(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Театральная площадь

Строить – не ломать

АВАНСЦЕНА

Интриги, деньги, труппы
К сожалению, в последнее время у нас всё меньше поводов для творческих радостей, всё меньше премьер, вызывающих интерес, зато все жалуются на отсутствие закона о театре, всё сокращающуюся государственную помощь и как следствие тотальную зависимость сцены от кассы. То есть все тревоги и претензии концентрируются больше в финансовой и организационной сферах.

Предыдущий театральный сезон отметился серией скандалов, прокатившихся по столичным коллективам. Взбунтовалась против своего лидера труппа знаменитого Театра на Таганке. Если двадцать лет назад здесь делили здание и пережили раскол, в результате которого рядом с театром Любимова появился ещё театр «отступника» Губенко, теперь же любимовские артисты потребовали своей доли в гастрольной прибыли и рассорились с художественным руководителем по отнюдь не творческим причинам, а из-за денег. Зато Губенко вроде помирился с новым худруком Золотухиным и наконец соседи благополучно поделили движок с бойлерной.

Да, ушёл с Таганки Юрий Петрович Любимов, один из последних выдающихся режиссёров, ещё советских, давший имя театру, его всегда называли именно театром Любимова, как были театры Товстоногова, Эфроса, Завадского, Гончарова, Плучека, Ефремова, Анатолия Васильева… Были, теперь их нет. Остались в Москве театры Захарова, Фоменко. Совсем немного таких. Другие времена!

Ныне театры, как правило, не имеют режиссёра-лидера, с чьим именем связывалось бы его существование. Может быть, лишь Театр-студия Женовача привычно продолжил ряд именных театров. Загнали внутрь, но ещё тлеет пожар раскола в Драматическом театре Станиславского, хотя уже назначен туда Валерий Белякович. Делили власть в Театре имени Маяковского: «скинули» Арцибашева, который действительно дал немало поводов к недовольству. Вместо него появился Карбаускис. Сейчас вообще пошла мода на «варягов». Что в футболе, что в театре… Разучились забивать мячи, ставить спектакли… Неужели – и танцевать?! В Большом теперь на роль премьера позвали американского танцовщика. А на периферии по России вообще многие театры работают без собственной режиссуры, с недоукомплектованными труппами. И скандалы, скандалы! Даже в Нижегородском ТЮЗе коллектив поделили надвое от неспособности артистов, режиссёров договориться, понять друг друга. Недавно поменялось всё руководство в ярославском академическом театре имени Волкова. Разрушение семьи, распад творческих коллективов – всегда симптом болезни общества.

Многие драматические театры страны к новому сезону пришли без своих многолетних директоров: в Брянске, Магнитогорске уволили старых, назначили новых. В иных произошли рокировки: на место художественных руководителей пришли директора, интенданты, которым подчинили не умеющих зарабатывать деньги режиссёров. Деньги, деньги, деньги… – рынок, рынок, рынок… – касса, и всё тут, идёт гул по театрам. Спектакли от этого лучше не становятся. Боюсь, что, если так пойдёт дальше, усилится начавшийся отток зрителей. Интеллигенция, точнее, её остатки, сейчас это вконец обнищавшие бюджетники – врачи, учителя, вузовские преподаватели, пенсионеры, в столицах ли или на периферии не одолевают подскочившие и непосильные для них цены на билеты. А главное, очевидно, в обществе теряется интерес к театру, у пожилых он подменяется телевизором, у новых русских – ресторанами, казино, шопингом, у молодёжи – компьютером. И во всех слоях населения как следствие развивающейся бездуховности расцветают пьянство, наркомания, болезни, преступность. В так очевидно наступивших кризисных временах государство утрачивает своего верного союзника и помощника – театр, как о данности говорят о гибели репертуарного театра… О конце системы Станиславского, о будто бы назревшей для русского театра потребности влиться в единый мировой процесс и забыть о национальном первородстве… Доигрались! Всё, что накопили, сумели, – всё долой!

Я уверена, что необходимо озаботиться системным кризисом, происходящим в театре наряду с другими нашими социальными потрясениями в медицине, образовании, высшей школе. И без всеохватного анализа и общей программы действий здесь не обойтись.

Системное оздоровление
В стране не только уничтожили (теперь, правда, восстанавливают) детские садики, унизили учителей и превратили чёрт-те во что школы, но и практически уничтожили существовавшую – да-да, она была и действовала, помогала стране в воспитании её граждан – систему детских театров, которой завидовали во всём мире. Спору нет, талантливые театры работают в Москве под руководством А. Бородина, Г. Яновской и К. Гинкаса, но почему они должны были возникнуть не сами по себе, а на месте разрушенных знаменитых детских театров?! Вслед за столицей всё больше театров юного зрителя по стране превращаются в молодёжные, а то и в обычные. Если ребёнка не приобщить, не приохотить к театру с раннего детства, взрослым он окажется где угодно – в подворотне, в ночлежке, в тюрьме – только не в театре. А детский театр требует специфического подхода. Это общеизвестно.

Да, в театрах сейчас не хватает руководителей и ответственных умелых директоров, классных режиссёров, без которых яркого, талантливого спектакля, основу и цель деятельности всякого театра, – не создать. Нет квалифицированных завлитов. Я, пожалуй, впервые так резко и жёстко вынуждена сказать, что начинать надо со специальных учебных заведений, готовящих кадры для театров. Зачем-то их вывели из системы профессионального контроля и переподчинили всеядному Министерству образования, тому самому, который расплодил по стране множество вузов, неизвестно чему обучающих и для чего выпускников готовящих.

Сколько же появилось высших учебных заведений, университетов и академий! Все бывшие культпросветучилища и институты культуры по стране стали выпускать актёров и режиссёров. Но неужели непонятно, что учить этим уникальным профессиям могут далеко не все. Одного желания здесь мало. Множится число вузов и их педагогов, а как ни горько это признать, не всем должно быть дано обладать ответственным правом воспитывать театральных специалистов. Когда-то все мы знали: этот режиссёр – ученик Кнебель, этот – Гончарова, этот – Равенских… А сейчас – кто чей?! Не хочу никого обидеть, но у большинства встреченных мною молодых режиссёров, судя по их спектаклям, чрезвычайно низкий уровень владения профессией: не умеют работать с художником и музыкой, не умеют выстроить сюжет, помочь артисту работать над ролью, а уж что такое атмосфера или темпоритм спектакля, могут объяснить только на словах. Как говорится, диву даёшься! Все вузы сейчас гоняются за платными студентами, увеличивается число хозрасчётных наборов, от этого зависят доходы института и зарплаты педагогов, «люди гибнут за металл», так в творческие институты попадают компромиссные, а то и откровенно профнепригодные абитуриенты. Ну такая уж природа у творческих профессий – не всякого и не всякий здесь может учиться и учить.

Первый театральный вуз страны, бывший ГИТИС (теперь университет), увеличив масштабы деятельности, лишь умножил число скандалов, стал тоже ристалищем борьбы за власть, а качество своих выпускников резко снизил.

Все разговоры о лицензировании вузов, о контроле за ними остаются лишь разговорами и пахнут коррупцией.

И договорную систему пора наконец вводить. Ведь ясно же, что пожизненная привязанность любых артистов, в том числе таких, кто по печальной, но неизбежной закономерности утратил способность просто выходить на сцену, превращение заработной платы в пенсию стали тормозом развития.

Театр нуждается в системном оздоровлении, в выработке программных действий, в государственных усилиях по реорганизации и усовершенствованию всех составляющих деятельности. Начиная с образования и кончая принципами финансирования. Театр – затратное дело, и если оставить его на милость кассы, собственных заработков – добра не будет. И сегодня не скажешь, что государство, Министерство культуры театрам не помогают: то на фестиваль очередной деньги подкинут, то с ремонтом или даже с реконструкцией здания помогут, но всё это хаотичные, бессистемные траты. Тришкин кафтан! Программы действий, долгосрочного обдуманного планирования нет как нет. Нет программы помощи, стимулирования драматургов, а это тоже очень специфическая сфера деятельности. И необходимая. Вот и нет пьес. И как театру развиваться без современной драматургии?!

Всё-таки удивительная сложилась ситуация: все понимают необходимость перемен. В первую очередь те, кто по должностным своим обязанностям должен искать способы помочь делу – Министерство культуры, Союз театральных деятелей, московский департамент культуры – бездействуют и даже попытки не предпринимают реформировать театры. В Москве, в столице, очевидно неблагополучно, а периферия оказалась во власти абсолютно некомпетентных безграмотных чиновников-управленцев. Когда-то в далёкие советские времена один начальник управления культуры прославился облетевшей всю страну фразой: «Пока я здесь, большевиков здесь не будет», – это он имел в виду появившуюся тогда и слывшую опасной пьесу М. Шатрова «Большевики». А теперь чуть ли не спустя полвека другая представительница властного «крапивного» племени заявила, что английскую комедию Д. Пристли надо переименовать, не может она в пору подготовки к выборам называться «Скандальное происшествие»…

Вот и новое руководство московского департамента культуры в лице господина Капкова совершает эффектные объезды вверенного ему культурного «хозяйства» и под прицелом журналистских глаз и камер делает широковещательные заявления о том, что театрам надо начинать спектакли на полчаса позже и выезжать в спальные районы. Ну что это, как не очередной Тришкин кафтан?! А может, ещё больше похоже на героев другой басни Крылова, где участники квартета менялись местами, а музыки всё равно не получилось. Понятно, что новое – это хорошо забытое старое. Но ведь советский театр прошлого века давно пережил и отказался от практики так называвшихся выездных спектаклей, их играли даже в самых отдалённых сельских клубах, делали специальные варианты оформления, но их качество так менялось, что ничего общего не имело с праздником настоящего театра.

Если не спохватиться сейчас, пусть и с опозданием, но всё-таки не начать заниматься театром, повторюсь, всеохватно, системно, исчерпывающе, то мы сами позаботимся о его гибели, что во все времена полагалось невозможным. Но мы сумеем, мы, как никто в мире, способны на разрушения. Падают самолёты, множатся аварии, растёт преступность… Проблем в стране куча. Инфляция. Безработица. Курс рубля падает. Нефть-кормилица дешевеет. Не хватает ещё и театр потерять.

Анна КУЗНЕЦОВА

Статья опубликована :

№49 (6349) (2011-12-07)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,3
Проголосовало: 3 чел.
12345
Комментарии:

Анна КУЗНЕЦОВА


Выпуски:
(за этот год)