(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Многоязыкая лира России

В степи белеет крохотная юрта

ПОЭЗИЯ  БУРЯТИИ                                                                                                                                                                 

Баир ДУГАРОВ

В Гобийских степях

Солончаковой ширью, ковылями
тысячелетья сонно ковыляли,
и новый век у плоскости земли

стоит, одеждой каменной сверкая.
И рёвом небожителей пугая,
несутся Илы в голубой дали.

Но степь всё та ж – как в первый день творенья.
Она по-прежнему не терпит тени –
ни птичьей, ни звериной, ни людской.

Плывут в жаре миражные виденья –
дворцы неугомонных поколений,
плативших за просторы головой.

Рождавшая кровавые тайфуны,
земля спокойно провожает луны
протяжно-долгой песней пастуха.

И не она ль всю горечь испытала,
что сыновей когда-то раскидала
и оттого пустынна и тиха.

Но жизнь есть утро. Островком уюта
в степи белеет крохотная юрта,
и конь закусывает удила.

И над простором, солнечным и лысым,
наполненная яростным кумысом,
по кругу пенясь ходит пиала.

***
В краю, где бродят белые туманы,
до боли безмятежные поляны
хранят в цветах улыбку бытия.
И надо мной, вершинами сверкая,
встаёт, дыханьем детства осеняя,
задумчивая родина моя.
Срок выпал жить мне в непростое время.
Но бремя жизни, сладостное бремя
с щемящей ощущаю полнотой.
И тихая травинка у дороги
щекочет вновь мои босые ноги
зелёной прядью вечности самой.

Двадцатый вагон

Небес светофоры мигают зелёным.
Проносится поезд –
то мчатся века, как вагон за вагоном,
страшнее всё скорость.

Мой век, ты — вагон мой, двадцатый, летящий
меж мглою и светом.
Он жёсткий, но были ль другие помягче,
чем этот.

Мучительно свет пробивается в кронах.
Дорога стальная
гудит, пассажиров досель незнакомых
сближая.

Рождается в этом пути ощущенье
такое,
что общею связаны все поколенья
судьбою.

Пусть сходятся люди с людьми и отроги
с вершиной.
Храни, человечество, чувство дороги
единой.

Во имя весны осыпается солнце
листвою осенней.
Вагон за вагоном. Двадцатый несётся,
дай бог, не последний.
Храм

В тиши, где горько ковылям
и голос птиц картав и ломок,
увидел я буддийский храм,
былого зодчества осколок.

На кровле, светлой в полумгле,
как бы прислушивались лани
к ночной и утренней земле
любви, надежды и страданий.

Храня в себе огонь и синь,
сверкали гаснущие краски,
как будто в серую полынь
сошли с небес восточной сказки.

Наверно, тот, кто создал храм,
был полон замыслов прекрасных;
хотел, чтоб ближе к небесам
земля была. Была как праздник.

И я входил в пустынный храм
с необъяснимой чудной дрожью,
чтоб поклониться и богам,
и человеку с искрой божьей.

Корни

Кочуя от севера к югу,
я слышу в прохладе ночной,
как тянутся корни друг к другу
сквозь глобус земной.

Вот, скажем, срубают осину.
Пусть в дым обратится она,
в земле заключённую силу
другая подхватит весна.
И так продолжается радость
и мудрость упругих ветвей.
Есть – чтобы Земля не распалась
подземное братство корней.

***
Прищурь глаза, в разрезе их
скупом, как след монгольской сабли,
из моря вечности по капле,
вбирая суть времён земных.

Зачем, топча сады, поля,
лавина ржущая промчалась?
Ведь под копытами Земля
всё в ту же сторону вращалась.

Век сверхбылинных скоростей
нисходит в степь, как свет. И кара
за слишком долгий бег коней
и блеск мечей, слепой и ярый.

Я прозреваю в городах,
где отмаячил призрак Гоби.
И по берёзовой Европе
сужу о новых временах.

Я слышу, как шаманят корни,
и слышу, как поёт листва,
и заглушает голос крови
сознанье высшего родства.

Прижимаюсь к усталой земле

Прижимаюсь к усталой земле,
чуть укутанной рыжею хвоей.
Что за гул раздаётся во мгле,
перекатываясь под травою?

Табуны ли несутся сквозь зной
к водопою равниной песчаной?
Может, реки дорогой сквозной
мчатся бешено к океану?

Или, магму вбирая, вулкан
силу копит для новой Помпеи?
Или вздрогнули склоны, немея
от ракеты, пробившей туман?

Или где-то земля на рассвете
от снарядов пришла в содроганье,
словно мало кому-то на свете
человеческих слёз и страданья.

Прижимаюсь к усталой земле.
Всё тревожнее сердце бьётся.
Смутной ноющей болью во мне
беспокойство земли отдаётся.

Возвращение

Я почти полземли обошёл,
всю тайгу на кауром объехал,
чтоб вернуться в единственный дол,
лиственничным окутанный мехом.

Колоннады стволов по краям,
и встают купола поднебесья.
О наследие прадедов – храм
первозданного мудрого леса.

Дух сказаний витает у скал,
росчерк молний на всех перевалах.
Не о них ли я всё вспоминал
на больших европейских вокзалах?

В городах я оставил свой след,
но встречать не могу без волненья
этот вечно лохматый рассвет
над рогами июньских оленей.

Жеребёнком валяюсь в траве,
а трава на невидимом стебле
распускается, солнце колебля,
облаками в большой синеве.

Статья опубликована :

№44 (6298) (2010-11-03)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Баир ДУГАРОВ


Выпуски:
(за этот год)