(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Портфель ЛГ

Тайна Графенштайнской надписи

Андрей ВОРОНЦОВ

В 1977 году произошло событие, которое почему-то не привлекло внимания наших историков и лингвистов. В гравиевом карьере австрийского городка Графенштайн был найден обломок керамики II века новой эры с норикской надписью. А кто такие норики? Вообще-то, согласно «Повести временных лет» (ПВЛ), они «и есть славяне». Вот дословная цитата из Ипатьевского списка: «По разрушении же столпа (Вавилонской башни. – А.В.) и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама южные страны, Иафетовы же – взяли запад и северные страны. От этих же 70 и 2 язык произошёл и народ славянский, от племени Иафета – так называемые норики, которые и есть славяне». ПВЛ вторит другой древнерусский источник – «Толковая Палея»: «норицы, иже суть словени».

Но о самих нориках мы из ПВЛ и «Толковой Палеи» мало что узнаем. Кто они? Этот народ, впервые упомянутый в римских источниках около IV века до Рождества Христова, жил тогда на территории нынешней Австрии. Часть нориков (бывших не этнической общностью, а племенным союзом) говорила на одном из древнейших мировых языков – венетском, протославянский характер которого был доказан лингвистами из Словении М. Бором и И. Томажичем и российским исследователем В.А. Чудиновым. Собственно, венеды (венеты) – это одно из названий древних славян (БСЭ). И оно, что любопытно, вовсе не является мёртвым. Финны до сих называют нас, русских, «Venäläinen», а Русь – «Veneman», «Venäjä»; по-эстонски же «русский» – «Venelane», Россия – «Venemaa», «Vene»; по-карельски Русь – «Veneä».

Фото обломка керамики с Графенштайнской надписью II в. н.э.В начале ПВЛ мы найдём ещё одну удивительную вещь. Перечисляя страны, доставшиеся сыну Ноя Иафету, Нестор-летописец указывает местопребывание славян после Всемирного потопа: «Илюрик – словене», то есть – Иллирия, славяне. Между тем в «Хрониках» византийского историка IX в. Амартола (кн. 2, гл. 4), откуда выписывал эти сведения Нестор, никаких «словен» не было, просто – «Иллирия». «Славян» собственноручно добавил Нестор, хотя Иллирия – отнюдь не Норик. Ошибка? Нет, ещё одно бесценное свидетельство ПВЛ, с помощью которого мы знаем, где жили славяне до появления в Норике. Иллирийцы – вроде бы не славяне, но если мы возьмём схему «Индоевропейские языки», помещённую в книге французского лингвиста Э. Бенвениста «Словарь индоевропейских социальных терминов» (М., 1995), то увидим, что венетский язык – ветвь древнеиллирийского! И Нестор-летописец это знал за тысячу лет до Бенвениста, Бора и Томажича! Правда, было бы ошибкой считать, что Нестор называет именно Иллирию прародиной славян, поскольку он упоминает их среди строителей «Вавилонского столпа». Но об этом ниже.

Норики-венеды пребывали в Центральной Европе до VI в. от Рождества Христова. Повествуя о последующих миграциях их потомков, уже под именем славян, Нестор-летописец столь же точен, как и в отношении нориков и Иллирии: «Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. И от этих славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими, где кто сел в каком месте… Так же и эти славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие – древлянами…»

Почему же, если свидетельство Нестора о нориках никогда не подвергалось сомнению, нашей исторической наукой не исследуется преемственность восточных славян по отношению к норикам? Ведь они вообще-то, в отличие от многих других народов, «погибоша аки обры», народ сравнительно изученный, особенно историками Австрии, Северной Италии и Швейцарии, на территории которых они в разные периоды проживали. Разве нет оснований для сопоставления нориков-венедов с восточными славянами? Как ни странно, есть, и существуют они давно. Появление славян именно на границе области Норика впервые фиксирует готский историк Иордан ещё в середине VI в. н.э. По мнению русского советского историка Елены Скржинской, совокупность сведений европейских авторов, наряду со свидетельствами ПВЛ и «Толковой Палеи», является достаточным основанием для того, чтобы отождествлять часть славян VI века с нориками.

Название это, кстати, принадлежит римлянам и означает «северные». Сами норики себя называли совсем не северным именем тавриски. Это может означать «тавры», «тавроскифы», а может, по типу слова «русские», быть славянским прилагательным таврические. Ну а тавров в древности именовали ещё россами. Курляндский немец Якоб Рейтенфельс, исследуя в своём основательном и любопытнейшем труде «Сказания о Московии» (1676) этногенез русского народа с древнейших времён, писал: «В древние времена рутенами, россами, роксанами и роксоланами у Плиния, Тацита и Страбона, в разных местах их сочинений, назывались народы, занимавшие большую часть Европейской Сарматии и которым нанёс ужасное поражение Митридат Седьмой. (…) Иосиф Бенгорион отводит место россам у реки Кир, которая сливается с Араксом ещё до впадения его в Грузинское, или Каспийское, море… Перейдя отсюда через Аракс, россы заняли Таврику, которая тоже стала называться по их имени. Это вполне подтверждает и Цецес в своих исторических летописях, говоря, что тавры были племя, называемое россами».

Норикская монета. Реверс. Ок. 70 г. до н.э.Бенгорион, Цецес и Рейтенфельс имеют в виду упоминаемый в Библии (Иез., 27: 13; 38: 1–3) народ рош, они же мосхи. И вот во второй половине I тысячелетия до н.э. мы обнаруживаем этих тавров-россов или таврисков в междуречье Дуная и Дравы, в основанном ими городе Тавроне (Тевроне). О причинах их появления там Рейтенфельс пишет так: «Ибо говорят, что они, быв прогнаны из своих местожительств готами и сарматами, неоднократными вторжениями через Фракию, Мессию и Паннонию достигли наконец Норики; раньше же они, по словам Плиния и Страбона, разбойничали, не имея постоянного местопребывания, вдоль Меотидского (Азовского. – А.В.) моря и научились, по свидетельству Берозия, у скифов, через страну коих они проходили, располагать свои повозки лагерем». (Отметим, что готов тогда ещё и в помине не было.)

Заинтересовавшись, я стал искать в Интернете всё, что связано с нориками. Первое, что я обнаружил, поразило меня точно так же, как и подтверждённое Бенвенистом сообщение Нестора о праславянах в Иллирии. На сайте доктора Давида Штифтера из Института языкознания (индогерманистики) при Венском университете я нашёл фото прекрасно отчеканенной серебряной норикской монеты, примерно 70 г. до н.э. На её реверсе – всадник с копьём, очень похожий на Георгия Победоносца на современных российских копейках, а внизу, точно там же, где на советском металлическом рубле было написано: «ОДИН рубль», я прочитал… «ADNA»! (Норики наряду с руническим письмом использовали латиницу.)

Естественно, при более внимательном изучении моё слишком простое предположение, что мы имеем дело с номиналом монеты, не подтвердилось, поскольку дальше, правее, вдоль копыт и морды коня более мелкими буквами написано: «mati». То есть «Adna mati» или «Adnamati». Надо думать – Единая, Всеобщая Мать. Так, кстати, слово в слово, это переводится на современный словенский: «Ena Mati». И хоть «ADNA» – не номинал, но всё же числительное, понятное, как и «mati», любому славянину и любому русскому.

Однако действительно ли норики верили в некую Единую Мать, или «Аднамати» – это, скажем, персонаж, изображённый с копьём на монете? Оказывается, верили – в Единую Мать, или, как они её ещё называли, Великую Мать народа (кратко – Целея, Матрея). А ещё верили в Великого Отца народа – Атту, Атца (Atta, Atec). Римляне, по своему обыкновению, называли их на свой лад – Норейей и Марсом Латобием (от латобиков – норикского племени). Причём других богов у нориков не было. Их даже нельзя назвать политеистами, потому что Великие Отец и Мать – не разные боги, а, так сказать, божественная семья, основатели Рода. Это весьма важное заключение, показывающее, что норикам был ближе монотеизм, а их потомкам не так уж тяжело было при переходе в христианство отказаться от заимствованных у соседей богов вроде Перуна (Перкунаса) и Хорса. А уж насколько норикский культ Великой Матери народа близок современным славянам, православным и католикам, с их культом Богоматери, делайте выводы сами.

Прорисовка Графенштайнской надписиПравда, относительно «Адной Мати» смущало вот что. Надписи той эпохи на монетах жёстко «легендированы»: либо это имя изображённого персонажа, либо название монеты или той страны (области), что её чеканила. Имя я сразу отбрасываю, потому что «adna mati» – и на санскрите «одна мать». Не мог всадник с монеты именоваться «матерью». Монеты же такой: «аднамати» или «мати» (если «адна» – всё-таки номинал) мы не знаем. Как название страны «Аднамати» тоже не подходит. Хотя, постойте… Почему? А если имеется в виду не только Единая Мать, но и Родина-мать?

Называли же тавриски-венеды земли, с которых пришли в Таврон, Отчизной (по-венетски Атестиной – от Атты), а культуру – атестинской («отеческой»)! Собственно же «отчизна» (или «отчина», «вотчина») – это древний город Атестина с окрестностями в области Венетия на Апеннинах, ныне – город Эсте в итальянской провинции Падуя. Венеды сюда пришли из соседней Иллирии. Атестинская, она же палеовенетская, культура известна ещё с Х в. до н.э. Тавриски, по мнению учёных, являются типичными представителями этой культуры, но они, в отличие от оседлых венедов, были племенем кочевым и родину как таковую обрели, только осев в Тавроне. Этим и объясняется необычный для нас дуализм в понятиях Отчизна и Родина-мать у атестинцев и таврисков. Между тем и те, и другие были вынуждены отступать под натиском римлян из Адриатики в Альпы. Об их постепенном перемещении на северо-запад говорит цепочка топонимов: Венетия, Венеция, Венето, Виндобона, Вена, Винделиция, Виндониана, Вендидора и др.

Государство таврисков Нóрик (лат. Noricum) между верхним течением Дуная и Дравы существовало с IV по I век до н.э., а затем, после завоевания Норика римлянами, здесь была с конца I в. до н.э. по 420 г. н.э. одноимённая римская провинция. В древнеримских источниках IV в. до н.э. нориками называются не только тавриски, но ещё иллирийцы и кельты, с которыми тавро-венеды составили племенной союз.

Уровень развития Норика был достаточно высок. Здесь употреблялась своя оригинальная письменность и чеканилась собственная золотая и серебряная монета. Поскольку языки венедов и иллирийцев были близки, в Норике использовалось венетское и иллирийское алфавитное письмо, а также письмо на основе латиницы. Столицей царства была Норея (современный австрийский Клагенфурт). После завоевания Норика римлянами столицей провинции стал город Виндобона (современная Вена). Название это – Винд-о-бона – переводится просто – «венеды и бойи», то есть город венедов и бойев, тамошних кельтов, от которых пошло название Богемия.

В качестве провинции Норик просуществовал вплоть до распада Западной Римской империи. Затем он был захвачен при вторжении с севера германскими племенами герулов, алеманов, тюрингов и ругов. В 408 г. н.э. территория Норика завоёвана Аларихом I, в конце V века – остготами. В результате этих нашествий иллирийцы и кельты полностью покинули Норик. Тавриски-венеды, уже под именем славян, держались ещё столетие, прежде чем «сесть по Дунаю», как указано в ПВЛ.

Судя по опубликованному в Интернете глоссарию д-ра Штифтера, до 1977 года из памятников письменности нориков в распоряжении учёных-лингвистов имелись лишь названия и краткие надписи рунами и латиницей. Скажем, более ранние рунические памятники письменности венедов, найденные на Балканах и в Северной Италии, богаче. И вот – в Графенштайне обнаружена довольно длинная, в 7 строк, хотя и фрагментарная норикская надпись латиницей II в. н.э.:
MOGE · ES [
PЕ- LAV · EX [
ṆE · SAḌỊÍES [
OLLO · SO · VILO [
ỌNẠ C […]
OLLO · SO · V […]
P LṾGNI · SI

В открытых и закрытых квадратных скобках указаны возможные не сохранившиеся (стёршиеся) места. Наиболее распространённое толкование Графенштайнской надписи австрийскими исследователями таково: Moge, возможно, является личным именем или его сокращением, Pe- (P·ii) lav – латинским сокращением, обозначающим вес, ne sadiies – глагольной формой, вероятно, означающей «ты не установишь», ollo so, вероятно, «это количество», и Lugni (Lugnu) – ещё одно личное имя. Таким образом, текст может, по мнению венских лингвистов, передавать некоторую коммерческую операцию.

А вот Д. Штифтер считает moge и lugnu si не личными именами, а кельтскими словами, правда, не пишет, что они означают.

Тут сразу обращает на себя внимание вот что: ne sadiies – явно славянская глагольная форма, пусть и в значении «ты не установишь», а толковать надпись пытаются с помощью латыни или кельтского языка. А, скажем, как быть со словом ona? Или с отрицательной частицей ne? И почему Moge – имя, а не такая же славянская глагольная форма, как ne sadiies? Например, Матей Бор, переводя венетские (балканские и атестинские) рунические надписи на современный словенский язык, однозначно толковал это нередко встречающееся moge (moze) как «може». Мы же имеем здесь не просто Moge, а Moge es… («може ес [ть]») на горловине керамического горшка, предназначенного для хранения жидкой или твёрдой пищи. Так не логичнее ли предположить, что получателя письма ждал обед, а не «коммерческая операция»?

Вслед за «es…» во второй строчке следует Pе- (две вертикальные короткие палочки в данной письменной традиции означают «е»), и естественно предположить, что это «пей: «Може ес [ть], пе [й]…». После Pе у нас явно сколота буква или знак (см. фото оригинала), поскольку надпись, скорее всего, процарапана не на сырой заготовке, а уже на обожжённом горшке. Получается – …lav, – почти что английская «любовь». Дальше ещё загадочней: «·ex» (…lav ·ex…). Слова и впрямь какие-то не славянские. Но, написав «славянские», я подумал: а не сокращённая ли это «слава» – [s]lav[a]? А что же тогда такое «·ex»? Какого «экса» прикажете славить? Не «экса», ответил я сам себе, а «рэкса» (rex), царя! Ведь у нориков были цари, которых они именовали на римский лад «rex». Возможно, они ещё оставались и во II в. н.э. при римлянах, как были цари у евреев под властью Рима. А может быть, имеется в виду «великий бог» Атта/Атец, именовавшийся также и Царём. [S]lav[a] [r]ex[u] – это, очевидно, была общепринятая сокращённая форма славословия на письме. «Можешь есть, пей, слава Царю…»

В третьей строчке: Ne sadiies… Казалось бы, ясно: «Не садитесь». Но, думаю, хаотическая комбинация из четырёх вертикальных палочек после d, одна из которых (вторая) косая и длинная (см.), означает вовсе не – iiе-, а – е·е-. Мне кажется, здесь налицо описка: вместо четырёх коротких палочек автор нацарапал три, а потом, спохватившись, добавил косо ещё одну, «не в размер». К тому же выше он обращался к адресату в единственном числе («може есь, пей»), – с чего бы ему переходить на множественное? Соответственно, тут, на мой взгляд, было не два, а три слова: Ne sade es – «Не сяде есь…» Уверенности в последнем мне придаёт то обстоятельство, что форма «сяде», как и «може», встречается в дешифровках М. Бором венетских надписей.

Четвёртая строчка – новая загадка: ollo so vilo… «Не садись есть рядом (около) с вилами», что ли? Действительно, сесть на вилы – это ещё хуже, чем наступить на грабли. Но почему автор надписи напоминает будущему хозяину горшка именно о вилах, а не о какой-то другой возможной неприятности во время трапезы? Тут что-то не так. Ясно только, что so – славянский предлог. А ollo? Если речь идёт о еде, то позволительно предположить, что это продукт. А не масло ли это – от латинского «oleum», восходящего к греческому «elaifon» (оливковое масло)? На старославянском и древнерусском масло будет «олеи», «олей». Норики же вполне могли называть его на иллирийский лад – «олло». Да и в качестве содержимого горшка масло вполне подходит.

А «вило»? Согласно «Словарю церковнославянского и русского языка» (СПб., 1847), «вил» – это трава, что отразилось в современных словах «повилика», «вилок (капусты)». «Не садись есть масла с травой»? Ну, тут ничего странного нет, потому что масло, зелень («трава») и овощи вкупе с хлебом составляли основной рацион человека тех времён, мясо простые люди едали лишь по праздникам. Вероятно, если смысл фразы таков, то речь идёт не о растительном масле, которое неплохо сочетается в желудке с зеленью, а о сливочном. К молочным продуктам – простокваше, сметане, маслу, – как известно, не всякая зелень и овощи подходят.

Именно это автор письма, предположительно жена будущего обладателя горшочка с маслом, и хочет, наверное, сказать, посылая мужу в поле обед: ona c[…], – но продолжение фразы, увы, не сохранилось. Скажем, «она к[ислая]», сырая, может вызвать несварение и прочие неприятности. А поскольку супруга знает, что муж любитель этого самого «вила», она ниже ещё раз его предупреждает: Ollo so v[ilo] plvgni si («Масло с [зеленью] – плюнь сие»). Ибо Lugni / Lugnu в качестве имени – это что-то марсианское. Да и нет никакого Lugnu! Слово заканчивается буквой i, а не v или u, и начинается вовсе не l. Приглядитесь: в полустёртой букве перед l ясно видна точно такая же, как в букве «P» в слове «Pe-», вертикальная палочка с перпендикулярной нижней перекладиной и перекладиной верх­ней. В общем, «Plvgni», а не «Lugnu»! Прошу прощения, но это «плюни» здесь ключевое слово, потому что даже если автор письма имеет в виду не масло с зеленью, а, скажем, склонность адресата мешать бражку с вином (по-старосл. оловина – брага, буза, пиво), то всё равно призывает это сплюнуть. Значит, речь никак не может идти о «коммерческой операции».

Итак, по-венетски надпись читается: «Може есь пей [с]лав[а] [Р]экс[у]. Не сяде есь олло со вило она к […]. Олло со в[ило] плюни си». По-русски: «Можешь есть, пей, слава Царю. Не садись есть масло с зеленью, она к […]. Масло с [зеленью] – плюнь сие».

Не правда ли, похоже на содержание знаменитых новгородских берестяных грамот? Те же немудрёные заботы: «Покосил я пожню, а озеричи у меня сено отняли», «Поклон от Марины к сыну моему Григорию. Купи мне зендянцу добрую», «Пожалуй, господин, убавь подати»… И тут – заботливая жена тревожится, чтобы у её мужа не скрутило живот.

Но ведь, если моё прочтение Графенштайнской надписи верно, то это означает, что, обладая самыми общими, на уровне молитвослова, познаниями в церковнославянском, мы можем без особого напряжения понимать язык нориков-венедов, которые древнее наших восточнославянских предков как минимум на тысячу лет! А если мы понимаем язык, то, стало быть, являем собой непрерывную во времени этническую общность. Думаю, финны, эстонцы и карелы не столь уж архаичны, по-прежнему именуя нас венедами, а Россию Венеей. Они, скорее, последовательны.

Берестяные грамоты XI–XV вв. из Новгорода, Смоленска, Старой Руссы, Пскова, Витебска, без труда читаемые современными людьми, сами по себе явились сокрушительным разоблачением лживых русофобских басен (вроде тех, что мы услышали в ток-шоу «НТВшники» в конце минувшего года) об «этнической неопределённости» русского народа. Дошедшая до нас из глубокой древности почта на бересте доказала, что наш народ практически не изменился за последнюю тысячу лет. Эти письма писали те же люди, что и мы, почти теми же словами! Не уверен, что современные англичане и французы столь же свободно могут читать дошедшие до них источники XI в. на староанглийском и старофранцузском. А уж понимаемые нами надписи на норикской монете 70 г. до н.э. или на керамике II в. н.э. тем более говорят, что мало какая этническая общность в Европе осталась столь цельной и не размытой с дохристианских времён, как русские. Кельтские надписи обитателей Англии и Франции тех веков современные англичане и французы вообще не смогут прочитать!

Русские – народ самодостаточный и, разумеется, ни в каком «удревнении» не нуждаются. Но ведь нация – это не только настоящее и будущее, а ещё и прошлое во всей его протяжённости. Нас часто спрашивают (как, например, в упомянутом шоу «НТВшники»): почему вы не часть западного мира? Однако мы, в лице нориков-венедов, были уже частью западного мира и даже частью Рима, Pax Romana. Мы даже писали на латинице. Но западный мир нам не помог, когда Рим рухнул и чуть не похоронил нас под своими обломками. Тогда все стали спасаться поодиночке. Западные славяне сумели «прислониться» к новым хозяевам Европы, германцам и англосаксам, и «прислонились» надолго, на сотни лет. Другие изнывали под властью турок. Почти все они лишь относительно недавно получили независимость. Мы выбрали иной путь, путь независимости, и нет никаких оснований говорить, что он неправилен. Более того – другого не было. «Славянские древности», найденные в немецкоговорящих странах, лишь подтверждают это.

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№7 (6358) (2012-02-22)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,7
Проголосовало: 7 чел.
12345
Комментарии:
28.02.2012 16:29:57 - Алексей Геннадьевич Ануфриев пишет:

Тайна Графенштайнской надписи

Само существование сер. монеты 'ADNA mati' доказывает достаточно высокий уровень цивилизации нориков-венедов.Про надпись на горшке интересно было бы узнать мнение других специалистов по древним языкам.

24.02.2012 18:58:25 - Андрей Альбертович Венедиктов пишет:

Лженаука!

Интересно было бы услышить об этой статье мнение специалиста. Но на мой непросвещенный взгляд данный текст - один из огромного количества расплодившихся в последнее время материалов околонаучного (точнее, лженаучного) толка, когда фантазия автора с успехом заменяет собой объективные данные. Впредь буду с гораздо большей осторожностью относиться к прочитанному в ЛГ.

24.02.2012 18:58:00 - Андрей Альбертович Венедиктов пишет:

Лженаука!

Интересно было бы услышить об этой статье мнение специалиста. Но на мой непросвещенный взгляд данный текст - один из огромного количества расплодившихся в последнее время материалов околонаучного (точнее, лженаучного) толка, когда фантазия автора с успехом заменяет собой объективные данные. Впредь буду с гораздо большей осторожностью относиться к прочитанному в ЛГ.


Андрей ВОРОНЦОВ


Выпуски:
(за этот год)