(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Совместный проект Подмосковье

Заслуженный артист РФ Юрий Голышев: «В Мелихове произошёл мой личный ренессанс»

ИНТЕРВЬЮ В НОМЕР

Юрий Голышев в роли Сарафанова в спектакле «Добрый вечер, папа!»;  Фото из архива театра «Чеховская студия»Несколько лет назад в Подмосковье был создан первый и единственный в России профессиональный театр на базе музея – «Чеховская студия» в Мелихове, усадьбе А.П. Чехова. В уникальном проекте принял участие заслуженный артист РФ, автор пьес и инсценировок, мастер художественного слова Юрий Голышев. Недавно «Чеховская студия» подготовила премьеру – спектакль «Добрый вечер, папа!». Он был поставлен специально для Юрия Голышева. Это стало прекрасным подарком к 70-летнему юбилею артиста и одновременно данью памяти замечательному драматургу Александру Вампилову. Ведь в этом году исполняется 75 лет со дня его рождения и 40 лет со дня смерти.

Сегодня Юрий ГОЛЫШЕВ – гость нашей редакции.

Юрий Иванович, чья идея была поставить спектакль по пьесе Александра Вампилова? Это ведь первая постановка в «Чеховской студии» не Антона Павловича, а другого автора?

– Поставить пьесу «Старший сын» Александра Вампилова – идея режиссёра «Чеховской студии» Владимира Байчера. Наш театр создавался для того, чтобы играть Чехова, и это непременное условие остаётся. Но мы уже давно думали о том, что надо расширять диапазон. Начать с Вампилова решили неслучайно, ведь существует мнение, что Вампилов – это Чехов XX века. И здесь не поспоришь. Многие вещи он взял у Антона Павловича: и второй план, и психологизм, и противоречивость человеческую.

Как вам работалось над ролью?

– Сложно. Что ещё сближает Вампилова с Чеховым – они оба требуют абсолютной психологической подлинности. Нельзя просто внешне обозначить характер героя. Надо выкладываться по полной. В нашей постановке использован один из первых вариантов названия пьесы – «Добрый вечер, папа!», в котором более точно отражается трактовка пьесы режиссёром спектакля Владимиром Байчером. Акцент в постановке смещён с образа Бусыгина на моего героя Сарафанова, провинциального интеллигента, много пережившего, прошедшего всю войну и пишущего «в стол» одну-единственную музыкальную ораторию в течение почти всей своей жизни без какой-либо надежды завершить эту работу. Действие пьесы происходит в мае, и мы предположили, что само действие могло происходить непосредственно в День Победы. С одной стороны, Сарафанов – победитель, а с другой – полное ничтожество. Всех боится, скрывается, врёт.

Этот спектакль мне особенно дорог, потому что я был знаком с Александром Вампиловым. Впервые его пьесу поставил Театр имени М.Н. Ермоловой, где я работал, да и сейчас служу. В конце 1960-х годов он, приехав в Москву на какой-то семинар молодых литераторов, пришёл в наш театр и передал заведующей литературной частью Елене Якушкиной свою пьесу. Это была «Утиная охота». Театры тогда остерегались ставить такие пьесы. Отсутствие положительного героя в то время не приветствовалось. По советским стандартам всё было жёстко. Вампилов часто приходил в театр. Был очень общительный весёлый человек. Это ныне он признан гениальным. А тогда ему денег на гостиницу в Москве не хватало, и он порой ночевал в нашем театре.

Когда театр приступил к постановке его пьесы «Старший сын», он приезжал, бывал на репетициях. Но премьера спектакля была уже посмертной – осенью 1972 года. В возрасте 35 лет он утонул в Байкале – нелепая случайность. В том спектакле я тогда не играл. А сейчас сыграл одну из главных ролей.

Позже в Театре имени М.Н. Ермоловой поставили «Прошлым летом в Чулимске» и «Утиную охоту». А затем – спектакль по его ранним рассказам, куда была включена и неоконченная пьеса-водевиль «Несравненный Наконечников». Вампиловым задумывалась история о провинциальном парикмахере, который волею судьбы становится драматургом. Спектакль назывался «Стечение обстоятельств». Роль Наконечникова играл я. Моя первая встреча на сцене с его творчеством состоялась в 1976 году. Для меня это всё бесценно. Затем я подготовил программу «Рождённые в 37-м». Она была посвящена Валентину Распутину, Александру Вампилову, Андрею Битову и другим литераторам.

А как вы оказались в мелиховском театре?

– В своё время с народным артистом России Юрием Авшаровым мы осуществили постановку спектакля «Борис Годунов», автором этой идеи был литературовед, пушкинист Валентин Непомнящий. Вот они-то меня и познакомили с Владимиром Байчером. Он очень энергичный и творчески неспокойный человек. Несколько лет назад Владимир Байчер предложил мне принять участие в создании профессионального театра в Музее-заповеднике А.П. Чехова в Мелихове. Байчера я знал и верил в него, поэтому согласился и счастлив, что судьба преподнесла мне на склоне лет такой подарок. В Мелихове теперь традиционными стали театральные субботы. Мы для посетителей музея показываем спектакли «Медведь», «Дачный театр Антоши Чехонте», «Психопаты», «Сон Каштанки» и другие. Иногда я читаю рассказы Чехова, у меня есть целая программа. Существуют ещё и крупные формы, например, почти уже легендарный спектакль «Дуэль», который частично играется на открытом воздухе, на мелиховском пруду, частично – в театральном дворе.

И всё-таки легко ли было вам, избалованному вниманием публики в столичных театрах, решиться войти в труппу, которая только начинает свою театральную деятельность?

– Знаете, на самом деле – это моя мелиховская весна. Всякий артист, работающий в репертуарном театре, испытывает чувство творческого голода. Вот почему я занимаюсь художественным словом, ездил недавно в Казахстан и Узбекистан с концертами, выступал в Австрии. В мае-июне гастроли предстоят по Украине, затем в Словении. У меня подготовлено 15 сольных программ, включающих много литературы – и классики, и современной. Освоить этот материал сложно.

Как же вы успеваете играть ещё и в Театре имени М.Н. Ермоловой?

– Да, с ним связана вся моя творческая жизнь, уже более сорока лет. В настоящее время я занят в спектаклях «Железная воля», «Ужель та самая Татьяна?», «Одесса 913». Особенно показателен спектакль «Железная воля» по повести Николая Лескова. Его мы совместно с заслуженными артистами России Германом Энтиным и Владимиром Павловым поставили 15 лет назад. До сих пор люди приходят на этот спектакль и кричат «Браво!». Такое редко бывает в Москве. То, что он прошёл уже 270 раз, для театра – нонсенс.

Юрий Иванович, вы всегда хотели служить в театре?

– Когда я подрастал, не было такого количества развлечений, как сейчас у молодёжи. Поэтому то, что раньше называлось художественной самодеятельностью, было самым привлекательным и самым, как я теперь понимаю, правильным. При клубе Московского мясокомбината, где работали мои родители, было много самодеятельных кружков, в том числе и театральный. Я туда записался и, как только окунулся в этот мир, так и «заболел». Но после окончания школы поступил в авиационный техникум. Учился на ракетном отделении, по окончании был распределён на работу в почтовый ящик в центре Москвы на Полянке и должен был два года отработать. Но тяготение к театру было так велико, что, увидев объявление о том, что открывается вечернее отделение Щепкинского училища при Малом театре, решил попробовать свои силы. И тут всё произошло, как в сказке. Набирал курс легендарный Игорь Владимирович Ильинский, и курс этот готовил не только артистов театра и кино, но и мастеров художественного слова. А мне это было безумно интересно. Сам Ильинский был колдовской чтец, мы знаем его больше по комическим ролям, а у него были потрясающие программы. Он очень любил Гоголя, Толстого… Читал великолепно.

В училище поступил. Ильинский ко мне относился душевно, в чём-то считал меня своим продолжателем. Когда подошло время служить в армии, он сам пошёл в военкомат и добился, что меня не взяли.

Пока учился на вечернем отделении, моя отработка на предприятии закончилась. А тут как раз открылась студия ГИТИСа при Театре имени М.Н. Ермоловой. Она была в своём роде уникальной, потому что этот опыт повторили после только два театра – «Современник» и Театр имени К.С. Станиславского.

Придя в Ермоловский театр, окунулся в настоящую учёбу. Оригинальность студии была в том, что теорию проходили в самом институте, а мастерство актёра – в театре. С нами занимались такие мастера сцены, как Всеволод Якут, Леонид Галлис, Иван Соловьёв – уникальный артист, равного которому сейчас нет. Курсом руководил Семён Гушанский. Нас сразу вводили в спектакли. Мы рано стали играть не только в массовке, но и в эпизодах. Выезжали с театром на гастроли. Жизнь была яркой, интересной и ответственной.

Окончив учёбу, вы остались в Театре имени М.Н. Ермоловой?

– Да, несколько человек были приняты на работу, в том числе и я. С тех пор служу здесь. Но в какой-то момент мне театр поднадоел. Это был период театрального безвременья, когда ставили что-то унылое, в чём всей душой не хотелось участвовать. И тогда я переключился на жанр художественного слова. Возникли работы неожиданные. На чтецкую эстраду вынес несколько имён, которых до меня там не было. Да и сейчас-то не очень встретишь. Это Василь Быков с его военными рассказами, поэзия Владимира Высоцкого. Программу подготовил «Поэт Владимир Высоцкий», а позже небольшой спектакль «Я был душой дурного общества». И конечно, Солженицын. К нему приглядывался ещё в процессе обучения. В начале перестройки, когда многое уже разрешили, сделал работу по его книге «Бодался телёнок с дубом». На основе этого материала в Малом зале Театра Ермоловой со своими сыновьями поставил даже спектакль. Они тоже люди творческих профессий.

Какая роль для вас особенно дорога?

– Трудно сказать. Безумно рад, что мне удалось сыграть Сарафанова. О таких ролях по молодости не мечтают, она возрастная. Хотя, конечно, были знаковые роли. Играл, например, Василькова в «Бешеных деньгах»…

Должен сказать, что в Мелихове произошёл мой личный ренессанс. За несколько лет я там сыграл больше, чем, наверное, за всю предыдущую актёрскую жизнь. Во всех мелиховских спектаклях занят.

Да и театр гордится, что заполучил выдающегося артиста.

– Это взаимно. Несколько лет назад я написал пьесу о знаменитом учёном Александре Чижевском. Она была поставлена замечательным артистом и режиссёром Алексеем Локтевым в небольшом театре на юго-западе Москвы. Делал различные инсценировки по Высоцкому, Солженицыну, поставил спектакль о Есенине «Исповедь хулигана». Считаю, что артист не имеет права ржаветь и ждать милостей. Он должен работать и как-то себя реализовывать.

Сейчас страстно увлечён Шаляпиным. Огромное количество материала уже собрано. С младшим сыном Иваном – солистом ансамбля русской музыки и танца «Садко» – готовим музыкальный спектакль «Возвращение Шаляпина». В нём заинтересованы Дом-музей Ф.И. Шаляпина и Всероссийское музыкальное объединение музыкальной культуры имени М.И. Глинки. Как компонент нашей культуры Шаляпин должен быть всерьёз возвращён. Его мало пропагандируют, несмотря на то, что имя великого певца на слуху. Но никаких передач о нём нет. К Шаляпину пытаются приблизиться, но не очень понимают, как это сделать. Его никто сыграть не может, настолько он уникален сам по себе. В основу ляжет знаменитая книга легендарного певца «Маска и душа». Безумно увлекательная работа и неимоверно трудная. А в «Чеховской студии» планируем ставить «Маленькие трагедии» Пушкина. Этим и живу.

Беседовала Нелли БУЛГАКОВА

Статья опубликована :

№21 (6370) (2012-05-23)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Нелли БУЛГАКОВА


Выпуски:
(за этот год)