(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Эпоха

Есть воля, но каковы цели?

Взаимоотношения Столыпина и Льва Тихомирова, бывшего народовольца, ставшего одним из крупнейших консервативных мыслителей России, представляют особый интерес.

История их сближения берёт своё начало в 1906 году. К этому времени публикации по рабочему вопросу создали Тихомирову репутацию знатока данной проблемы.

24 сентября 1906 года Тихомиров пишет А.С. Суворину: «Надо бы мне когда-нибудь повидать П. Столыпина. Всё, что слышу, рисует у него редкое качество – волю, но каковы его цели, думаю, никто не знает, а может быть, он и  сам не определил вполне».

Тихомиров оставил Столыпину записку «О способах улучшения наших законов» и позже выслал ему из Москвы свою фундаментальную книгу «Монархическая государственность» с сопроводительным письмом. Нуждавшийся в неординарных людях, Столыпин пригласил Тихомирова на государственную службу в Петербург, но тот выразил свои сомнения, и тогда в ответном письме от 4 сентября Столыпин пояснил: «Я не скрываю, что прочность того положения, которое я для вас создаю, находится в зависимости от моей прочности: если я буду убит или заменён другим лицом, то вы окажетесь в зависимости от нового лица, стоящего у руля… Я предполагал воспользоваться вами для разработки отдельных вопросов, так что служба вас не заест и у вас останется время для литературного труда».

Тихомиров немедленно ответил согласием, но эти события совпали со смертью редактора «Московских ведомостей» Грингмута. Несмотря на возможность занять пост редактора, Тихомиров предпочёл пойти на государственную службу. В одной из своих речей Тихомиров сказал, что он хочет видеть в премьере национального вождя, который «должен сомкнуть около себя товарищей, проникнутых тем же новым духом, и сразу систематически двинуть работу возрождения России». Столыпин в ответ заметил, что «верит в бога… имеет… «мистическую» уверенность, что Россия воскреснет. Он – русский, любит Россию кровно и живёт для неё… знает и уверен, что сделает то, что угодно допустить богу».

10 февраля 1908 года Столыпин принял Тихомирова, сказав о намерении назначить его членом Главного управления по делам печати: «Я буду, по крайней мере, спокоен, что не испортил вашей жизни». Верный своему обещанию, Столыпин посылает царю доклад о даровании Тихомирову чина статского советника, в котором даёт бывшему революционеру, отрёкшемуся от революции, лестную характеристику.

15 июня 1908 года Тихомиров был принят Столыпиным и сделал доклад по рабочему вопросу: «Министр слушал очень внимательно. Просил… приготовить ему материал по рабочему вопросу, который… он проштудирует…». 8 сентября Столыпин опять принял Тихомирова, который зачитал свой доклад о рабочем вопросе, отметив позже в дневнике, что «Столыпин может схватывать идею, но страшно мало осведомлён по рабочему вопросу (что сам прекрасно знает)…».

Однако разрабатываемые Тихомировым проекты государственных реформ (в отличие от предложений по рабочему вопросу) не воспринимались Столыпиным всерьёз, что огорчало честолюбивого Льва Александровича. 5 июля 1911 года он обратился со страниц «Московских ведомостей» к Столыпину с письмом, в котором призывал пересмотреть основные законы 1906 года. Текст пометки, сделанной премьером на обращении Тихомирова, гласил: «Все эти прекрасные теоретические рассуждения на практике оказались бы злостной провокацией и началом новой революции».

Имя Столыпина часто встречается в дневнике Тихомирова. Для него премьер был образцом волевого и целеустремлённого государственного деятеля: «Я очень любил и высоко уважал Столыпина, и по типу своему он мне виделся именно таким госуд [арственным] человеком, какой нужен. Это был человек идейный, человек, думавший об общественном благе. Всё остальное – он сам, его карьера, Царь, народное представительство – всё у него подчинялось высшему критериуму – благо России. Но он многого не знал, и особенно много сравнительно с величием своих целей. Поэтому я не могу считаться «столыпинцем», ибо я постоянно не соглашался с ним и старался его перетянуть, переубедить. Однако это был мой человек, никого другого я не видел, и в этом смысле я был «столыпинцем».

13 мая 1911 года Столыпин последний раз принял Тихомирова и на высказанные им опасения, что положение в стране обостряется, а умиротворение отсутствует, ответил, что верит в Россию, и если бы не имел этой веры, то и был бы не в состоянии что-то делать.

Подготовил Александр РЕПНИКОВ, доктор исторических наук, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории

Статья опубликована :

№15 (6365) (2012-04-11)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
2,1
Проголосовало: 10 чел.
12345
Комментарии:

Александр РЕПНИКОВ


Выпуски:
(за этот год)