(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Общество

«Невелико искусство старым стать, искусство – старость побороть»

ДРАМАТИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА

На стене здания – вывеска: «Российский НИИ геронтологии», однако на бланках название организации выглядит иначе: «Филиал ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздравсоцразвития «НКЦ геронтологии». История превращения уникального научно-исследовательского института, занятого глобальными проблемами старения человека, в рядовой научно-клинический центр глубоко показательна. В ней наглядно отразилось нынешнее отношение и государства, и значительной части общества к старости вообще и к тем, кого мы причисляем к уходящему поколению. Именно об этом наша беседа с Владимиром Николаевичем Шабалиным, директором НКЦ, профессором, доктором медицинских наук, академиком РАМН, заслуженным деятелем науки Российской Федерации.

– Мечта о долгом жизненном пути сопровождает человека с древнейших времён. Вспомним картину средневекового живописца Лукаса Кранаха Старшего, его фонтан молодости. По легенде, те, кто смог окунуться в волшебные воды, забывали о дряхлости, снова становились юными.

– Мы свидетели феномена – в течение ХХ века средняя продолжительность жизни увеличилась в два раза. Небывалый скачок, неординарное явление в биологии живой материи. Сегодня каждый пятый в индустриальных государствах – в возрасте 60 лет и старше (в начале ХХ века эта доля была в 2–3 раза меньше). В развитых странах население в возрасте 65 лет и старше к концу века составило 14–16 и более процентов.

Фёдор ЕВГЕНЬЕВНа наших глазах произошли тектонические сдвиги в одной из фундаментальных областей, от которой зависит наше завтра. Неслучайно ООН и ВОЗ ставят проблемы демографического старения на один уровень с проблемой сохранения мира на планете.

С возрастом у каждого из нас множится число различных заболеваний. Многие пожилые люди принимают ежедневно по 12–15 таблеток. Трудно сказать, какой эффект от подобной лекарственной нагрузки больше – положительный или отрицательный. Чрезмерное или неправильное применение лекарственных средств занимает 4–5-е место среди основных причин смертности. И одной из главных задач нашего клинического раздела исследований как раз и выступает составление алгоритма, программ, которые адресованы конкретному пациенту с учётом его возрастных физиологических и патологических особенностей.

– «Все хотят жить долго, – заметил в своё время Джонатан Свифт, – но никто не хочет стареть».
– У нас все вроде бы за здоровый образ жизни. И при этом «дымят» 65% мужчин и 25% женщин. Лидируем по потреблению алкоголя на душу населения. Каждая четвёртая смерть так или иначе связана с водкой. Смертность трудоспособного населения по этой причине у нас в 3–4 раза больше, чем в Европе. Растёт число наркозависимых, абсолютно здоровыми, по оценке ВОЗ, можно считать лишь около 5% подрастающего поколения.

Мы порой слишком поздно осознаём, что быть здоровым – престижно. Что проблему старения ни в коем случае нельзя опоясывать пограничными столбами возраста. Её истоки заложены в нас с самого рождения, и грех не понимать этого.

Существует множество гипотез старения, их более трёхсот, объяс­няющих процесс угасания жизненных сил и пытающихся высветить пути продления активной жизни. Однозначного ответа пока не найдено. Пытаясь разгадать секрет творческого долголетия, в США обратились к пенсионерам с анкетой из 200 вопросов, акцентируя внимание на психологических параметрах. Оказалось, что параметров, органично связанных с долголетием, – два. Внутренняя уверенность человека в том, что он нужен и что он – хозяин своей судьбы. Понятно стало, почему там дольше всех живут члены Верховного суда. Этот пост – пожизненный, почётен, высоко оплачивается. Так что не открою секрета: самоуважение, чувство постоянной востребованности – непременная предпосылка, условие долголетия.

– Владимир Николаевич, сколько лет геронтологии как науке?

– Геронтология у нас выросла из гематологии. Известный факт: врач А. Богданов выступил с идеей омолаживать человека путём переливания крови. В 1926 году за подписью И. Сталина вышел декрет об организации первого в мире Института по переливанию крови. И хотя обещанного возврата к молодости достичь не удалось, результаты научного поиска оказались значительными. Трансфузиология спасла многие миллионы жизней. Вспомним, только в годы Великой Отечественной войны было сделано 7 млн. трансфузий. В науке так нередко бывает: нацеливаешься на одно, а получаешь совсем иное, в конечном счёте не менее важное и интересное…

Геронтология – это пик медицины. И неверно полагать, что это наука о старости. Отнюдь. Это наука о старении. А процесс старения заявляет о себе буквально с момента зачатия плода, когда начинается преобразование белковых молекул одной структуры в иные, более совершенные. Чем ты моложе, тем интенсивнее процесс старения. Это базовый, фундаментальный процесс метаболизма, где непрерывное построение нового соседствует с адекватным разрушением…

Биосфера – единый живой организм, где человек лишь часть природы. Постоянно что-то уходит, что-то возвращается. И это понимание «реинкарнации» в научном смысле защищает нашу психику, смягчает наши переживания в связи с предстоящим для каждого уходом из жизни.

– До какого рубежа мы вправе называть себя юными? Когда начинается отсчёт старости?..

– Принято считать, что сегодня верхняя граница молодого возраста – 45 лет. Далее: 45–60 лет – это средний возраст, 60–75 – пожилой, 75–90 – старческий. Те, кому 90 и больше, – это долгожители. Впрочем, убеждён – подобная градация устарела: 75 лет считать старческим возрастом рановато, я бы отнёс эту планку к 80 годам. Мы свидетели того, как с ростом продолжительности жизни идёт биологическое совершенствование организма: «удержание» в дееспособном состоянии наших органов и тканей до более позднего хронологического возраста.
Женщине исполняется 55, и ей тут же вручают документ с печатью: «пенсия по старости». А она и в мыслях ещё не видит себя даже пожилой. Но её торопят: освобождай рабочее место… О явной, открытой дискриминации россиян по возрасту недавно шла речь на встрече первых лиц государства с пенсионерами. Хорошо бы, чтобы за этим разговором последовали законодательные инициативы. В США и европейских странах, если человеку откажут в приёме на работу, ссылаясь на возрастной ценз, хозяин фирмы может оказаться под судом. У нас же на каждом шагу объявления: на службу приглашаются 35–40-летние. Кстати, среди зазывал – и зарубежные фирмы, которые у себя на родине не посмели бы делать подобные оговорки.

Как геронтолог, я знаю: те, кто ещё недавно, каких-нибудь полвека назад, выходил из строя в 60 с небольшим лет, сегодня хотят и могут работать. Хронологический и биологический возраст выступают как бы в новом соотношении. И так называемые старики нередко по трудоспособности дают фору иным молодым. Есть смысл подумать о том, чтобы человек преклонного возраста имел неполный рабочий день, неделю, возможность трудиться на дому… Непростительная ошибка – видеть в пожилых людях только «демографическую нагрузку». Ведь это же профессионально высокоподготовленные люди!

Современное возрастное состояние общества предполагает качественно иное отношение к проблеме демографического старения. На Западе в министерствах здравоохранения действуют департаменты, курирующие геронтологию. Здесь знают: проблема активного долголетия – не только социальный, но и экономический вопрос. В России фактически нет настоящей геронтологической службы. При штабе отрасли имеется главный неонатолог, есть главный педиатр. А вот должность главного геронтолога почему-то забыта. Так же, как ребёнку нужен педиатр, пожилому человеку не обойтись без гериатра. В каждом возрасте своя специфика.

По данным РАН, до 90% препаратов, которые назначаются новорождённым, – это лекарства для взрослых. Но если в педиатрической практике есть хотя бы требования к испытанию новых лекарственных средств, то в геронтологии попросту отсутствует учёт возрастных медико-биологических особенностей. О проверенной обойме лекарственных средств речи вообще нет!..

Пройдите по поликлиникам, по нашим больницам. Будет большой удачей, если вы найдёте специалиста-геронтолога. Из медицинских вузов такой предмет вообще исчез. Пожалуй, единственное исключение – кафедра в Самаре. Слышу возражение: но ведь есть полтора десятка кафедр в институтах повышения квалификации. Беда, однако, в том, что сюда допускаются лишь терапевты и врачи общей практики. А ведь у старых людей масса других недугов – слепота, потеря слуха, нелады с урологией. С возрастом снижается иммунитет, нередки сбои пищеварительной системы, нарушения сна… Если на Западе активно специализируют в области геронтологии окулистов, врачей ЛОР, эндокринологов, кардиологов, то у нас принимать представителей таких дисциплин на кафедры геронтологии «не велено».

– Вам не кажется, что многие наши беды обусловлены забывчивостью долга перед старшим поколением?

– Кое-кому неплохо бы перечитать притчу Льва Толстого о дряхлом, неловком старике, для которого сын и его молодая хозяйка приобрели деревянную миску: мол, такую посуду не разобьёт. Однажды они увидели своего малыша с куском дерева:
– Что ты хочешь сделать?

– Деревянную кормушку. Из неё папа с мамой будут есть, когда я вырасту.

Действительно, права народная мудрость: нет почтения к дедам – не будет её и к отцам.

Короткая память – знак социального неблагополучия. Сама природа как бы поправляет нас: не заблуждайтесь, заметный рост продолжительности нашей жизни – это не социальные достижения, не заслуга медицины. Это, скорее, глубинные интересы эволюции, интересы природы.

Те, кого мы называем долгожителями, – это элита нации, но не финансовая, не властная, а биологическая элита. Вот на кого необходимо равняться!.. Перешагнувшие 90-летний рубеж – наиболее устойчивые к испытаниям люди. Ко всем невзгодам – и социальным, и природным, и физическим, и психическим… Нам, конечно же, надо стремиться понять, каким образом, за счёт чего они берут трудные перевалы жизни.

– Тема долголетия не устаревает. И подпитывается всё новыми и новыми идеями. Это и «ионы академика Владимира Скулачева», нацеленные на то, чтобы перенастроить запрограммированную природой теорию старения. Это – открытие нобелевским лауреатом Э. Блекберн теломер, с помощью которых надеются продлить юные годы. Это и незатухающие разговоры о «кремлёвских» и иных таблетках молодости. Ваша позиция?

– Научный поиск можно только приветствовать. Я лишь против бездумной рекламы, обещаний завтра же облагодетельствовать человечество «молодильными яблочками», сделать людей бессмертными. Вот это аморально…

Старение – глубинный процесс, скрывающий в себе множество удивительных тайн. Специалисты считают, что не за горами время, когда человек одолеет 150-летнюю планку. Один из английских геронтологов предрёк, что скоро люди смогут жить до 1000 лет. Жаль, что нам не доведётся проверить правоту этого предсказания…

Беседу вёл Михаил ГЛУХОВСКИЙ

Код для вставки в блог или livejournal.com:

«Невелико искусство старым стать, искусство – старость побороть»

На стене здания – вывеска: «Российский НИИ геронтологии», однако на бланках название организации выглядит иначе: «Филиал ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздравсоцразвития «НКЦ геронтологии».

КОД ССЫЛКИ:
 

Статья опубликована :

№18 (6368) (2012-05-03)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,4
Проголосовало: 5 чел.
12345
Комментарии:

Михаил ГЛУХОВСКИЙ


Выпуски:
(за этот год)