(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Совместный проект ЛАД

Морской волк из Бобруйска

ПРЕМИЯ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА

Георгий Поплавский – целая эпоха в мире искусства. По многогранности вряд ли кто-то с ним сравнится – он одинаково хорошо владеет техниками живописи, акварели, графики, литографии. С творческим почерком художник определился ещё в 1960-х – во времена «сурового реализма». «Блокада», «Браславский лён», «Время длинных ножей» – эти и другие произведения Поплавского находятся в Национальном художественном музее Беларуси, Третьяковской галерее, в музеях Украины, США, Швейцарии, Индонезии.

Сегодня народный белорусский художник Георгий Поплавский действительный член Российской академии художеств и Национальной академии наук Беларуси, лауреат многих международных премий. В 39 лет ему была присвоена премия Ленинского комсомола Беларуси, в 43 – Международная премия имени Джавахарлала Неру. Сейчас он номинирован на премию Союзного государства в области литературы и искусства.

Его малая родина – тихая деревушка Бортники под Бобруйском. Здесь прошли детство, отрочество и первые годы юности. Родился же Георгий Георгиевич на Украине, в городе Ровно. Там жила в то время вся мамина родня, и когда ей пришло время рожать, женщина из деревни уехала к своим, в город. А потом вернулась назад, в Бортники.
Родители Георгия Поплавского – русские, из старообрядцев. Отец долгие годы работал слесарем на фа­нерно-­деревообрабатывающем ком­би­нате в Бобруйске. На комбинате его ценили и за умелые руки, и за усердие, добросовестность.

Сам Георгий Георгиевич признаётся: «Если мне что-то и удалось сделать в этой жизни, то только благодаря тому, что родители сумели воспитать во мне любовь к труду. Хотя, по правде говоря, моё трудолюбие уже на порядок ниже. Городские условия, наверное, сказались. Я вот просыпаюсь рано, но сразу вставать не люблю. Зато если возьмусь за работу, то делаю всё с увлечением, с азартом. Иногда у мольберта могу простоять и семь часов, и восемь, и больше».

Рисовать ему хотелось с детства. Правда, условий для этого не было. Война, послевоенная разруха. Ни хорошей бумаги, ни красок. Карандаши цветные и то достать было трудно. Но он всё же рисовал. Большую роль в детском восторге сыграл кружок изобразительного искусства в Бобруйском доме пионеров, которым руководил Борис Фёдорович Беляев. Именно ему удалось привить детям любовь к природе и разжечь первое желание самому что-то нарисовать.

За плечами Георгия Георгиевича – Минское художественное училище. В то время Минск ещё лежал в руинах. В первую очередь восстанавливали заводы и строили новые – тракторный, автомобильный. Будущие художники занимались, где придётся. Например, в курилках театра оперы и балета, которые находились в то время на втором и третьем этажах.

Училище сразу окончить не удалось. В 1951 году Георгия призвали в армию. Армия не прошла даром, признаётся художник, дала опыт, который в иных условиях не приобретёшь. С тех пор одной из главных тем в его творчестве стала тема войны. Поплавский оформлял мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой», создал несколько серий картин на военную тему, в том числе партизанскую. Наиболее известна серия «Хроника одного отряда». Так что он до сих пор считает себя солдатом…

Диплом художника Поплавский получил в 1955 году. И сразу же поступил в Бе­ло­русский театрально-художественный институт. В начале 1960-х много работал в качестве иллюстратора в журналах «Берёзка», «Маладосць», «Беларусь». Оформлял книги, например произведения Джека Лондона. Это навсегда связало его с графикой.

В середине 1960-х Поплавский задумал большое путешествие. Стал оформлять документы, чтобы пойти в поход к берегам Антарктиды на знаменитой тогда китобойной флотилии «Юрий Долгорукий». Однако оформление необходимых документов заняло почти год, и флотилия ушла на промысел без молодого белорусского художника.

В то время из Калининграда в Северную Атлантику отправлялась рыболовная флотилия, и Поплавский решил устроиться на один из больших морозильных траулеров. Нужно было сфотографироваться на паспорт моряка, как того требовали международные правила, в белом костюме с чёрным галстуком. Белого костюма, понятно, у него не было. Он пришёл в фотоателье и увидел на вешалке засаленный белый пиджак, в котором, видимо, фотографировались многие сотни моряков. Под него надевали бумажную манишку с нарисованным чёрным галстуком…

Так он оказался среди рыбаков. Около месяца шли в Северную Атлантику. Ловили там рыбу, отвозили на Кубу и возвращались к месту лова. Все получали приличную зарплату, которая перечислялась на сберкнижки. Один Поплавский был без денежного содержания. Он рисовал рыбаков…

После возвращения через полгода на родину были организованы крупные выставки Поплавского в Минске и Москве, они имели большой успех. Некоторое время он приводил в порядок рисунки и другие работы, сделанные во время плавания, занимался станковой живописью. Но вскоре опять потянуло в дорогу. В 1968 году два месяца провёл на Сахалине, потом поехал на Камчатку и Командорские острова в Беринговом море.

В 1982 году был большой поход по Северному морскому пути. Поплавского назначили руководителем группы художников из разных республик, поскольку он был уже «морским волком». Не раз путешествовал Поплавский и в «тёплые» страны – Мексику, Индию, Индонезию, Австралию…

Но самая большая любовь Геор­гия Поплавского – белорусские Браславские озёра. Уже после института вместе с женой Натальей постоянно ездил туда. Бывало, по нескольку раз в год. Жили в деревне Масковичи… С тех пор Браславщина стала для него центром мироздания. И средством понимания жизни.

Около пятидесяти лет подряд он ездил сюда рисовать, писать этюды и картины. За это время были созданы сотни великолепных произведений, ныне украшающих многие музеи мира. Купил здесь дом на хуторе недалеко от Слободки. Ещё застал то время, когда во многих озёрах Браславщины водились раки, которых ловили руками. На своих полотнах и рисунках Поплавский запечатлевал самые разные стороны жизни людей Браславщины. Но, пожалуй, самое сильное впечатление на него произвела косьба травы толокой, когда на берег озера Недрово выходили до полусотни косцов, которые двигались ровной линией. Женщины сгребали сено, варили обед. Садились есть все вместе. И начинали, понятно, с душистой ухи, рыбу для которой ловили мальчишки. Запахи ухи, сена так и остались в его душе как лучшие воспоминания о том времени…

Поплавский дружил со многими известными белорусскими прозаиками и поэтами – Иваном Мележем, Аркадием Куле­шовым, Василём Быковым, Владимиром Ко­рот­кевичем, Янкой Брылём, Алесем Ада­мовичем, Алексеем Кулаковским.

Кроме минских издательств ему нередко делали заказы и московские. Поплавский, например, оформлял юбилейный однотомник Василя Быкова, «Полесскую хронику» Ивана Мележа и другие книги.

Несмотря на то что Георгий Поплавский живописец по образованию, ему всегда нравились рисунок, гравюра, офорт. Более того, его так увлекла иллюстрация, что он стал ей отдавать почти всё своё рабочее время. «Эта работа, – говорит он, – доставляла и доставляет мне настоящую радость. Ведь если к ней относиться со всей серьёзностью, с любовью и вдохновением, для художника в иллюстрации открывается пространство необычное. По большому счёту – это уже даже не иллюстрирование, а самостоятельное художественное переосмысление литературного текста».

Георгий Георгиевич не сторонник делить искусство на левое и правое, на чистое и нечистое. Он терпимо относится к любым направлениям и проявлениям в искусстве: «Это – как цветы на лугу: чем их больше, тем лучше. Нельзя всё многоцветие сводить к одной монохромности. И вместе с тем нельзя цветок приравнивать к сорняку. В искусстве, при всём разнообразии методов и направлений, должно быть главное, определяющее, приоритетное».

Сам он предпочитает реализм. И не потому, что он – художник старшего поколения, реалистического направления и защищает свою позицию. Лучшие произведения, которые прошли испытания временем, создавались в реалистичной манере. О своём любимом направлении Георгий Поплавский говорит так: «Искусству реализма всегда путь показывала только правда. Честная, объективная, глубинная правда жизни. К сожалению, эту истину нередко теснили ложная лакировка, бездуховность. Это особенно бросается в глаза в так называемых парадных и культовых работах политизированных периодов в искусстве».

В 2000-е годы художник написал ряд интересных полотен исторической тематики. Его увлекли времена XV–XVI веков, период феодального общества, где, отстаивая свою землю и независимость, правили воины – князья, дружинники.

Картина «Дружина князя Давида Грод­ненского» показывает борьбу славян с Тевтонским орденом. Перед зрителем – вполне театральная сцена с величественным князем на породистом скакуне под парадными флагами и хоругвями в окружении воинства в полном блеске экипировки тех времён. Условно-намеренная аранжировка рождает образ триумфа победителей.

Его древнее войско снова появляется на стенах Национальной библиотеки Бела­руси. И это неслучайно. Работы Георгия Поплавского и как художника, и как общественного деятеля имеют чётко выраженный общественный вектор. Это не значит, что он служит кому-то или почему-то ради каких-то прагматических интересов, нет, он бескорыстно служит своему народу.

Наталья ЖОГЛА

Статья опубликована :

№42 (6342) (2011-10-26)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Наталья ЖОГЛА


Выпуски:
(за этот год)