(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Человек

Неустановленные лица

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ТЕМЕ

Владимир ГРУДСКИЙ

Пенсионеров теперь не остерегают: если некие фирмы предлагают расчудесные таблетки-порошки, да ещё и по баснословной цене, звоните по «02» или в районное УВД. А не то, дескать, угодите в лапы к мошенникам.

Почему же здравоохранение протрубило отбой? Мошенникам, грабящим стариков, дали по рукам? Вот и генерал-майор МВД Виктор Ищенко в интервью ИТАР-ТАСС сообщил: полным ходом реализуется комплексная программа борьбы с мошенниками «в отношении социально незащищённых граждан». Благодаря чему удалось «оста­новить рост и даже снизить» число преступлений. В прошлом году – с 225 до 160 тысяч. А за первые три месяца 2011 года было выявлено почти на 15% меньше, чем годом ранее. Правда, сделал генерал оговорку, проблема продолжает быть актуальной.

Что же именно позволило «остановить и даже снизить»? Жульё ли, убедившись в неизбежности кары, запаниковало и ведёт себя скромнее? Или старики, вооружённые знаниями, стали реже попадаться в беспощадные сети?

А кто, собственно, вооружил знаниями? Поликлиники? Вряд ли. Их крайне лаконичные воззвания были обречены на поражение в конкурентной борьбе за влияние на стариков. Потому что не содержали в себе аргументации, способной опрокинуть хитроумные, многообразные, основанные на хорошей психологической выучке комбинации мошеннических фирм. А вот программа, которую, по словам генерала Ищенко, реализует МВД России, – совсем другое дело. Само её полное название чего стоит: «комплексная информационно-разъяснительная». То есть, нетрудно догадаться, включает в себя работу с населением. А также «в рамках программы по всей стране проходят круглые столы и конференции с участием представителей различных ведомств и общественных организаций, призванные выработать максимально эффективные меры по профилактике «социальных мошенничеств». Не говоря уж о том, как заявил высокий полицейский чин, что «ведётся активная работа со стороны сотрудников уголовного розыска, участковых уполномоченных».

Сомнений в эффективности истребителей мошенничества возникать вроде как не должно. Не только факты – цифры тоже упрямая вещь. Сколь бы ни была подмочена репутация официальной, тем более ведомственной, статистики. А то, что в разных концах России, включая обе столицы, не иссякает поток криминальных сюжетов всё того же печально известного свойства, так генерал ведь честно признал: «Проблема продолжает быть актуальной»…

Напомню, что стоит за «печальной известностью». По признаниям стариков, они, беседуя с мнимыми «докторами» – пускай и заочно, – чувствуют себя как под гипнозом. Диагноз им ставят, назначают «лечение» тоже исключительно по телефону, встречаются лишь с курьером, который доставляет препараты (дешёвенькие биодобавки под видом лекарств) по заоблачным ценам. Позднее выясняется, что навязанное лечение бесполезно, а нередко здоровье ухудшается (порой после временного улучшения) – однако ушлые «доктора» всегда найдут способ рассеять недовольство и сомнение.

Теперь забудем об упрямстве цифр и обратимся к упрямым фактам.

ИТАР-ТАССФакт первый. Стольному граду не повезло. Оптимистическая тенденция, отмеченная генералом Ищенко, обошла Москву стороной. Как заявил на пресс-конференции заместитель начальника уголовного розыска города полковник Рифат Каберов, количество зарегистрированных мошенничеств, связанных с лжеуслугами медицинского характера, растёт небывалыми темпами – включая и прошлый год, и первые месяцы нынешнего. Полковник и генерала невольно подправил, сняв с его фразы «преступлений было выявлено почти на 15% меньше» некоторую двусмысленность, которая лакирует криминальную действительность. Каждому известно, что «было выявлено» и «произошло на самом деле» – не всегда одно и то же. В полицию, сказал Каберов, обращаются лишь 30 процентов пострадавших. Так что к числу выявленных преступлений нужно прибавить ещё 70 процентов. Не думаю, что общероссийская картина сильно отличается от столичной. И потому: стало ли преступлений действительно на 15% меньше?.. Кстати, вот и объяснение того, почему поликлиники отказались от благородной миссии по расклейке своих обращений. Бесполезно.

Факт второй. Насчёт слов «в рамках программы по всей стране проходят круглые столы и конференции с участием представителей различных ведомств и общественных организаций». Вот вам, читателю, представляющему как минимум население, а может, и какое-то ведомство или общественную организацию, приходилось слышать об этой программе до сего момента? Вас, ваших родственников или знакомых кто-либо «информировал-разъяснял», какими уловками пользуются мошенники, чтобы втереться в доверие? Как себя обезопасить от их словесных нежностей и удушающей хватки? И наконец, известны ли вам примеры суровой справедливости российского правосудия по отношению к этим мерзавцам?

Именно о том же самом я спрашивал у стариков. И у жертв мошенников, и у тех, кому, по сути, такая возможность продолжает реально угрожать. Нет, никто и слыхом не слыхивал о мерах, осуществляемых «в рамках программы».

Более того. Нередко мне самому адресовался вопрос: кого-нибудь из мошенников судили? Дали срок? О таких случаях мне ничего не известно. В моей декабрьской статье («Закупорка мозга с откупоркой кошелька», «ЛГ», № 49, 1.12.2010), напомню, рассказывалось о нескольких милицейских операциях в Москве и Санкт-Петербурге, когда были ликвидированы крупнейшие группировки мошенников-лекарей и без малого сотня жуликов арестована.

«Прошло почти полгода, – цитирую текст своей статьи. – И за всё время в новостных ресурсах не появилось ни слова… Как продвигается следствие? Какие ещё выявлены факты? Когда материалы дела будут переданы в суд?..» Сейчас, спустя семь месяцев, могу внести одно мелкое исправление: «Прошло больше года». Ясности так и нет. Причём не только в отношении самих мошенников. Среди фигурантов были и пособники – офицеры милиции, которые «работали» у них на фиксированной ставке.

Впрочем, на одном из телеканалов прозвучало-таки нечто новенькое. Три десятка арестованных сотрудников одной из мошеннических фирм, обманувшей, по предварительным данным, несколько тысяч человек (главарь в год имел прибыль около 1 миллиона долларов), отпустили!.. Дескать, не мошенники они, а… предприниматели. А позднее мне стало известно: передохнув в СИЗО, они вновь принялись названивать одураченным пациентам, навязывая им копеечные БАДы под видом дорогих лекарств. И делают это до сих пор.

Уже в этом году полку мошенников, повязанных полицией, прибыло – опять Москва, а ещё Пермь, Башкирия. В целом обвинения выдвинуты нескольким десяткам преступников. Закон предполагает до 10 лет тюрьмы. Предполагает, но… не «располагает». И кто поручится, что в судебном зале арестованных вновь не освободят – как «честных предпринимателей»?..

Факт третий. Предваряемый вопросом: а сколько преступлений не было выявлено и почему? Особенно если, как утверждает генерал Ищенко, «ведётся активная работа со стороны сотрудников уголовного розыска, участковых уполномоченных»… Да, офицеры полиции, искренне и добросовестно изобличающие мошенников, имеются. Но, увы, не они составляют большинство. Иначе с чего бы 70% обманутых артачились набирать «02»? Этих людей, убеждён, вряд ли удивит финал истории с несчастной героиней моей предыдущей публикации.

Елена Николаевна (имя изменено) увидела по ТВ операцию УБЭПа, ликвидировавшего «Институт человека» (он же НИИ здоровья человека, ограбивший Елену Николаевну). После чего и месяца не прошло, как вновь стали названивать «доктора» с до боли знакомыми голосами. Настаивали на продолжении лечения. «Тревожились»: «У вас проблемы со здоровьем крайне серьёзные» и даже «вам жить осталось не больше недели». Вот тогда и попросила дочь Татьяну написать заявление в Бабушкинскую межрайонную прокуратуру Москвы.

Татьяна изложила всё как есть. Результат лечения был нулевым. Под видом лекарств продавались биодобавки, но по бешеным ценам, – на общую сумму 400 тысяч рублей. А главное, как вообще возможна «телефонная медицина»? Без личного осмотра, без обследования, анализов и т.д. И лечение тоже бесконтрольное. Ясно, что такая медицинская практика – незаконная…

Говорилось в заявлении и о наглом запугивании: когда Елена Николаевна отказалась приобретать «лекарства», ей принялись угрожать по телефону то «администратор» фирмы, то какой-то «полковник милиции».

К заявлению был приложен список из десяти фамилий с номерами телефонов лжелекарей, которые выходили на связь…

Через три недели Татьяне позвонил участковый, пригласил зайти. «Прочитал я ваше многостраничное заявление, – начал майор Билый Сергей Викторович тоном, не предвещавшим больших надежд. И тут же отмёл их окончательно: – А что я могу сделать? Зачем мне «висяк»?»

А назавтра заявился к ним домой. Взял письменное объяснение от Елены Николаевны, а также чеки с печатью ООО, продававшего баночки. Забрал и сами баночки, все 18 штук, 11 разных наименований. Почти в каждой бренчали неиспользованные таблетки или капсулы, которые пациентка бросила глотать, потому что они стали вызывать сильнейшую изжогу. Только на одной упаковке было указано, что это БАД. Остальные как бы шли по разряду лекарств: от панкреатита, болезней сердца, суставов, глаз… (Кстати, на днях Елена Николаевна навестила окулиста, у которого не была очень долго – с ним успешно соперничали «универсальные глазные средства», купленные в «НИИ». Окулист обнаружил… запущенную катаракту и дистрофию сетчатки.)

В отведённый законом срок пришло письмо от начальника ОВД по Ярославскому району Глущенко С.В. Мол, после проверки фактов, указанных в заявлении, принято решение отказать в возбуждении уголовного дела. А на другом листе – «Постановление об отказе…», вынесенное уже знакомым нам участковым. Суть приведённых в заявлении фактов он истолковал по-своему. Например: «Лекарство, назначенное врачом, помогло ей (Елене Николаевне. – В.Г.) избавиться от болезни» (?!). Тут всё славно – и «врачом», и «помогло избавиться». Но в другом месте – почему-то «псевдоврачи». Да как посмел майор оскорбить людей, которых сам же называет «неустановленными лицами»?..

Нет и упоминания об экспертизе баночек с содержимым – значит, не проводилась. Что подтверждает и такая фраза: «Цены лекарств, указанные на чеках, возможно, завышены». Да бог с ней, экспертной проверкой, сам бы, на худой конец, ввёл эти названия в любую поисковую систему и узнал, лекарства это или БАДы и какова реальная цена.

Что это была за проверка, видно и из сопоставления дат. Участковый отмечает, что заявление к нему поступило 16-го числа, а постановление об отказе в возбуждении уголовного дела датировано… 18-м того же месяца! Уже на следующий день после того, как побывал у потерпевшей, взял у неё объяснение, чеки и баночки…

Ну и финал сего документа (с сохранением авторской орфографии и внятности): «Из материала проверки по заявлению гр… в действиях неустановленных лиц формально усматриваются признаки состава преступления предусмотренные ст. 159 УК РФ. Однако учитывая тот факт, что в материале проверки имеют место гражданско-правовые отношения, данные фирм указаны в свидетельстве и рекомендациях, состояние здоровья гр… не ухудшилось, а общественный порядок ранее не был нарушен, интересы третьих лиц не были затронуты руководствуясь ст. 144, 145 и 148 УПК РФ на основании п. 2 части первой ст. 24 УПК РФ… отказать в возбуждении уголовного дела».

Напоследок: копии отправлены заявительнице и бабушкинскому межрайонному прокурору советнику юстиции Митяеву В.А.

Понять мотивы отказа ни Елене Николаевне, ни её дочери Татьяне было не дано. Мне, признаюсь, тоже. Поэтому я обратился к опытнейшему юристу, ныне адвокату, а на протяжении трёх десятков лет следователю по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР, затем РФ Леониду Прошкину. Вот его комментарий.

– Заявление дочери потерпевшей должно было быть расценено как заявление о совершении преступления. Участковый и пишет: «формально усматриваются признаки состава преступления, предусмотренные ст. 159 УК РФ». Но раз так, нужно было обязательно указать часть статьи. Чтобы квалифицировать преступление: тяжкое, незначительное, средней тяжести… Тем более что тут сумма-то ой-ой-ой какая. Она тянет на тяжкое преступление, на часть третью: мошенничество, совершённое группой лиц, с причинением ущерба гражданину в крупном размере.
Чтобы решить вопрос, есть ли состав преступления, должны были провести экспертизу – упаковок и самих препаратов. Их впаривали как лекарства, а в баночках, допустим, нечто другое. Но даже если бы это подтвердилось, за них ведь переплачено втридорога, что установила бы товароведческая экспертиза. То есть уже тут в чистом виде наглое мошенничество.

Далее. «Однако, учитывая тот факт, что имеют место гражданско-правовые отношения…» То есть обращайтесь в суд с иском к фирмам, чьи названия указаны на чеках и на этикетках упаковок. Взыскивайте с них в рамках гражданского дела. Но конфликт в рамках гражданско-правовых отношений не связан с обманом. А хищение путём обмана или злоупотребления доверием – это мошенничество, уголовное дело.

И что мог проверить участковый за два дня?

Вот он пишет: «неустановленные лица». А пытался их установить? Ведь в заявлении названы конкретные имена и фамилии, телефонные номера, рабочие места. Значит, должен был узнать, существуют ли эти номера, на кого зарегистрированы, отправить запросы в те места, где эти лица якобы сейчас работают и где они якобы раньше работали.

А откуда он знает, ухудшилось или нет состояние здоровья у пенсионерки? Для этого надо было не её саму или дочь слушать, а в любом случае освидетельствовать старушку.

В общем, ничего не сделано. И давать оценку, какие здесь отношения – гражданско-правовые или уголовно-правовые, – у участкового оснований нет ни малейших.

Полиция отделалась формальной отпиской.

А ведь при надлежащей проверке кроме мошенничества можно было бы, не исключено, найти ещё ряд уголовных статей. Например, незаконная предпринимательская деятельность. Незаконное использование товарного знака. И так далее.

И, между прочим, с заявлением о совершении тяжкого преступления не участковому следует разбираться, а профессионалам посерьёзнее.

Обоснованные претензии вызывает и позиция бабушкинского межрайонного прокурора. Он же получил копию. И был вправе, отменив необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела, распорядиться насчёт дополнительной проверки.

Увы, то же самое у нас происходит с абсолютным большинством заявлений, с которыми обращаются в полицию или в прокуратуру. Это правовой беспредел! Абсолютное нежелание правоохранительных органов защищать своих граждан.

Такие «проверки» я бы назвал ещё более виртуозной лапшой на уши, чем повадки мошенников.

В статье «Закупорка мозга с откупоркой кошелька» я задавался вопросом: чья мать или тёща должна пострадать от мошенников в интересах остальных граждан? Может быть, министра внутренних дел?.. Не знаю, есть ли у главы МВД тёща. Но если есть – то над ней, не сомневаюсь, безоблачное небо. И никакие «неустановленные лица» её не беспокоят…

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№35 (6336) (2011-09-07)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 2 чел.
12345
Комментарии:
09.09.2011 09:48:26 - Валентин Иванович Колесов пишет:

Продолжить борьбу за правопорядок!

Президент Медведев внес свой вклад в эту борьбу: переименовал милицию в полицию. В статье показано, что и в других правовых структурах надо наводить порядок, в первую очередь, в прокуратуре. Надо переименовать ее: с учетом того, что слово "прокуратура" происходит от латинского "заботиться", переименовать, например, в "заботники". И процесс пойдет. http://lit.lib.ru/o/osxkin_i_w/ http://lit.lib.ru/k/kolesow_w_i/


Владимир ГРУДСКИЙ


Выпуски:
(за этот год)