(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Человек

Все мы немного зайцы

ИЗ ДЕРЕВЕНСКОГО ДНЕВНИКА

Осенью это было. Иду за водой. К роднику. День солнечный, но не жаркий. Тропинка вьётся в порыжевшей, пересушенной летним зноем, ломкой траве, мимо огородов, к заросшему молодым лесом оврагу. Родник – там, в сумрачной глубине, в пестроте реющих солнечных пятен. Этот миниатюрный, словно бы игрушечный, колодезный сруб из крепко подогнанных сосновых брёвнышек, испятнанный щупальцами зеленоватого мха, покрыт широкой доской; над ним, на сучках соседних деревьев, будто ёлочные игрушки, висят черпаки, вырезанные деревенскими умельцами из пластиковых бутылок разного цвета.

Подхожу к спуску в овраг. Вижу: кто-то маячит на тропе. То ли пенёк, то ли зверь. Неподвижен, как статуя. Замедляю шаг, всматриваюсь. Неужели заяц? И точно – он. Матёрый русак. Стоит торчком, на мощных задних лапах, спина и бока бурые, брюхо белое с рыжими подпалинами, ростом – мне по пояс. Усы гусарские вразлёт, вокруг глаз – белые кольца, смотрит пристально. Не боится! Ну да, конечно, я же без ружья, с пустым ведром.

Останавливаюсь шагах в десяти, боюсь спугнуть. Рассматриваю зверя. Он не уходит, прядая длинными ушами, улавливая все звуки вокруг – треск кузнечиков, птичью перекличку, шорохи опадающей листвы, далёкий стрёкот моторной лодки, принесённый ветром с излучины Клязьмы, она здесь светится синим пламенем сквозь кроны сбегающих к ней деревьев.

Мы разглядываем друг друга, наверное, минуты две, и я наконец спрашиваю его:
– Ну что, косой, не уступишь дорогу?

Зверь, словно поняв, о чём его просят, отпрыгивает в хрустнувшую под ним траву, но не убегает – всё так же торчит столбиком, любопытствуя, что будет дальше. Я двигаюсь по тропинке к спуску, не сводя глаз с заячьей морды, торчащей над травой шагах в трёх от тропы, и, поравнявшись, предлагаю ему:
– Давай знакомиться, раз уж ты такой смелый.

И протягиваю ему свободную руку.

Это был непростительный с моей стороны жест, превратно истолкованный зайцем. Издав странный, возмущённо фыркающий звук, он пружинисто взвивается над травой и, уже не останавливаясь, но без суетливых скачков в разные стороны, размеренными плавными прыжками направляется по прямой в заросли ивовых кустов, к спуску в речную пойму.

Я прошёл по виляющей вниз тропинке к роднику, отодвинул доску, осторожно, чтоб не взбаламутить песок на дне ключа, начерпал прозрачной воды в ведро и, поднимаясь наверх, к месту нашей с зайцем встречи, вдруг подумал: а ведь здесь, наверное, место его постоянного обитания. На склонах, под кустами, множество удобных для лёжки мест. Если затаиться, никто не заметит, мимо пройдёт. Ходят же сюда редко, когда уж совсем, к концу лета, иссякает вода в деревенских колодцах. К тому же огороды рядом, есть где косому подкормиться.

Да и картина здесь открывается взгляду особенная: сквозь древесные кроны, за синеющей петлёй Клязьмы, кудрявятся берёзовые рощи, сверкают в камышовых зарослях зеркала стариц, плывут над зубчатой кромкой далёкого леса вереницы медленных кучевых облаков. И всё это твоё!

Ну да, конечно, здесь его дом, а тут вдруг врывается в его замечательной красоты владения некто с пустым ведром. Как не возмутиться, не стать на пути, не показать всем своим видом, что непрошеный гость здесь лишний?.. Ему, наверное, тоже, как и нам, прямоходящим человеческим особям, знакомо чувство своего дома, а оно даже зайцев делает бесстрашными. Ведь он, наверное, ощущает себя частью вот этой речной излуки с бегущей по ней золотой рябью. А ночью, погружённый в чуткую дремоту, видит какие-то свои смутные заячьи сны и, просыпаясь от случайного шороха (мышь-полёвка!), обнаруживает над собой, над ивовыми ветками, над всей речной поймой живое звёздное небо.

Что он чувствует, глядя на мерцание вечных звёзд? Неужели не осознаёт скоротечности своего бытия, пребывая в заблуждении, что его тихая заячья жизнь так же бесконечна, как вот эта светящаяся над речной поймой вселенная? Надо лишь избежать некоторых опасностей – человека с ружьём, зимней бескормицы, трескучих морозов…

Я шёл по тропинке, огибающей огороды, к задней калитке своего деревенского дома, вспоминая сказанное поэтом (мечтавшим «ноктюрн сыграть на флейте водосточных труб»): все мы немного лошади. И, отпирая калитку, пересекая задворку, минуя баню из потемневших брёвен, окрепшие саженцы возле неё и старую яблоню с подпёртыми ветками, готовыми обломиться от тяжести налитых антоновок, поднимаясь с полным ведром на крыльцо, говорил себе: нет, все мы немного зайцы.

Все мы боимся житейских утрат. Всех нас гнетёт звёздный взгляд вечности – загадочный взгляд, то ли насмешливый, то ли сочувствующий. И может быть, единственное, что даёт нам силы жить дальше, зная, чем кончается жизнь, – это чувство своего дома.

Ощущение себя его живой частью.

Его душой.

Игорь ГАМАЮНОВ, деревня ПОГОСТ Владимирской обл.

Статья опубликована :

№4(6309) (2011-02-02)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,4
Проголосовало: 10 чел.
12345
Комментарии:
06.02.2011 11:05:53 - Мария Николаевна Садикова пишет:

Все мы немного зайцы

И еще, немного - волки. Все мы

06.02.2011 11:05:23 - Мария Николаевна Садикова пишет:

Все мы немного зайцы

И еще, немного - волки. Все мы


Игорь ГАМАЮНОВ

 

 

 

 



Обозреватель отдела "Общество". Публицист. Прозаик. Окончил факультет журналистики МГУ в 1966 году, работал спецкором в газетах "Пионерская правда" и "Советская Россия", в журнале "Молодой коммунист". В "Литературной Газете" с 1980года – заведующий отделом права,  шеф-редактор отдела «Общество», обозреватель. .

С начала 70-х - в педагогической публицистике. В издательствах "Знание" и "Политиздат" вышли его книги "Сотворение характера", "Где твой дом, человек?", "Мир и себя открыть", "Легко ли быть папой". Последние две, вышедшие полумиллионным тиражом, отмечены дипломами на Всесоюзном конкурсе, попали в списки рекомендованной литературы для защиты кандидатских диссертаций.

В лучшие "литгазетовские" годы ( с 80-го по 90-й), когда тиражи "ЛГ" вырастали до 6 миллионов, вел дискуссии по кардинальным правовым проблемам, привлекая известных ученых- правоведов. А также все  три десятилетия работы в «ЛГ» публиковал собственные судебные очерки. Серия очерков о затеянной в Волгограде борьбе с помидорниками-частниками, чьи теплицы по решению обкома крушили тракторами местные начальники, закончилась уникальным для последних лет советской власти эпизодом: в январе 90-го волгоградцы с плакатами, цитирующими строчки из очерка И. Гамаюнова «Претендент», вышли на митинги, после которых 1-го секретаря Волгоградского обкома КПСС В.Калашникова отправили в отставку.

По очеркам И. Гамаюнова из Белоруссии («Метастазы», 1988, и «Человек на коленях», 1989) - о следователях, фальсифицировавших уголовные дела ради хорошей отчетности, и следователях-профессионалах, противостоявших этому, снят художественный фильм - "Место убийцы вакантно". Прототип главного героя этих очерков и фильма - следователь Николай Игнатович - стал депутатом 1-го в СССР парламента, членом комитета по расследованию злоупотреблений управленческой номенклатуры, а затем, в 90-х годах, Генеральным прокурором Белоруссии.

В серии очерков о тоталитарной секте так называемых «странников» И. Гамаюнов рассказал о том, как наша отечественная склонность к сотворению идолов привела два десятка человек - актеров, художников, вузовских преподавателей, студентов - к сектантскому образу жизни, к обожествлению создателей секты, толкнувших их в конечном итоге на преступление - убийство известного киноактера Талгата Нигматуллина. Очерки легли в основу книги "Странники", стали основой сенсационных телепередач.

Статьи и очерки последних лет И. Гамаюнова - это выступления по проблемам защиты прав человека. Не раз они становились поводом для пересмотра неправосудных решений, открывали двери тюрем для тех, кто был осужден ошибочно.

Почти все вышедшие книги И. Гамаюнова – продолжение его журналистских расследований : "Камни преткновения", изд-во "Советская Россия", 1988; "Странники" (история одного преступления), изд-во "Казахстан", 1990; документальная повесть "Испытание правдой" в сборнике "Именем закона", изд-во "Советский писатель", 1991; повести "Окольцованные смертью", изд-во "Эксмо", 1996; "Чужая вина", "Ночь в феврале" в серии "Криминальная Россия", изд-во "Олимп", 1996; "Ночной побег" и "Платановый шопот" в серии "Курортный детектив", 1996; "Капкан для властолюбца", изд-во "Гала-пресс", 2000 г.; «Однажды в России», изд-во «Молодая Гвардия», 2005г. ; «Мученики самообмана» (Истории недавних заблуждений), Москва, изд-во «В.А. Стелецкий», 2007г. - все они основаны на криминальных коллизиях последних лет. В 2009 году московское издательство АСТ выпустило книгу прозы И. Гамаюнова «Свободная ладья», содержащей рассказы, эссе и роман «Майгун», отрывки из которого публиковались в «Литературной газете».

В марте 2012 года в московском издательстве "В.А. Стрелецкий" вышла книга Игоря Гамаюнова "Жасминовый дым, роман в рассказах о превращениях любви", а в июне издательство МИК выпустило книгу очерков И. Гамаюнова «День в августе» -  о жизни   русской деревни начала 21 века.


Выпуски:
(за этот год)