(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Общество

По ту сторону конфликта

ПРАВО

«Я на вас в суд подам!» – кричим мы сгоряча. Но чаще всего отказываемся от этой идеи, не желая втягиваться в судебную волокиту. «Дороже выйдет», – думаем, и приятели дружно кивают, рассказывая страшилки о нашей судебной системе. 

Виктор БЛАЖЕЕВ

Цисана ШАМЛИКАШВИЛИ

НАПРЯЖЕНИЕ В СЕТИ
Большинство в суд обращается только в самом крайнем случае, и, как правило, довольных судебным решением очень немного. Но есть ещё один вариант – договориться, найти обоюдовыгодное решение. И на помощь тут приходит медиация. Это новшество, о котором мало кто знает. К сожалению. А меж тем медиаторы уже помогают частным лицам и фирмам сохранить кошелёк, достоинство и даже мир в семье.
Вот довольно простая задачка из области потребительского права. Некий гражданин приобрёл для своей любимой матушки современный дорогой плазменный телевизор. Но вот беда – напряжение у нас в сети нестабильное, и нежная импортная техника не выдержала суровой российской действительности. А работники магазина, где был приобретён телевизор, только разводят руками. Мол, принять товар обратно или бесплатно отремонтировать не можем, экспертиза-то показала, что вины производителя нет, всё дело в скачке напряжения. И не придерёшься – любой суд выступит в пользу продавца.
Казалось бы, всё просто – плати за ремонт, дорогой товарищ, или подавай в суд на энергетиков. Но наш покупатель оказался работником одной из столичных радиостанций – пообещал раззвонить о «нехорошем» магазине как минимум по всей столице. Конечно, магазин может подать в суд за клевету... В общем, судиться в этой ситуации можно до одурения. Только вот ни затрат на судебные издержки, ни репутацию магазина, ни здоровья любимой мамы, заключённой из-за болезни в четырёх стенах квартиры, не вернешь.
И стороны обратились к медиатору. Результат – официальные извинения продавца перед покупателем, 50-процентная скидка на ремонт телевизора и дисконтная карта магазина в подарок. И всё это, заметим, совершенно конфиденциально, а значит, магазин сохранил не только клиента, но и репутацию. Через две недели (!) конфликт был полностью исчерпан. 

Виктор ВАСЕНИНБАРИН НЕ РАССУДИТ
По сути, медиация – это альтернативный, внесудебный способ разрешения споров с участием независимого посредника – медиатора. Чем отличается медиация от третейского суда? Разница принципиальная – медиатор никого не судит и не выносит решения, он помогает сторонам найти взаимовыгодное решение, проще говоря, договориться по-хорошему. Вся процедура совершенно конфиденциальна (это ещё одно важное преимущество перед судебным разбирательством). Далее стороны могут заверить своё решение нотариально, подписать соответствующие соглашения или договора, обязательные к исполнению. Главное же условие для проведения процедуры медиации – желание сторон договориться.
Вроде всё замечательно. Однако, по мнению Виктора Владимировича Блажеева, ректора МГЮА, к которому я обратилась как к специалисту в области права, медиация у нас, как и другие методы альтернативного разрешения споров, приживается с трудом. Что мешает?
Во-первых, наш пресловутый российский менталитет: «Вот приедет барин, барин нас рассудит». В роли барина нынче выступает суд.
Во-вторых – отсутствие законодательной базы.
В результате медиация существует автономно от судебной системы. И здесь интересен пример США, где вся система права направлена на то, чтобы большинство споров разрешалось добровольно до суда, а судья может прервать суд и посоветовать сторонам поработать с медиатором.
Нам до этого далеко. В результате суды вязнут в болоте незначительных дел. Даже третейские суды, уже переставшие быть новинкой, действуют в основном в сфере бизнеса и спорта и практически не востребованы отдельными гражданами.
Но ситуацию можно и нужно менять, считает Виктор Владимирович. Такие процедуры, как медиация, могут серьёзно разгрузить наши суды и содействовать созданию своеобразной правовой культуры, которая у нас, к сожалению, слабо развита.
Мне в этом методе неясно было, чем он отличается от обычной консультации психолога или юриста. И за разъяснениями я обратилась в Научно-методический центр медиации и права, который уже несколько лет существует в Москве. Там мне рассказали удивительные истории о том, как бывшие супруги без суда разобрались с делёжкой семейного дома, как в школе – без увольнений и громоподобных скандалов! – был решён серьёзный конфликт между учителями разных поколений и взглядов.
Оказывается, зачастую нужно просто выявить истинные мотивы поступков и требований человека. Например, в истории о супругах для мужа дом был символом семейного очага, а для супруги – гарантией безбедного существования. Ты мне дом – я тебе средства к существованию. Тут же в центре всё было заверено нотариально. И все довольны. А в случае судебной тяжбы, какой был бы результат? Для суда-то важно только то, что указано в судебном иске. Не будет суд разбираться в мотивах и желаниях сторон, а для медиатора – это основная задача.

НЕ СУДИТЕСЬ, И НЕ СУДИМЫ БУДЕТЕ
На мои вопросы о сути медиации ответила президент центра, исполнительный директор Объединённой службы медиации при РСПП Цисана Шамликашвили.
– Цисана Автандиловна, иностранный термин «медиация» совершенно незнаком большинству наших сограждан. Можно ли назвать это явление по-русски посредничеством или это всё же будет не точно?
– Слово «медиация» появилось в русском языке от латинского «mediare» – «посредничать». Термин «медиация» является международно признанным названием альтернативного метода разрешения споров с участием нейтрального третьего лица – медиатора. С точки зрения применения термина в России, хотя «посредничество» и является дословным переводом, знак равенства ставить сложно. Мне кажется, есть необходимость разграничить понятия «медиация» и «посредничество». Поскольку в русском языке слова «посредник» и «посредничество» обременены многими другими смыслами.
– В России сейчас медиация в основном известна как метод разрешения коммерческих споров, не застрянет ли она на этом уровне? Где ещё может применяться этот метод?
– Применение медиации достаточно широко. Она применяется в таких областях, как частное, гражданское, публичное, административное, коммерческое, семейное и даже уголовное право.
Исторически в большинстве стран мира медиация начала развиваться именно в семейном праве. На Западе в этой области она приносит свои плоды, успешно разрешая около 40% споров. В последние три десятилетия стали применяться специальные законы, в том числе международные законодательные акты, которые способствуют применению медиации в коммерческой и финансовой сфере. Но это ни в коем случае не препятствует её дальнейшему развитию и распространению в таких областях, как семейные, корпоративные, межкорпоративные отношения. Кроме того, медиация активно применяется в экологических конфликтах. Ситуация в мире постоянно меняется, возникают всё новые области деятельности человека – медиация и там находит своё место.
– И всё же не очень понятно, к какой области относится медиация? Медиатор – больше психолог или юрист?
– Я считаю, что неуместно говорить о том, к какой профессии больше относится медиатор. Это самостоятельная профессия, которая, правда, нередко становится хорошим дополнением к различным другим специальностям. Да, медиация находится на стыке многих областей знания, таких как право, психология, лингвистика, конфликтология, человековедение. Только освоив такой обширный набор знаний и обретя соответствующие навыки, медиатор действительно может способствовать успеху процедуры медиации. При подготовке сертифицированных медиаторов в нашем центре мы используем именно такой подход. Будущие медиаторы получают знания из всех смежных областей. Это даёт нам право надеяться, что такой специалист обязательно поможет даже в самом сложном споре.
– А как можно оценить работу медиатора? Если стороны всё же не пришли к соглашению, как определить, профессионально ли сработал медиатор?
– Изначально нужно понимать, что стороны, согласившись разрешить свой спор с помощью процедуры медиации, сами контролируют процесс от начала до конца, а также тот результат, который они получат. Неуспех медиации – это неуспех сторон.
В то же время нельзя недооценивать роль медиатора. Его задача с самого начала разъяснить сторонам суть самой процедуры и степень их участия в ней, то есть их ответственность. Медиатор должен дать сторонам понимание того, что они имеют возможность и должны оставаться автономными на протяжении всей процедуры. Он должен создать условия для понимания между сторонами и понимания ими самими своих реальных интересов. Кроме того, стороны должны реально ощущать, что на протяжении всей процедуры медиатор остаётся нейтральным и беспристрастным.
– И всё же наверняка есть случаи недовольства работой медиатора...
– Поскольку стороны участвуют в процедуре добровольно, в том случае, когда они недовольны результатом проведения медиации, они должны быть недовольны прежде всего собой – значит, они не смогли осознанно подойти к разрешению конфликта. Кроме того, стороны в любой момент могут добровольно выйти из процедуры и обратиться в суд. Соответственно пенять здесь можно только на себя. В любом случае медиатор всегда направляет стороны в правильное русло.
– Проект федерального закона о медиации уже находится в Государственной Думе. Какую роль его принятие может сыграть в развитии альтернативных методов разрешения споров? Ощущается ли сейчас фактическое отсутствие законодательной базы?
– На сегодняшний день в России некоторые правовые акты, регулирующие гражданские правоотношения, так или иначе содействуют примирению сторон. Например, в Арбитражном процессуальном кодексе закреплено, что одной из задач судьи является способствование примирению сторон.
Конечно, есть определённые моменты, которые требуют законодательного регулирования, либо регулирования внутри профессионального сообщества. Например, так как процедура медиации конфиденциальна, статус медиатора требует законодательного закрепления. То, что касается критериев медиации и аттестации медиаторов, то этот вопрос можно решить на уровне саморегулируемых организаций.
Сейчас очень много делается для того, чтобы сформировать и сделать достоянием гласности определённые профессиональные и этические стандарты для медиаторов. К этой работе наш Центр медиации и права привлекает Российский союз промышленников и предпринимателей, где создана Объединённая служба медиации, и Торгово-промышленную палату РФ, где работает Коллегия посредников. Сейчас в разработке находится Российский кодекс медиаторов, в основе которого лежит Кодекс медиаторов, разработанный Европейским союзом. Кодекс перевели специалисты нашего центра, затем он прошёл экспертизу в Государственной Думе РФ. 

ЧТО ПОЧЁМ?
…Вот такая она, медиация. Может, действительно стоит хорошо подумать, прежде чем бежать в суд выяснять отношения с бывшим супругом, соседом или недобросовестным продавцом?.. Напоследок у меня возник один банальнейший, но важный вопрос: сколько же стоят услуги профессионального медиатора? Международные расценки таковы: 300 евро в час – это семейные, школьные и потребительские споры, коммерческие и корпоративные конфликты – от 1000 евро в час. Да... Тут призадумаешься – в каком же виде медиация дойдёт до основной массы нашего населения? И дойдёт ли?

Наталья ВЕСЕЛОВА

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№41(6141) (2007-10-10)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,7
Проголосовало: 9 чел.
12345
Комментарии:

Наталья ВЕСЕЛОВА


Выпуски:
(за этот год)