(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Дискуссия

Новорусская нация

НЕРАЗРЕШЁННЫЙ ВОПРОС

Леонтий БЫЗОВ, социолог

Очень многие исследователи исходят из ошибочного, на наш взгляд, представления о том, что русские как этнос, нация со своим специфическим менталитетом, набором базовых ценностей являют собой неизменную субстанцию, проносимую через века.

Эта точка зрения стала достаточно модной в последние годы и часто служит для обоснования идеологии «консервативной революции», которая якобы неизбежна, суть которой – возвращение нации «к самой себе», к своим вековым традициям и архетипам. Философы и политологи говорят и пишут о «России-2», скрытой за завесой актуальных политических процессов неизменной социально-исторической субстанции, которая определяла и продолжает определять суть русской истории независимо от политического строя, конкретных властителей и государственных границ. О «несостоявшейся революции» русского этноса, все последние века отечественной истории определявшей конфликт между этносом и «антирусским» государством. Много сказано о грядущей «консервативной революции».

На архаичные черты русских, идущие из глубины веков и препятствующие процессам модернизации, любят указывать либеральные мыслители. Предлагают идеологию «Третьего Рима» в современной упаковке, как единственно способную мобилизовать русских на развитие…

Действительно, в нашей окружающей действительности можно увидеть немало того, что говорит об архаике, косности. Как будто жизнь в России течёт в ином измерении, гораздо медленнее, чем во всём мире. Или же вовсе остановилась.

 

«лг», № 39Ментальность и ценностные установки нынешней генерации россиян в последние годы формируются под воздействием двух тенденций, зачастую противоречащих друг другу.

С одной стороны, для современного российского общества характерно усиление консервативных тенденций как в менталитете и настроениях ведущих групп общества, так и в изменениях политической системы.

С другой стороны, по очень многим своим характеристикам российское общество всё сильнее отдаляется от традиционной культуры и традиционных ценностей.

Если можно так выразиться, движение идёт как бы по спирали, когда, приближаясь в чём-то к ранее прошедшей фазе, мы одновременно необратимо от неё и отдаляемся.

«лг», № 40Проступающие в нашем сегодняшнем менталитете вековые архетипы сочетаются с окончательным и бесповоротным разрушением традиционного уклада жизни. Невозможно не заметить абсолютно необратимых перемен и в том, что марксисты называют «бытием» – в системе общественных отношений, и в массовой психологии и менталитете нации.

Переход от традиционного общества, стержнем которого является земледельческая культура, к современному (индустриальная фаза – лишь кратковременный этап этого процесса) носит необратимый характер. Распад патриархальной семьи тоже, кто бы и что бы по этому поводу ни говорил.

Конечно, распад традиционного общества – страшная травма для наций и народов. Но одни её проходят относительно безболезненно, другие – в муках и потрясениях. Когда этот процесс не удаётся сделать плавным (ценности традиционного общества не проходят фазы институционализации в нормы и традиции), возникает то, что Лев Гумилёв называл «химерическим состоянием».

Появляется живущая недолго, но очень агрессивная квазирелигиозность с претензией на универсализм. И мы прошли через это, и Германия. Сегодня в этой фазе находятся многие народы, приверженные исламу (идея всемирного халифата). Что-то подобное мы наблюдаем и в нынешнем Китае, активность которого пугает воображение. Но это не консервативная революция, это форма агонии традиционного общества. Нация, пройдя через такую агонию, иногда остаётся жизнеспособной, а иногда выдыхается в бесплодных поисках «химеры» и становится вялой, апатичной, неспособной генерировать собственную культуру.

Когда историки говорят о незыблемых константах нации, возникает законный вопрос: а что является носителем этой культурной матрицы? Ответ на этот вопрос Лев Гумилёв искал в космических волнах, якобы порождающих феномен пассионарности, кто-то видит в «крови», этническом и расовом генотипе. Я убеждён, что носителем матрицы является не кровь, а почва, то есть навыки взаимодействия народа с окружающей средой, которые и формируют его нравственность, эстетику, обычаи, культуру. А это означает, что разрыв с почвой не может не повлиять самым кардинальным образом на основы национального самосознания.

И сегодняшний житель мегаполиса, абсолютно оторванный от своих национальных корней, природы и традиции, не интересующийся ни своими предками, ни историей страны, ни национальной культурой, просто не может быть носителем традиционного этнического сознания, независимо от того, что наши доморощенные «расологи» называют «составом крови». «Голос крови», на котором делают акцент эти исследователи, тоже носит вторичный характер и выступает лишь в качестве своего рода «метки», позволяющей разделить общество на своих и чужих.

Национализм, свойственный молодым современным радикалам, имеет корни в особенностях социального устройства современной России, «брошенности» молодёжи, которая вынуждена «по-волчьи» самоорганизовываться в «стаи» и добиваться своего места в жизни, чем в переживаниях, связанных с историей России, её религией, культурой, с тем, что принято называть «почвой».

Поэтому популярность националистической идеологии среди новой генерации россиян не должна вводить в заблуждение. Это не консервативная революция, не завершение «несостоявшейся революции» русского этноса, а скорее, запрос на формирование новорусской нации, имеющей совершенно иную социальную и идейную основу. Перед нами современное городское общество массового потребления, не желающее нести бремя ответственности за судьбу русской цивилизации, за наследие русского суперэтноса, за иные нации и народы, долгое время составлявшие часть этого суперэтноса и Россий­ской империи.

Отсюда вывод: восстановление традиционного уклада жизни, многодетных семей, русского коллективизма, являющегося своего рода экспортным брендом «русского характера», патриархального быта в целом, не имеет своих значимых социальных носителей. Современная генерация россиян – это альтернатива не только либеральным, но и консервативным ценностям. Идёт процесс формирования устойчивого порядка в обществе, где традиционные ценности и институты уже не могут быть жизнеспособными.

Над нынешним портретом ментальности россиян потрудились самые разнообразные факторы. Поэтому любое короткое объяснение неизбежно схематично. Нынешнее состояние ментальности является последствием нескольких цивилизационных катастроф, наложившихся одна на другую.

В России череда революций и катастроф срыла старые культурные нормы, но институтов не породила. Общество, чтобы как-то функционировать, начинает самоорганизовываться на примитивном, даже архаичном уровне. Культурный слой, как грибница, прораставший веками, оказывается срыт. Для такого примитивизированного социума законы, например, являются слишком сложным институтом, чтобы работать.

Среди череды разрушительных катастроф можно указать на следующие:

– отмена крепостного права без земли, что привело к появлению абсолютно маргинальных слоёв общества, ставших дровами для последующих потрясений;

– революция и гражданская война, раскрестьянивание страны в 30-е годы, опять породившее огромные слои с маргинальным сознанием;

– новая революция конца ХХ века, разметавшая только-только начавший нарастать к 80-м годам вопреки всему культурный слой. Она страшно опустила и примитивизировала общественные отношения, во многом до социально-биологического уровня.

Вот и результат. Крайне низкий уровень культуры (если понимать под культурой не только оперу и балет, а отношения между людьми и группами людей). Если бы сторонники «вековой русской архаики» были правы, социокультурная ситуация в стране улучшалась бы по мере быстрого распада последних островков традиционализма и выхода в жизнь новых постсоветских поколений. На фоне культурного дебилизма нынешнего полуобразованного и молодого среднего класса чудом сохранившиеся деревенские бабули и ещё советские профессора и инженеры кажутся оазисом высокой культуры и духовности. Дитя этой социокультурной катастрофы – современный массовый горожанин, средний класс, агрессивный, бескультурный и примитивный.

Неумение поставить диагноз ведёт к неверно выписанным рецептам.

Наши отечественные либералы продолжают сетовать на «русскую соборность», склонность к коллективной ответственности и самосознанию как на факторы, препятствующие динамичному развитию. Между тем непредвзятый анализ показывает, что проблема прямо в обратном – в отсутствии связности, в избыточной атомизированности, при которой процесс национального развития (да и просто самовыживания) не имеет перспектив. Модернизация у нас возможна лишь в тех пределах, где работают личные связи и личные отношения. Это может быть дача, а может быть и целое ведомство, руководитель которого единственное, что может сделать, – это рассадить на все места своих друзей и знакомых и заняться совместным бизнесом. Для реализации больших проектов (включая все реформы) обществу не хватает связности.

Субъектом, способным объединить частные интересы вокруг общих, может быть в современных условиях только нация. Но её нет.

Точнее, как показывают исследования, она остаётся расколотой на, грубо говоря, две неравные группы. Бóльшая, но относительно возрастная и пассивная, остаётся носителем частично советской, частично традиционалистской ментальности. Численно меньшая, но более молодая, «витальная», оказалась носителем новой, уже посттрадиционной и постсоветской ментальности.

Задача социологов – понять, что же нам несёт это «племя младое, незнакомое», которое неизбежно займёт доминирующие позиции в обществе в ближайшие 5–10 лет. К сожалению, сегодняшняя социология, или то, что большинство под ней подразумевают, слишком конъюнктурна.

Опросы чаще всего фиксируют систему «парадных ценностей» – не то, что человек есть на самом деле, а каким он хочет предстать перед опрашивающим или, возможно, действительно считает себя таким.

А на самом деле он совсем другой – над ним властвует мощное подсознание, индивидуальное или коллективное. Это – тёмная, как бы невидимая сторона человеческой личности. Это то, что остаётся в «сухом остатке» за вычетом особенностей личности. Людей что-то может объединять, а может и не объединять. Именно этот «сухой остаток» и делает историю – когда вдруг вчера мирный народ становится страшно воинственным, готов умирать за какие-то идеи, или вдруг превращается в равнодушного ко всему массового потребителя. Или вдруг начинает стремительно идти навстречу собственной гибели. Увы, именно это мы наблюдаем сегодня, причём не в одной только России.

Итак, есть очень много оснований полагать, что процесс образования нации в современной России – это не воссоздание исторического русского этноса, разрушенного катаклизмами ХХ века, а постепенное формирование на его месте новорусского этноса. Во многом не только не похожего на то, что мы привыкли называть русским народом, но и являющегося чем-то прямо ему противоположным.

Неслучайно революционные события 20-летней давности во многом носили характер не просто реформ, но и своего рода «социально-культурной реформации», призванной сломать сложившиеся в обществе исторически этнокультурные стереотипы.

Можно утверждать, что постепенно происходит один из самых радикальных переломов этнополитических доминант русского национального самосознания. В стране формируется новый идеологический феномен, ещё совершенно недостаточно изученный и исследованный.

Его можно условно назвать «младонационализмом», и он во многом радикально отличается от традиционного патриотизма советского и постсоветского образца. Для младонационализма характерна высокая степень неприятия современного Российского государства и его органов власти, негативное отношение к идеям интернационализма, в том числе и в имперском обличии, ориентация на неформальные самоорганизующиеся структуры, преимущественно молодёжные.

Этот тип национализма можно охарактеризовать как «национализм для себя» в отличие от мессианского русского национализма предыдущих эпох, в рамках которого провозглашалась жертвенная роль русских как строителей Третьего Рима или Третьего Интернационала.

По своим социально-экономическим воззрениям младонационалисты ближе к либералам, чем к социалистам. Они, как правило, не разделяют традиционные «добродетели» русского народа, такие как соборность, бескорыстие, доброта. Это современные, жёсткие люди, ориентированные на защиту собственных интересов, как они их понимают.

Молодые националисты являют собой меньшинство, хотя и наиболее «пассионарное» среди современных поколений. Гораздо больше тех, кого вообще не интересуют ни идеология, ни история, ни политика.

Мировоззренческие, идейно-политические и религиозные установки современной российской молодёжи сформировались в эпоху, когда ушли в прошлое потрясения, связанные с предшествующей политической эпохой. Политика ушла из жизни большей части общества, сошла на нет волна общественного подъёма, а на первое место вышли ценности индивидуалистические или связанные с «малым социумом» – местом человека в самом близком окружении. Это поколение молодёжи, для которого смуты и революции 20–25-летней давности – достаточно давняя история, часто известная лишь по рассказам родителей.

А сегодняшние реалии – это жёсткое социальное и материальное расслоение, предполагающее разные возможности на успех для выходцев разных регионов и социальных групп. И эти реалии отнюдь не способствуют объединению вокруг каких-либо общих идей и целей. Тем более не вызывают стремления жертвовать ради этих целей своей карьерой, материальным достатком, жизнью.

Таков портрет молодого человека современной России. Он ориентирован на индивидуальный успех, для него «общие цели» не идут в сравнение с личным. Он энергичен и предприимчив в том, что касается его личного успеха, и является пассивным «потребителем» во всём остальном. Он ждёт перемен, но готов соблюдать «правила игры», если они не противоречат его личным целям и устремлениям.

Портрет, далёкий от общепринятого русского идеала «соборности, коллективизма и бессребреничества», на который продолжают ориентироваться многие радетели идеологии русского национального возрождения.

Именно эта новая генерация россиян будет в предстоящую эпоху «заказывать музыку» и политикам, и государству.

Обсудить на форуме

Код для вставки в блог или livejournal.com:

Новорусская нация

Очень многие исследователи исходят из ошибочного, на наш взгляд, представления о том, что русские как этнос, нация со своим специфическим менталитетом, набором базовых ценностей являют собой неизменную субстанцию, проносимую через века.

КОД ССЫЛКИ:

Статья опубликована :

№43 (6343) (2011-11-02)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,2
Проголосовало: 14 чел.
12345
Комментарии:
08.11.2011 09:10:13 - Николай Алексеевич Барболин пишет:



Очень жестко, но верно -и статья и комментарии. Прочел недавно одну статью К.Крылова о характере новой элиты. Один характерный пример из статьи: по новорусски выполнить обещание, данное "лоху" - это унизить себя, или как говорят в околоуголовной среде "опустить". А лохи для них - мы с вами и прежде всего наемные работники. Некоторое время довелось поработать под началом организовавшего свой бизнес в нашей глубинке москвича - портрет нарисованный Крыловым - стопроцентное попадание. Но если несколько лет назад он был для глубинки, где народ в общем то еще довольно доброжелательный, своего рода уникум, то сегодня таких уже много, особенно среди предпринимательского сословия. Зараза распространяется быстро. Боюсь, что просвещением эту публику не возьмешь. А про "соборность, великую миссию" и пр. сегодня могут говорить только удаленные от жизни идеалисты.

07.11.2011 10:39:15 - Николай Павлович Егоров пишет:

Современному обществу нужны не мифы, а гуманизация и просвещение

На наш взгляд, автор во многом прав. Общество за 20 лет пережило колоссальные социо-культурные трансформации и изменилось радикально. Современное городское общество – это во многом общество жестких индивидуалистов, почти не связанных с историей и с традицией. Сказанное не означает, что определенные коллективистские ценности и духовность совсем исчезли из социума и не проявляются. Они не являются доминирующими, и вся социальная и экономическая среда не способствует формированию ценностей положительного коллективизма и положительного индивидуализма, взаимопомощи, новой солидарности. _________Для оценки состояния современного общества зачастую даже не нужно глубоких социологических исследований. Достаточно просто жить в этом обществе и постоянно наблюдать его. Люди и их поведение изменились радикально. Наиболее существенно выделяются представители молодых поколений. Жесткость и индивидуализм чувствуются во всем: в решительной и уверенной походке, во взорах, в одежде, в обсуждаемых темах, в оценке других людей по материальному фактору. В поведении человека за рулем автомобиля. Современные «автолюбители», к примеру, въезжают с улицы во двор с такой скоростью и лихостью, будто перед ними не территория, где нужно быть особенно осторожным, а свободное пространство скоростной магистрали. Остальные люди, другие граждане для таких «автолюбителей» являются лишь досадным мешающим фактором. ________ Новые индивидуалисты вообще мало обращают внимания на других людей. Это проявляется и в бесконечных разговорах по мобильным телефонам, что в транспорте, что при переходе улицы, что при выходе из вагона метро, что при входе в троллейбус. То, что это мешает другим людям и может создать аварийные ситуации, никого не волнует. Гипертрофированные индивидуалисты не понимают, что вследствие своей максимальной отгороженности от людей и от окружающей действительности они сами могут попасть в непростое положение. Едет такой человек в транспорте: уши заткнуты наушниками. Ведь если вдруг произойдет ЧС, такой «глухарь» и не поймет в чем дело, куда идти, как действовать. И сам пострадает, и другим будет мешать. ________ Новые индивидуалисты-атомисты в значительной степени утратили нормальные представления о том, о чем можно говорить в общественных местах, о чем лучше не надо. Дело даже не в мате или в убогой речи. Ведь есть темы частные, интимные, которые раньше подавляющее большинство людей затрагивали только в приватной обстановке. Но представителей новых генераций россиян это тоже не волнует, и личное самоутверждение зачастую реализуется при игнорировании общественных интересов. ________Таким образом, мы действительно уже живем в новой российской реальности, неороссийском обществе - с глубокими социальными разломами, проблемами, с низким уровнем культуры. Из этого и надо исходить, а не возрождать старые и городить новые мифы. В ближайшее время обществу прежде всего требуются новая гуманизация и новое просвещение.

03.11.2011 12:11:00 - Антон Михайлович Малков пишет:

Социология - не врач, социология - боль

Леонтий Георгиевич рисует нам точную клиническую картину, но не претендует на выписку рецептов. Он - ученый, исследователь, его область – социология. Перефразируя известное выражение, социология – не врачи, социология – боль. Еще Сократ говорил, что нельзя быть мудрым во всем, «кто что знает – в том он и мудр». А то у нас физики берутся учить нас лирике и тп. А вот оценки материала – это уже дело читателей и они могут быть разными. Оценивать представленные данные можно с разных точек зрения. Например, с религиозной (дерзну сказать православной) - все это отлично укладывается в предначертанную в Библии эсхатологическую картину земной истории (глобализация, урбанизация (строитель первого города – Каин!), размывание национальных архетипов, движение к общемировому правительству, которое «обеспечит всеобщий мир и порядок»). А в конце, «…когда будут говорить: "мир и безопасность", тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами [постигает] имеющую во чреве, и не избегнут» (1Фес. 5:3-4). Если же оценивать материал с другой точки зрения, то мне нравится, что здесь вина за несимпатичный для нашего сознания образ современного молодого поколения не сваливается целиком и полностью «на последние 20 лет» (как стало модно делать сейчас). Ведь в создании этого образа изрядно поучаствовала и предшествующая эпоха и в статье это показано (см.например что пишет автор о раскрестьянивании, индустриализации, сгоне в города). Гадить в собственных подъездах научились не сейчас. Гадить в подъездах учились еще те, для кого этот подъезд уже не был частью родного дома (ведь квартира, дом был государственным, а государство сегодня дало, а завтра взяло). Пресловутая же «Манежка», которую, можно сказать «подняли на знамена» и любят теперь приводить в пример в качестве «пробуждающего ОБЩЕнационального сознания» (нам хочется, чтобы это было так, но оно таким не является) – это именно проявление «младонационализма» - т.е. «национализма для себя», деятельность структурированных неформальных полукриминальных группировок. Что же делать в создавшейся ситуации? Мы не ученые и не скованы жесткими рамками, мы можем и пофантазировать. Прежде всего не ныть, терпеливо нести свой крест на своем месте и изо всех сил стараться не изменять своей совести (это на уровне личности). А на уровне правительства… Вообще-то надо было бы хотя бы провести: ужесточение наказания за экономические преступления, ужесточение наказаний за должностные преступления работников правоохранительных органов (в особенности за взятки и преступления против личности гражданина), проведение тотальной проверки деклараций чиновников и увольнение с государственной службы тех, кто не смог доказать легальность доходов и имущества, восстановление смертной казни для рецидивистов (судимость более 3-х раз) и особо тяжких (не экономических и не политических!) преступлений против личности (лишение жизни и тп.), введение тотального видеонаблюдения в городах в общественных местах, ужесточение наказаний за мелкие правонарушения (мусор на улице, нецензурная брань в общественном месте и тп.)., введение запрета на пропаганду и популяризацию «блатной» жизни (аннулирование лицензий на радиовещание у радиостанций типа «Русский Шансон» и тп.), незамедлительное прекращение алкоголизации населения (в идеале национализация производства и торговли алкоголем). Это только кратко и только по правоохранительной сфере. Есть чем заняться и правительству, не правда ли?

03.11.2011 05:34:36 - Сергей Иванович Иванов пишет:



После десятков лет жизни в информационной блокаде созданной ленинистами-сталинистами у народа развилось массовое слабоумие. Люди с трудом ориентируются в окружающем мире, оказавшемся куда более сложным, чем его изображали борцы с буржуазной идеологией. И в этих условиях действительно начала формироваться новорусская нация опирающаяся в реальной жизни на "прагматическую редукцию". Этот подход дает на низших уровнях непосредственные полезные результаты. Но жизнь ведь сложнее всяких редукций. И кто сможет дать ответы? Даже такой по всей видимости очень умный человек как Малков и то ничего толком сказать не может...

02.11.2011 23:13:00 - Владимир Николаевич Тоцкий пишет:

Молодёжь о новом законе об охране здоровья граждан.

Кратко: 1. Пора уезжать. 2. Рожать не будем. 3.Раньше пилили бюджет, теперь будут пилить наши тела и тела наших детей. 5. Теперь две медицины-для бедных и богатых. И последнее, как ни жестоко и парадоксально звучит : 6.Уничтожение народа и несменяемость власти может остановить только война, как Великая Отечественная остановила сталинский террор.

02.11.2011 20:27:32 - валерий николаевич шмаков пишет:



Все так круто перемешано, в том числе и не смешивающиеся компоненты, что ища выход из этих отложений " цивилизаций и социумов" можно ноги переломать. Не легче ли начать "от печки", взяв за основу и цель общечеловеческие ценности взращенные на "культурной" почве?

02.11.2011 13:36:54 - ВЛАДИМИР ЮРЬЕВИЧ КОНСТАНТИНОВ пишет:

ОПГ РФ?

"«племя младое, незнакомое», которое неизбежно займёт доминирующие позиции в обществе в ближайшие 5–10 лет", "более витальное", чем "носители частично советской, частично традиционалистской ментальности" в описании автора более всего походит на членов ОПГ. ОПГ РФ?


Леонтий БЫЗОВ

руководитель отдела социально-политического анализа ВЦИОМ


Выпуски:
(за этот год)