды, сохраняющей не только профессиональные кадры балета, но и как схему, на основе которой возможно полное возрождение традиционного для России образования. Они сегодня имеют все признаки научной школы, а о профессионализме наших танцовщиков кто не знает?

Известно: мы не только делаем ракеты и перекрыли Енисей!

Евгений МАЛИКОВ

Статья опубликована :

№47-48 (6302) (2010-11-24)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 5 чел.
12345
Комментарии:

Евгений МАЛИКОВ


Выпуски:
(за этот год)