(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Человек

У подъезда

ОТЦЫ И ДЕТИ

Ребята по-птичьи уселись на скамью у подъезда, пачкая сиденье грязной обувью, – мои чистоплотные соседки опять лишатся вечерних посиделок. Я часто гоняю молодых пришельцев, не скупясь на слова и жесты, и они послушно расходятся, недружественно оглядываясь на меня. Но сегодня, по неведомой мне самому причине, я изменил тактику и говорю:
– Я тоже присяду. Только по-вашему не смогу, надо тренироваться…

Ребята переглянулись и засуетились, стали искать, чем бы очистить скамью, один даже достал носовой платок. У кого-то оказался пластиковый пакет. Я уселся, а они встали рядом и начали рассматривать меня – ненормального.

– Откуда вы, такие (не стал я уточнять)… к нам залетели? Как грачи по весне.

Оказалось, что они сделали здесь остановку по дороге на стадион «Локомотив». Все – студенты престижного московского института, есть москвичи и приезжие из других городов, довольны вузом. Пока всё клёво…

– А как с армией, пойдёте служить?

Наступила тишина. Переглянулись. Первым высказался москвич: нет, в армию не пойдут, надеются на отсрочку. Остальные поддакнули. И тут я, прошедший всю азбуку военной подготовки – в школе, военном училище и на фронте, – задал мучивший нас, стариков, вопрос:
– А если война? Кто же будет защищать страну?

– А кому мы нужны, чтобы воевать с нами? – вопросом ответил один из них.

– Мы, может, и не нужны (видите, как сокращается население страны даже без войны), а вот наша земля с нефтью, газом, лесами и полями многим покоя не даёт. Одни прямо высказывают свои территориальные притязания; другие пока помалкивают, но уже перекрашивают в свои цвета карту с нашей Сибирью, ждут своего часа…

– Страна большая, народа много. Может, без нас управятся? – прервал мои рассуждения красивый юноша. – Есть же любители послужить.

– Ты считаешь, что твой дом, твою семью должен защищать кто-то другой? Москву надо отдать?

– Нет, Москву надо защищать, – сказал иногородний студент. – Но как бы это сделать, минуя службу в армии?

Вот оно что – ребята ищут альтернативу, чураясь ходить «в строю». Это чувство посещало и меня. Я ведь кадровым военным не стремился стать – в армию позвала всеобщая обязанность и подхлестнула война. И меня, в душе штатского гуманитария, коробили «нелепые» команды, обращённые к сотне людей… в единственном числе: «Выходи строиться!», «Равняйсь!» – и т.п. Но это чувство проходило, когда я осознавал себя частью одного целого: взвода, роты, полка.

И неужели их, мужчин, не влечёт естественное желание владеть оружием? В школе мы регулярно ходили в тир, тренируясь в меткости стрельбы из тульской малокалиберной винтовки ТОЗ-8. В училище познакомились со всеми видами стрелкового оружия. А на фронте помимо отечественного было и трофейное оружие, и мы менялись друг с другом: вальтер на парабеллум и наоборот.

Я рассказал, с чем пришлось столкнуться мне, представителю «царицы полей». В танке не воевал, а на танке, в моторизованной пехоте, пришлось. Даже от летящего мимо снаряда сдувает воздушной волной как пушинку. Уж лучше в танке или на земле, как и свойственно пехоте. Летал на самолёте У-2, тоже не понравилось – болтает в воздухе, кружится голова. С парашютом прыгал, но только с учебной вышки, ощущение свободного падения испытал.

Ребята оживились, посыпались вопросы. Почему преобладала проводная, а не радиосвязь (сегодня молодые уже не мыслят себя без сотовой связи)? Почему так зверствовали фашисты – они такие по природе или им давали наркотик перед боем? А что давали нашим солдатам – водку? Пил ли и курил ли я (непременно «Беломор»)? А если шёл бой, то обеда не было? Кормили вкусно? А давали ли на фронте отпуск домой или только после того, как подобьёшь танк (значит, посмотрели кинофильм «Баллада о солдате»)?

Я едва успевал отвечать на этот поток вопросов, и мой внеурочный «урок» продолжался бы и дальше, если бы не перемена погоды: стемнело, небо заволокли тучи. Я достал из кармана ключи и начал выходить из плотного «окружения», а примолкшие ребята стали наперебой протягивать мне руку: «Спасибо! До свидания!» Пошёл дождь, и вся группа с гиканьем, будто по команде во время авианалёта: «В укрытие!» – скрылась из глаз. Я посмотрел туда, где только что гнездилась «стая»: дождевые капли падали на скамейку, смывая пыль и прочий мусор. Сиденье становилось чистым и поблёскивало прошлогодней краской. Словно ничего особенного тут и не случилось.

Или случилось? И мы, представители двух таких разных поколений, смогли настроиться на одну волну? Жаль, что в этом случайном разговоре не участвовали представители Министерства обороны; они бы наверняка осознали, что надо меняться не только призывникам, но и армии.

Евгений ЕЛЬШОВ, ветеран Великой Отечественной войны

Обсудить на форуме

Код для вставки в блог или livejournal.com:

У подъезда

Ребята по-птичьи уселись на скамью у подъезда, пачкая сиденье грязной обувью, – мои чистоплотные соседки опять лишатся вечерних посиделок.

КОД ССЫЛКИ:

Статья опубликована :

№18 (6320) (2011-05-04)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 6 чел.
12345
Комментарии:
23.05.2011 23:48:04 - V R S пишет:

Вчера в Коломенском я видел замечательного старика

Вчера в Коломенском я видел замечательного старика. В Коломенском несколько небольших кафе под открытым небом. Столики одного кафе перетекают в столики другого. Столиков много, они идут, как ряды в кинотеатре. Старик сидел за одним из столов и знакомился с компанией девушек – так, по крайней мере, мне показалось. Замечательный умный старик с «позицией» во взгляде с многоопытным «пониманием». Я только позавидовал его прыти. Мы с женой расположились за одним из столов. Жена вдруг занервничала. Тот самый старик сидел позади нас. Он – жрал. Он жрал то, что было оставлено на столе посетителями. Он пил недопитое пиво. Пожрав, он хозяйски оглядывался и ковылял к соседнему столу, где люди еще ели. Походка его, казавшаяся немощной, вдруг объяснилась: старик был мертвецки пьян. Усевшись за столик к людям, он принялся их разглядывать и что-то говорить. Получив таким образом очередной трофей – пиво и немного шашлыка, пожрав в очередной раз, старик принялся наводить прицелы на очередную жертву. Вот его взгляд скользнул по моей спине – это прям физически ощутилось. Вот он ковыляет к нам. Уже отравленный таким «соседством», я говорю жене: - Сейчас я его пошлю. Возражений нет ? Возражения, конечно, есть. Ведь как пошлешь пожилого человека ? А как сохранишь хладнокровие, видя перед собой эту мычащую пьяную образину с пронзительными и внимательными глазами ? Но все оказалось очень просто и безобидно. Я не ответил на приветствие старика. Чуть постояв, старик заковылял дальше. Я долго удивлялся тогда, как это наглого попрошайку я вдруг принял за престарелого ловласа ? Вдруг понял: а ведь я не ошибся. Он и вправду тогда знакомился. Как бы еще и не без успеха... Мне жаль тех ребят со скамейки. Ребята умны – они учатся в институте и интересуются историей. Ребята воспитаны – они не то, чтобы отправить «советчика» идти своей дорогой, они даже не показали ему своего недовольства. Ребята тактичны – они спрашивали автора лишь о том, о чем он мог рассказать с гордостью. И не мучили неудобными расспросами, как, например, он провел десятки послевоенных лет (т.е. всю сознательную жизнь) и какие заслуги имеет на виду. Одно в ребятах плохо – не умеют они себя уважать. Воспитаны с клеймом «деградирующего поколения», «поколения Пепси» - так себя и привыкли понимать. Так себя и ставят. Перед воспитателями. Этот монолог не был бы полон без еще одного эпизода. Как-то по телевизору показывали деда, который застрелил из ружья залезшего к нему в квартиру грабителя. Перепуганный, жалкий старичок в кепчонке, то ли несомый, то ли ведомый под руки двумя врачами «скорой». Подвело сердце. Инфаркт. Вроде, ясно все. И старика жаль, и что правда на его стороне, тоже понятно. Ну, перепугался. Ну, нажал случайно на курок... И вот читаю я в «Литературке» захватывающую дух статью в стиле стаутовского детектива. Молодой, сильный и смелый Арчи Гудвин вершит лихие дела. И вдруг понимаю, что это та самая история. И что повествование ведет сам дедушка. Тот, который стрелял и попал. Вот дедушка рассказывает, будто б убитый им человек похож на какого-то литературного героя. Он даже предлагает операм полюбоваться книгой с иллюстрацией. Да-да, прям на месте, у свежего трупа ! Вот дедушка перебирает жизненный путь убитого им парня – он все выяснил, и теперь перебирает как бы с жалостью, как бы с сочувствием, и разве что причмок губ не слышен – дескать, как же ты так, парень, парень... Я стараюсь понять, что здесь не так. Этот неуместный Арчи Гудвин между двумя врачами ? Не он. А что, что ?! А вот что. Дед – любуется. Дед собой гордится. Дед рассматривает дорогой и долгожданный трофей. Дед удачно поохотился. Дед никого не убивал, он неплохо провел время, подстрелив утку. Заслуженный успех охотника – можно и перед друзьями похвастаться, можно и статью написать. У друзей-охотников, слава богу, нету ружей. Но у них у всех – принципиальность во мнениях и цепкость во взгляде. Та самая цепкость, от которой чувствуешь себя неуютно даже солнечным днем за столиком безобидного кафе...


Евгений ЕЛЬШОВ


Выпуски:
(за этот год)