(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Новейшая история

Под сетью

ДИСКУССИЯ

У нас образовались две партии – «партия телевизора» и «партия Интернета»

Александр КАЗИН, доктор философских наук, санкт-петербург

Отчасти утверждение о двух партиях верно, но только отчасти, потому что в отличие от «телеманов» профессиональные «интернетчики», живущие в своих твиттерах, в принципе не могут образовать никакой партии. Не только потому, что их относительно мало, хотя становится всё больше. Партия – это, как известно, часть, сторона целого, а Интернет сам по себе есть некое целое, правда, особого рода. Его центр везде и нигде.

Вот тут и зарыта собака. Здесь есть заветное – хотя обычно и не разглашаемое – объединяющее начало: разрушение духовно-ценностной вертикали, вожделенная мировоззренческая и организационная горизонталь. На современном языке это называется сетью.

РИА «Новости»То, что происходило на площадях в последние месяцы, – типичное проявление цветной революции, построенной на сетевой идеологии.

Сетевые структуры существовали всегда, только назывались другими словами. Во все времена во всех странах имели место неправительственные, и в этом смысле неформальные, группы людей, ориентированные на самые различные социокультурные функции и цели. При предельно широком подходе сюда можно отнести открытые и тайные общества вроде мирового масонства, теневые бизнес-структуры, интеллектуальные и творческие союзы, информационные порталы, криминальные группировки… И ещё множество иных человеческих объединений, вплоть до «голубых» и «розовых» интерклубов.

Подобного рода негосударственные или противогосударственные союзы на протяжении веков возникали, развивались и умирали, но никогда прежде они не выделялись в отдельный класс социокультурных объектов, для опознания которых в качестве самостоятельной реальности необходим специальный термин-знак.

Дело в том, что на рубеже ХХI века, то есть на глазах ныне живущих поколений, радикально изменились отношения между государством и всем тем, что приходится квалифицировать как не-государство. Повторяю, речь идёт о чрезвычайно разнородных социальных вещах – от крайне правых до крайне левых, и от сугубо теоретических до вполне практических (вроде площадных митингов). Однако те и другие объединяет одна черта: все они отделяют себя от государства и по большей части даже противостоят ему.

Если обратиться к истории, то есть к взаимоотношениям государства и сетей во времени, то придётся признать, что отношения эти полны драматизма. В сущности дело идёт о перманентной борьбе сетей против государственного начала. В известном смысле такова генеральная линия западной цивилизации – во всяком случае, цивилизации европейской.

Начиная с эпохи Возрождения социокультурное пространство Европы определяется давлением людей денег на людей идеи. Последующая за Ренессансом протестантская Реформация оказалась не чем иным, как буржуазно-индивидуалистическим бунтом против сакральной власти – тут одинаково потрудились и Кальвин, и Кромвель.

Выразительнейший пример победы сети над традиционной монархией являет собой Французская революция ХVIII века с её просветительско-масонской идеологией и террористической практикой. По сути, это был типичный сетевой заговор, в котором часть (третье сословие) одержала верх над целым – Францией, ещё хранившей память о Жанне д’Арк и «короле-солнце».

Что касается ХIХ столетия, то всё оно прошло под знаком возрастающей агрессии демократических сетей против миропорядка Священного Союза, от коронованного революционного генерала Бонапарта с его буржуазным кодексом до Февральской (масонской) революции 1917 года в России, свергнувшей последнюю великую христианскую корону в мире.

Относительно интернационал-коммунизма отметим только, что Первый съезд РСДРП в Минске собрал всего 9 делегатов. А закончилось захватом власти в гигантской стране. Это ли не пример тайного могущества сети в новейшей истории?

Вершиной сетевой политики, на мой взгляд, является разрушение СССР – сверхдержавы середины ХХ века, сокрушившей фашизм, вышедшей в космос, но оказавшейся совершенно беззащитной перед скрытой работой внутренних сетевых сообществ (собственной «закулисы», как сказал бы русский философ Иван Ильин).

Что касается наших дней, то сегодня мы стоим перед фактом расцвета сетевых проектов. В мировоззренческом плане, конечно, дело идёт о едином культурно-политическо-экономическом суперпроекте. Несущими конструкциями этого проекта выступают прежде всего транснациональные финансово-промышленные группы, обладающие контролем над ресурсами и всё более склоняющиеся к экономике спекулятивного, а не производственного типа. Такова, например, финансовая империя Сороса, оперирующая «чистыми» дензнаками.

Мощную поддержку такого рода практикам оказывают международные информационные сети вроде глобального телевидения или Интернета, проецирующие свои ризомы («кусты», «грибницы», лишённые центральной точки отсчёта) на ровные бескачественные смысловые плоскости, где люди и вещи уже не имеют своего естественного места, а лишь отражаются (играют) друг в друге.

Чего нет в электронном поле, того не существует – это нынче не шутка, а суть дела. Такова сегодня сетевая интеррелигия и интеркультура («сетература»), в культе которых в принципе снимается различие между светлым и тёмным, добром и злом.

Виртуальная реальность электроники – это жёсткое дисциплинарное поле производства управляемой людской массы, находящееся под стратегическим контролем анонимной сетевой власти. Французский культуролог Ги Дебор назвал это «обществом спектакля», где любая жизненная коллизия, вплоть до геноцида и войны («война в заливе»), подаётся как материал для зрелища.

Наиболее свежим примером подобной сетевой идеологии/политики и являются наши «болотные» митинги. Каждый такой спектакль тщательно режиссируется именно на уровне подачи, снабжаясь соответствующими либеральными лозунгами, музыкально-танцевальной рок-оснасткой и т.п.

Более того, даже нелиберальные общественные силы (например, коммунисты и часть националистов), включаясь в подобный коллективный перформанс, работают не столько на себя (то есть на свои программные цели), сколько на него.

Всякая партийная политика, опирающаяся на твёрдо сформулированные основания, становясь элементом карнавала, сама становится карнавальной. Ксюша Собчак, требующая себе свободы, или изображающий презерватив «музыкальный критик» мгновенно дискредитируют любой обоснованный (или вздорный) протест, подвёрстывая его под свою игровую энергетику. Партийные структуры кажутся в сетевом контексте чем-то безнадёжно устаревшим.

В этом и состоит стратегия – средствами политического спектакля разрушить любую духовно-ценностную вертикаль, традиционно лежащую в фундаменте государственности, особенно государственности русской. Их задача сильно облегчается тем, что немалая часть выходящей на «болотные» митинги молодёжи в культурном плане почти не русские. Они не знают ни русской веры, ни русской истории, ни русской литературы, ни русского кино, ни русских песен. Их «духовная» пища с детства – Голливуд, Дисней…

Задумываясь о будущем такого политического и культурного спектакля, можно предположить следующее. Уже в ближайшие десятилетия весьма вероятна перспектива жёсткого «сетевого тоталитаризма», то есть нового мирового порядка. Старомодное различение ценностного верха/низа может быть окончательно блокировано спекулятивными играми, ненавязчиво встраивающими человека в социально-компьютерную систему…

Единственная надежда на ограничение власти «сетевых волшебников» – опора на православную традицию и исторический опыт русского народа. Надежда на то, что он, этот опыт, не даст втянуть себя в политические игры нигилистического меньшинства, не даст превратить себя в массовку интернет-манипуляторов.

Россия пока ещё сохранила свою государственность, не уронив её окончательно в Сети. Это-то и мешает её внешним и внутренним противникам. Путин, разумеется, не православный царь, его политика двойственна (с патриотами он патриот, с либералами – либерал), однако в современных условиях только это действующее лицо нашей государственной сцены способно принимать волевые решения и обладает достаточными ресурсами для их осуществления. Более того – несмотря на все свои недостатки, эта власть исполняет сегодня роль «местоблюстителя престола», знака его, памяти о нём. Если «бандерлогам» (вернее, тем, кто выводит их на массовки) удастся свергнуть её, исчезнут последние остатки русской государственности.

Замысел «непримиримых» прост: чем хуже, тем лучше. Они объявили президентские выборы нелигитимными. Им нужны великие потрясения, а не великая страна. Такая тактика уже приносила «цветным революционерам» успех в Сербии, в Грузии, в Египте. Но Россия – не Грузия и не Египет. Россия – это ключевое звено Евразии, её центральная скрепа. Управляемый хаос в России – ядерной стране – мгновенно превратится в неуправляемый и пойдёт вразнос. И тогда мало не покажется всему миру.

Как бы то ни было, от «бандерложьих игр» есть одна несомненная польза. Вольно или невольно они подвигают власть к действию – надеюсь, в лучшую сторону. Сегодня существующее в России правление – это авторитаризм, замаскированный под западную демократию. Но так не может продолжаться долго. Путинская власть должна стать властью народа – нелиберальной демократией, противостоящей виртуальной власти «офшорных аристократов» и их менеджеров в пределах Садового кольца. Если такой переход не состоится, то…

Обсудить на форуме

Код для вставки в блог или livejournal.com:

Под сетью

У нас образовались две партии – «партия телевизора» и «партия Интернета».

КОД ССЫЛКИ:

Статья опубликована :

№14 (6364) (2012-04-04)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,2
Проголосовало: 12 чел.
12345
Комментарии:
06.04.2012 09:50:51 - Николай Павлович Егоров пишет:

ОГРАНИЧИТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЭЛЕКТРОННЫХ ЭНТРОПИЙЩИКОВ

Надо различать активность двух видов в информационно-сетевом мире. Первый вид – это нормальная активность людей и различных групп, связанная с их желанием реализоваться и самоутвердиться. Второй вид – это деструктивная сетевая деятельность, имеющая весьма широкий спектр: от обычной грубости и оскорблений до целенаправленной деятельности с явным антиобщественным характером. Информационные технологии на рубеже 20 и 21 веков создали исключительные условия для расширения этих видов человеческой активности. __________Деструктивную информационно- сетевую деятельность общество и государство должны серьезно ограничить, если они не хотят погибнуть в нарастающем хаосе. __________В ограничении деятельности электронных деструктивщиков и энтропийщиков можно выделить несколько направлений. ________Прежде всего, необходимо сделать так, чтобы сетевой мир функционировал в соответствии с существующим законодательством. Абсурдной является ситуация, когда право там зачастую не действует, например, распространяется заведомо ложная информация или некие анонимы спокойно оскорбляют других людей. Если не хватает существующих законов, нужно принимать новые, специальные законы регулирования информационных потоков в сети и в информационном пространстве. ________ Противостоять сетевому хаосу может обновленное телевидение, новые общественные каналы, дискуссия о создании которых сейчас ведется. Новое, творческое, интересное, проблемное ТВ, работающее в том числе и в Интернете, может нанести существенный удар по электронному болоту. __________ Целесообразно активно реализовывать положительные социальные сетевые проекты, сопровождающиеся мощной рекламой и информационной поддержкой на разных уровнях. Наверняка будут успешными проекты, связанные с антикоррупционной тематикой, с решением экологических и других проблем, с защитой объектов культуры, с помощью больным людям, инвалидам.__________Определенную роль в ограничении деструктивной информационной деятельности может сыграть работа специалистов, подробно анализирующих те проблемы и опасности, с которыми сталкиваются люди в информационном пространстве (ложная информация, деятельность киберпреступников и т. д.). __________ В глобальном плане, конечно, существенно уменьшить сетевой хаос может другая социально-экономическая политика и развитие общества на основе иной, гуманистической и немонетарной системы ценностей. Ведь очевидно, что многие люди уходят в мир деструктивных информационных потоков вследствие колоссальной неудовлетворенности существующим положением дел в обществе.

06.04.2012 07:24:51 - Валентин Иванович Колесов пишет:



Уважаю т.Казина за его предыдущие публикации. И здесь он на высоте. Отличная фраза о «болотной» молодежи: «они почти не русские. Они не знают ни русской веры, ни русской истории, ни русской литературы...» и т.д. Согласен со словами об опоре на православную традицию и исторический опыт русского народа. Но нашу церковь шатает: Чаплин вдруг объявил: «Нравственное дело, достойное поведения христианина, - уничтожить как можно больше большевиков». Значит, и меня, коммуниста. _____Автор прав насчет включения коммунистов в коллективный перфоманс оранжистов, ну да это просто ошибка Зюганова. _____Похоже, автор слишком увлекся теорией сетевых структур. Разрушение СССР обусловлено более всего случайностью: лидером страны стал Михаил Сергеевич Хлестаков: «Моей целью было разрушение коммунизма», пишет он. Случайностью было и появление царя Петра с его неукротимой энергией. Но интеллектуалы не хотя признавать случайности, они копают под закономерности.

06.04.2012 02:32:43 - Сергей Иванов пишет:



Не тот пошел нынче философ - измельчал оконкретился - обзавелся вполне себе буржуазной паранойей по поводу некой "тайной власти" в инетернете. Это раньше раньше философ при вопросе о родине показывал рукой в небо. У нынешних не так - родина у них не абстрактная родина философов а вполне земная конкретная и главное ПРАВОСЛАВНАЯ Россия. Дело в том что философ наш нынче "на должность поступил" - неважно что на "подхват" в "шестерки" - а важно что теперь и положение стабильное и доход кое-какой и тоже стабильный... Вот исходя из своей шестерной установки - боясь утери при случае таких вот "стабильностей " (хотя что в мире стабильно?) и выдает наш философ из мрачных глубин своего подсознания старую мечту всякого плебея - нужен де нам авторитарный монарх и непременно ПРАВОСЛАВНЫЙ! Только забыл наш философ что у авторитарных-то монархов к примеру в старом Китае была популярна вполне себе невинная забава - в расслаблении послеобеденного полусонного настроения отдать приказ утопить очередного философа в нужнике...

05.04.2012 14:16:24 - Галина Александровна Рейзина пишет:

..."в культурном плане русские почти не русские..."

Я раньше думала также, как Вы Александр, что русские молодые люди потеряли свою русскость. Однако, посмотрев, как подростки, молодёжь на рок-фестивале «Нашествие» реагировали на песни Игоря Растеряева, поняла, что это не так. Горячо, страстно они пели хором его песни «Русская дорога», «Комбайнёры» и др., ничего общего не имеющие с навязываемым западным стилем. А как откликнулись на слова его песни: «Надо жить достойно, надо жить не пошло…»! Нет, ничего не потеряно. Если молодёжь, казалось бы, сформированная современным телевидением и интернетом, где русский менталитет подвергается осмеянию, где труд – удел «быдла», понимает творчество И. Растеряева, значит, они выстояли, значит, они не поддаются зомбированию, значит Россия не погибнет.


Александр КАЗИН


Выпуски:
(за этот год)