(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Панорама

Отмычка

РЕЗОНАНС

Написать эту реплику меня побудила статья Валерия Рокотова «Щель» («ЛГ», № 20), возмутившая своим рапповским нахрапом и какой-то совершенно безмотивной злобой. Мол, мы-то знаем, где вы, недобитки и отщепенцы, заховались, в какой щели попрятались. Вот мы вас…

Пожалуйста, уважаемый, что вам сгодится для выковыривания – фомка или отмычка?

Отмычка, как известно, – это нехитрое изделие доморощенного толка для взлома. Она же считается безотказным приёмом недобросовестной, мягко говоря, критики.

С первых же слов заявитель признаётся, что он не любит старый Арбат. Признайся я, что мне нравится не нравится ходить по Якиманке, взбираться на Петршин холм или бродить по закоулкам Ле Марэ, я не рискую тем самым обидеть москвичей, пражан или парижан. Это как бы моё личное дело, о котором могу оповещать или не оповещать почтенную публику. Заявление же автора литературного издания, что он не любит старый Арбат, – это брошенная в лицо перчатка, вызов на дуэль. Впрочем, это даже не самое оскорбительное для читателей материала.

«Щель», к слову, не первый по счёту антиокуджавовский пасквиль «ЛГ», в которой Окуджава полвека назад работал заведующим отделом поэзии. Диапазон пишущих на этой стезе широк – от утверждений, что Окуджава на Арбате вовсе и не жил (Владимир Потресов, «ЛГ», № 12–13, 2004), до обвинений в занимающем пол арбатского квартала памятнике, тогда как за стихи памятников, по Льву Пирогову («ЛГ», № 46, 2009), у нас не ставят. Интересно было бы знать, за какие такие «заслуги» вслед за окуджавовским на Арбате поставили в 2008 году в Воронеже на Советской площади памятник Алексею Кольцову?

Но это далеко не единственная несуразность названных публикаций, которые выстраиваются в последовательную линию – развенчания не по праву, по мнению газеты, признанного классиком Булата Окуджавы. Так или иначе этой линии придерживается каждый из вышеназванных авторов. По-видимому, разделяет их позицию и редакция. Неслучайно в комментариях к публикации «Щели» в электронном выпуске «ЛГ» модератором сайта на десяток одобрительных откликов оставлен единственный отзыв читателя, не согласного с позицией В. Рокотова. А на независимом портале «Мой мир – Сообщество» «Песня Булата» в Колонтаеве пропорция диаметрально противоположная – среди гула возмущённых голосов почитателей и ценителей Окуджавы нашёлся единственный сторонник автора «Щели».

Должен сказать, что Рокотова как автора, на мой взгляд, отличает крайнее пренебрежение к историзму, или попросту невладение его составляющими. Он оценивает художественные явления 1960-х или 1980-х годов, если это можно назвать оценкой, с точки зрения злободневных явлений и веяний. Означенные же им тенденции оборачиваются тенденциозностью, когда он берётся утверждать что-либо в исторической перспективе.

Но автор «Щели» ни на йоту этим не озабочен. Он даже не потрудился выверить цитаты из хрестоматийных текстов Булата Окуджавы. В «Союзе друзей» с его общеизвестным рефреном «Возьмёмся за руки, друзья» поётся: «Мы крылья белые свои почистим». Пёрышки всё же чистят, а не очищают.

Строка «О Володе Высо-о-цком я песню пою-у-у…» сочинена никак не Булатом Окуджавой, а Валерием Рокотовым и подозреваю, что переиначена издевательски. В стихотворном тексте такой комбинации слов нет как нет. То, что автор поминальных стихов был куда как далёк от издёвки, могут подтвердить первые слушатели – родные и коллеги актёра и поэта Театра на Таганке, когда Окуджава впервые читал эти ставшие знаменитыми строки на гражданской панихиде у открытого гроба своего собрата.

Я не знаю, кто внушил Рокотову убеждение, что литературный круг Окуджавы и круг почитателей поэта ненавидели Высоцкого. И уж полным несоответствием выглядит утверждение, что смерть Высоцкого была воспринята с облегчением арбатской, как выражается Рокотов, тусовкой.

Пожелай автор-фельетонист узнать достоверные подробности об отношениях Театра на Таганке к Окуджаве или Окуджавы к Театру, подробности взаимоотношений между Высоцким и Окуджавой, – достаточно было бы бегло перелистать источники. За несколько десятков лет все они практически распечатаны. При особом желании за дополнительными сведениями можно было бы обратиться к Алле Демидовой или Вениамину Смехову, Валерию Золотухину или, наконец, к самому Юрию Любимову, свидетелям-очевидцам. Им было бы что вспомнить и рассказать вместо придуманных на стороне бредней.

Спустя пару недель после публикации «Щели» состоялась 5-я Международная конференция, посвящённая жизни и творчеству Булата Окуджавы, организованная Региональным общественным фондом Булата Окуджавы и Государственным домом-музеем Булата Окуджавы в Переделкине. В ней принимали участие крупные отечественные учёные – исследователи творчества поэта, знаменитые литераторы из Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, Лос-Анджелеса.

Единственным участником конференции, отреагировавшим на неё, был лауреат Государственной премии СССР композитор Владимир Дашкевич, который плодотворно работал с Окуджавой в театре и кино. Он же был автором музыки к фильму «Плюмбум, или Опасная игра», на который столь подробно ссылается Рокотов. Там, мол, герои поют в семейном кругу «Возьмёмся за руки, друзья», тогда как запевала-папаня браконьерствует, а подпевала-сынуля, сам Плюмбум, готовый закладывать всех и каждого, вообще косит под Павлика Морозова. Вот каков ближний круг, по Рокотову, апологетов Булата Окуджавы, вот кто распевал его песенки. Композитор фильма Владимир Дашкевич, выступая на конференции, не мог не возмутиться такой тенденциозной трактовкой сценария Александра Миндадзе и оценкой поэта.

Должен признаться, что я дважды принимал участие в подготовке сборника компакт-дисков «Песни на стихи Булата Окуджавы в кино», и мне хорошо известен свод картин, в которых звучат окуджавовские песни. Помимо автора и актёров-вокалистов эти песни по сюжету фильмов исполняют более сотни персонажей – от советских пионеров до обитателей захудалого дома престарелых где-то в Казахстане. И петь их не возбранялось никому – ни героям «Белорусского вокзала», ни персонажам, у которых были свои счёты с законодательством родного отечества. Равно как и песни Владимира Высоцкого – пелись всеми и везде, невзирая на социальный статус исполнителей.

Можно вспомнить, как четырнадцать лет назад Москва прощалась в Театре Вахтангова с фронтовиком Булатом Окуджавой. Как время прощания постоянно продлевалось на очередные два часа вплоть до того, что был отменён вечерний спектакль, и никто из зрителей не запросил возврата денег за купленные и неиспользованные билеты. Как и на несостоявшийся «Гамлет» с Владимиром Высоцким..

«Можно вспомнить опять – да зачем вспоминать?..» Вряд ли это послужит убедительным резоном автору «Щели».

«Вижу потомка я профиль возвышенный…», как писал Булат Окуджава в прощальных стихах.
И как он же писал гораздо раньше – «Ах, это, братцы, о другом…».

Валерий БОСЕНКО

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№26 (6328) (2011-06-29)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
1,9
Проголосовало: 9 чел.
12345
Комментарии:
07.07.2011 10:33:54 - Marja_Ivan Ivan_ova пишет:

история Арбата началась не в 1917 г.

История Арбата началась не в 1917 г. и, тем более, не в "оттепель" 1960-х. В этом районе жила коренная русская интеллигенция, в том числе, потомки Рюрика. Это были талантливые труженики, патриоты, соль земли русской. После революции многих из них выслали или вынудили уехать из страны, многие погибли в тюрьмах и лагерях. Оставшихся "уплотнили" многочисленные «герои» Гражданской войны и прочие самозванцы. Их травили, сажали и "уплотняли" вплоть до оттепели конца 50-х. Поэтому идиллия коммуналок, показанная, например, в фильме "Покровские ворота" - ложь, при всей симпатичности этого фильма. История Арбата связана с самыми трагическими страницами истории России, романтизировать ее - преступление. Уважаемый поэт-песенник, лирик и романтик Гражданской войны Булат Окуджава никакого отношения к подлинной истории Арбата не имеет.

05.07.2011 22:17:11 - Владимир Павлович22 Ромов пишет:

ВЛАДИМИРУ ЮРЬЕВИЧУ КОНСТАНТИНОВУ

Если бы ещё Окуджава, напевая песенки о своём поломанном детстве на Арбате, помянул бы тех, кого вырезали и истребили на Арбате соратники его отца, прежде, чем занять их дома и квартиры!

02.07.2011 23:44:35 - bakunin пишет:

Реплика

Повторюсь: говорить с Константиновым не о чем. Остаётся лишь посочувствовать, как не повезло ему с родственниками, отравленными "оттепельной литературой". С опозданием прозревший, он вполне годится в расстрельную команду, буде такая появится для окончательного расчёта с дерьмократами.

02.07.2011 23:00:37 - ВЛАДИМИР ЮРЬЕВИЧ КОНСТАНТИНОВ пишет:

Хуже чем миф - полуправда!

Поясню, почему назвал репрессии 1937-го «мифом». Дело в том, что я и сам «пострадавший» от него. «С меня при цифре 37 в момент слетает хмель» - если можно процитировать поэта в таком контексте. Вторая цифра – 41! Ну, вторая – понятно, но первая-то, первая! А всё дело в том, что моя родня успела основательно набить библиотеки оттепельной советской литературой, в которой просто неприлично было не подпеть итогам ХХ съезда и не помянуть о том, как страшен был этот самый клятый 37-й. «Смотрите, никому не известный Солженицын как взлетел со своим «Иваном Денисовичем», сам Никита ему руку жал и слезу непрошенную смахивал украдкой, есть заказ партии, главное – подсуетиться»… Суетились недолго, но понаписать успели много. Много позже я их страшилками зачитывался, особенно заводило то обстоятельство, что к середине семидесятых они стали почти запретным чем-то… До сих пор, как скажут 1937 – мороз по коже. Не буду разъяснять, ЧТО в действительности происходило в ту эпоху, на то есть специалисты уровня Ю.Н.Жукова. Два замечания: первое - репрессии были всегда, и до 1937-го и после оного. Это было прямое продолжение Гражданской войны, сначала «комиссары в пыльных шлемах» жгли, стреляли, травили ипритом «классовых врагов», раскрестьянивали, расказачивали, раскулачивали и так далее, а потом их самих, как устаревшее оборудование – на замену! И второе – я почти не встречал в оттепельной литературе сочувствия к жертвам «комиссаров», даже упоминания об этих жертвах (дескать, если что и было, то время такое - «не обойтись без сирот»), зато о «доме на набережной» или, скажем, о «крутом маршруте» мамы Василия Аксёнова… такой вселенский плач, того и гляди – сам зарыдаешь. Потому – «их круг». А эти «простолюдины», мужики и бабы? Нарожают! Очень схож с плачем по 1937-му плач Л.Чуковской (их круг) по безвинно сосланному в деревню И.Бродскому – «Бедный мальчик, его там заставили УБИРАТЬ ВИЛАМИ НАВОЗ! Кровавые палачи!» Были репрессии в 1937? Да, были. Но они не сопоставимы по масштабу и количеству жертв с тем, что творили "безвинно пострадавшие старые партийцы, верные коммунисты-ленинцы" с остальным беспартийным народом за двадцать лет,предшествующих "кошмарному 1937-му". "Арбатская щель" была гнездом их замечательных, взявших таки своё, деток И вот, моё поколение, изучавшее историю Родины по «Архипелагу Гулаг», оттепельной прозе и самиздату (иного варианта тогдашние ослы-сусловцы не предлагали, легче было «не пущать» и запрещать), с трудом продирается сегодня через собственные рефлексы, привитые такой, с позволения сказать, «исторической» литературой. С нами, действительно, часто «не о чем говорить».

02.07.2011 18:51:07 - bakunin пишет:

Миф?..

Самое замечательное в отзыве Константинова это слова "... популярный миф о кошмарном 37-м...". Говорить с ним не о чём.

02.07.2011 17:09:27 - ВЛАДИМИР ЮРЬЕВИЧ КОНСТАНТИНОВ пишет:

Кулачок "творянина"

Статья Рокотова (пусть будет - "фельетон", ежели так уж хочется автору "Отмычки"), действительно, написана не только об Окуджаве. Мне думается, она посвящена советской "творческой" интеллигенции, гордо прятавшей в карманах свои знаменитые фиги при ненавистном тоталитаризме, что не мешало им в три горла жрать из советской кормушки, которую они в те ужасные времена окружали плотным, непробиваемым щитом. Себя они, с подачи А.Вознесенского, называли "творянами", "арбатством" и ещё как-то так же... скромненько. Жили они дружно, не считая мелких ссор за место в "табели о рангах" и местечковых разногласий на тему "кому какая щапка полагается".. Беззаветно любили Америку за демократию, джинсы, "Великолепную семёрку", джаз, Элвиса Пресли и "воздух свободы". Боготворили Никиту за "разоблачение усатого кровопийцы" и возврат "ленинских норм" (норм их пайка, главным образом) Ведь многие из них были детишками когда-то репрессированного начальства (отсюда популярный миф о кошмарном тридцать седьмом; действительно - кошмар: отобрали у их пап дачи, самовары, патефоны, домработниц, власть над людишками, часто - саму жизнь), отсюда и застарелая обида, латентная ненависть к стране и её народу. А также бурная радость при падении СССР, которую я хорошо помню, ибо был свидетелем - "Покатилось - весело кричал один "творянин", закусывая коньячок шоколадкой, - всё покатилось, теперь уж не остановишь, докатится, развалится, распадётся к чёрту, на мо-ле-ку-лы! Дожили, слава те Господи, быдлу быдлово!". И только когда упала и система их кормления, исчезла кормушка - радость сменилась недоумением - "нас-то за что? Не... мы так не играем"... И поехали "творяне" кто куда - в Америку, в Израиль, в Великобританию. А там - бац! - кормушка также обмелела. Зачем кормить антисоветчиков, если исчезли "советы"? Раньше бывало, уедешь "туда", вытащишь фигу из кармана - продаётся, как горячие пирожки! Диссидентство - это был такой род интеллигентского бизнеса. И вот - сгорел бизнес! Пометались-пометались; кого-то пристроили в СМИ, кого-то на ТВ, кого-то в новых издательствах, расплодившихся в несметном количестве (в основном для отмывки украденных из бюджета денег). "Рассосались", так сказать. Правда, не сразу, лет за 10-15. Но вот, что любопытно: ультралевая наша творческая («вторческая»!) интеллигенция мгновенно стала «ультраправой», как только заговорили танковые пушки и запылал Белый дом. «Так их! Вырвать жало! Раздавить гадину! Загнать хама в хамскую берлогу!». Замахали холёными кулачками. И среди них особо выделялся маленький кулачок главного «творянина» - Булата нашего Шалвовича. Помните?

01.07.2011 13:51:22 - Marja_Ivan Ivan_ova пишет:

почему все должны любить Старый Арбат?

<<Заявление же автора литературного издания, что он не любит старый Арбат, – это брошенная в лицо перчатка, вызов на дуэль.>> Я искренне люблю стихи Булата Окуджавы, но не люблю Старый Арбат. Неужели этим я кого-то вызываю на дуэль?. Много раз читала мнение людей, живших в 50-60 г.г.на Арбате о том, что нынешний "арбатский новодел" совершенно не соответствует духу Старого Арбата. Читала также, что арбатские коммуналки образовались после подселения бедняков в отнятые у законных владельцев квартиры. В 30-ые годы в этих коммуналках люди тряслись от страха перед "черными воронками". Так, за что же я ,ну просто обязана любить Старый Арбат. "Арбатство, растворенное в крови" - это романтика "оттепели 60-х". Такая же романтика, как "комиссары в пыльных шлемах". Не люблю комиссаров ни "в пыльных шлемах, ни в мыльной пене".

30.06.2011 17:25:55 - Харитон Моржовый пишет:

То ли бревно в глазу, то ли по глазу бревном

Г-нъ Бакунин, обвиняя Валерия Рокотова в советском разносном стиле, сам себя стилистически и жанрово высек: "Рокотов постыдно засветился на критической ниве, совершенно абстрагируясь от времени..."

30.06.2011 02:43:03 - bakunin пишет:

Булат

В одном из откликов на "Щель" Рокотова в № 20 уплмянуты Моська и Слон... И этим ёмко всё сказано. В "лучших" традициях не только рапповского, как пишет Валерий Босенко, но и советского разносного стиля 30-40-х годов с пришиванием ярлыков в "безидейности", "антипатриотизме" (этих слов он с трудом избежал), Рокотов постыдно засветился на критической ниве, совершенно абстрагируясь от времени, от истинно поэтичных жемчужин поэта и народной любви к светлому таланту, чьи песни переживут не одно поколение, а уж тем более - злопыхателей известного толка. Дай-то Бог, чтобы в России появился достойный наследник Булата с той же щемящей, берущей за сердце нотой, с тонким и ненавязчивым призывом к благородству, с болью за человека и - по сути за свою Родину.

29.06.2011 18:29:46 - Харитон Моржовый пишет:

свет включили и тараканы засуетились

Вообще-то, статья Валерия Рокотова была не об Окуджаве, а о босенковых.


Валерий БОСЕНКО


Выпуски:
(за этот год)