(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Персона

Те, кого помнят, живут

ГОД ИСТОРИИ

«В целях привлечения внимания общества к российской истории и роли России в мировом историческом процессе» указом президента России нынешний год объявлен Годом истории. Но, кроме великих исторических событий, следовало бы нам помнить и о тех, кто посвятил изучению истории нашей родины свою жизнь, чьи неустанные труды сохранили для нас картины и образы прошлого, которыми должно гордиться.

Три года назад ушёл из жизни замечательный российский историк, профессор Ленинградского государственного университета Руслан Скрынников, блестящий специалист по русскому Средневековью, глубокий исследователь того периода, который называется Смутой. Без ссылок на его монографии и книги – а их у Скрынникова более пятидесяти – до сих пор не обходится ни одна работа, посвящённая политической истории Русского государства XVI – начала XVII века.

С горечью и недоумением надо отметить, что уход его из жизни наши СМИ, занятые подробностями быта так называемых звёзд, и не заметили. Им не до тех, кто служит Отечеству своему верой и правдой, у них свои герои, свои расчёты.

Корреспондент «ЛГ» встретился в Санкт-Петербурге с первым аспирантом Руслана Скрынникова, доктором исторических наук, профессором Санкт-Петербургского государственного университета Виктором БРАЧЁВЫМ.

Виктор Степанович, как Руслан Григорьевич пришёл в историю?

– Прежде всего хочу сказать: очень рад, что «Литературная газета» решила напомнить читателям о Руслане Григорьевиче Скрынникове, моём первом научном руководителе. Он заслуживает того, чтобы о нём ведали потомки.

Руслан Григорьевич стал выпускником ЛГУ в 1953 году, но в университете оставлен не был, и ему пришлось поступать в аспирантуру ЛГПИ им. Герцена. После окончания аспирантуры в 1959 году места преподавателя ни в пединституте, ни в университете он не получил и вынужден был более двух лет работать в штабе Военно-морского флота СССР в редакции «Морского атласа». И только в 1960 году ему удалось стать ассистентом в пединституте, где он и защитил кандидатскую диссертацию. Здесь же он написал ставшую знаменитой работу об опричнине Иоанна Грозного. Она, по сути, стала его докторской диссертацией.

А как вы встретились с ним?

– Я познакомился со Скрынниковым в 1969 году при следующих обстоятельствах. Учился я в Псковском педагогическом институте, после окончания приехал в Ленинград поступать в аспирантуру. Стал аспирантом-заочником ЛГПИ на кафедре истории СССР, начал писать диссертацию о коллективизации и индустриализации в СССР.

Как-то ко мне неожиданно подошёл незнакомый мне профессор, представился, сказал, что прочитал мой реферат, и предложил стать его учеником и заняться не советской историей, а историей древнего периода. К этому времени Руслану Григорьевичу было без года 40 лет, он только что защитил докторскую диссертацию, и у него ещё не было учеников. Он решил, что учеником этим буду я. Он сам обо всём договорился с руководством. И предложил мне неожиданную тему диссертации: «Политическая борьба в России в конце XV века». Когда Руслан Григорьевич решил перейти в университет, он обо мне не забыл, помог устроиться в аспирантуру Ленинградского отделения Института истории. Именно благодаря ему я стал аспирантом этого элитного учреждения, учеником знаменитого профессора Валка. Он помог мне защитить кандидатскую диссертацию и к моей дальнейшей судьбе относился с заинтересованным вниманием. Я до сих пор вспоминаю о нём с чувством благодарности.

У Скрынникова были иные интересы, увлечения, кроме истории? Или он был погружен в прошлое?

– Он очень любил живопись. У него на даче было множество картин наших известных художников, альбомов по искусству, которые он любил мне показывать.

Руслан Григорьевич был человек талантливый от природы, но при этом обладал исключительной работоспособностью. На его рабочем столе всегда лежали раскрытые книги и рукописи, и он, разговаривая со мной, то и дело отвлекался и искал в этих материалах что-то важное для себя. Скрынников не любил людей праздных. Всегда наставлял меня: писать надо кратко и ясно, высказывать основную мысль, не тратить лишних слов. Он считал, что краткость – признак мастерства.

К личности Иоанна Грозного и опричнине обращались многие историки. В чём, на ваш взгляд, состоит историческая ценность работ Руслана Скрынникова?

– Его безусловной удачей и большим научным открытием явилась находка в писцовых книгах Казанского края данных о ссылке примерно сотни княжеских семей на восточную окраину государства в первый год опричнины. Он показал, что опричнина была учреждена Иоанном Грозным с целью сокрушения могущества княжеской аристократии.

Ему удалось восстановить синодик опальников Иоанна Грозного. В конце жизни Иоанн объявил о прощении всех казнённых бояр и прочих лиц и как богобоязненный человек пожертвовал на помин их душ огромные суммы. Скрынников сопоставил перечень имён Печерского синодика с выявленными в других списках фрагментами и завершил реконструкцию первоначального текста списка казнённых. Ему удалось расшифровать все фамилии (за исключением трёх), а также установить места и обстоятельства их гибели.

Восстановление оригинала синодика помогло решить важнейшую историковедческую задачу – воскресить опричный архив, погибший после смерти Грозного.

Сделанное Скрынниковым открытие позволило полностью пересмотреть концепцию политического развития России XVI века.

Руслан Григорьевич большое внимание уделил теме русской Смуты, занимался исторической реабилитацией Бориса Годунова. Почему он так увлёкся именно этой эпохой?

– Скрынников, изучая русскую Смуту, пришёл к выводу, что на самом деле она отнюдь не являлась крестьянской войной, как утверждали до него. Главной движущей силой Смуты было мелкопоместное дворянство, служилое сословие. Именно оно взбаламутило страну, довело государство до катастрофы.

Сейчас я занимаюсь студенческим движением в Санкт-Петербурге и местном университете в начале XX века и вижу некоторое сходство в движущих силах, приводящих общество в турбулентное состояние.

В предреволюционное время студенты «волновались», объявляли забастовки, устраивали митинги, демонстрации, требовали автономии университетов, требовали Конституции… Если посмотреть на персональный состав недовольных, то мы не обнаружим среди них выходцев из рабочих и крестьян. Там в основном были выходцы из среды состоятельных классов. Возникает вопрос: чего им не хватало?.. А профессуре того времени чего не доставало? Зарплата приличная, общественный статус высокий, хорошая пенсия, и туда же – в ряды протестующих, в ряды оппозиционеров к существующей власти.

Эти бунтари были настроены антиправительственно, мало того, поддерживали крайние партии – большевиков и эсэров.

У меня это вызывает по меньшей мере недоумение. Как мне кажется, здесь сказалось влияние западных идей и некритическое восприятие западных ценностей. Хотелось, чтобы у нас всё сразу стало как там… Что получили – известно. А потом в подвалах Лубянки или в эмиграции бунтари решали неразрешимые вопросы бытия и пытались понять, чего же им так не хватало.

Какое поразительное сходство с сегодняшним днём!

– В истории так было всегда: определяли судьбу страны не миллионы, а активное меньшинство, причём в столицах. Большинство же было вынуждено идти в фарватере свершившихся событий. Протестующих же просто превращали в пыль. Так случилось и в конце ХХ века – за народ всё решило активное, громкоголосое меньшинство. И сейчас предпринимается попытка буквально повторения событий, приведших к крушению СССР.

Нынешние студенты политикой интересуются?

– По моим наблюдениям, нынешние наши студенты аполитичны. Явных поборников «либеральных» идей среди студентов-историков нет. Многие из них, наоборот, настроены патриотично. Мы изучаем историю России, а она говорит не в пользу «либеральных» идей.

Почему наша история сегодня стала полем ожесточённых политических сражений?

– После распада СССР в новообразованных государствах сразу же начался процесс переписывания истории. Таким образом новые правящие классы стараются как можно скорее пройти точку невозврата и закрепить своё господство. Наша история – это одно из немногих оставшихся объединяющих начал России как суверенного государства. Её надо отстоять во что бы то ни стало. И поэтому нам нельзя забывать о трудах таких замечательных историков, как Руслан Григорьевич Скрынников.

Беседу вёл Владимир КРОТОВ

ДОСЛОВНО

«Борис был щедро одарён талантом государственного деятеля, далеко превосходя своих соперников. И всё же ему не удалось предотвратить гражданскую войну. Победа досталась авантюристу, принёсшему России неисчислимые бедствия.

Годунов старался любой ценой сохранить мир с могущественной аристократией, не покушался на её земельные богатства…

Политика царя Бориса соответствовала целям укрепления самодержавной системы при одном непременном условии – сохранении мира внутри государства. Но эта политика принесла низшие сословия, составлявшие подавляющее большинство населения, в жертву дворянским интересам. Самодержавная система исключала участие низших сословий в управлении. Однако безмолвие народа было нарушено…

От царя отвернулся народ, и династия пала».

Руслан СКРЫННИКОВ

Статья опубликована :

№27 (6375) (2012-06-27)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,0
Проголосовало: 4 чел.
12345
Комментарии:
07.07.2012 22:29:18 - сергей викторович копылов пишет:

Р.Скрынников был прав

Любая попытка власти принести в жертву узкому кругу лиц интересы большинства населения приводит к тому, что народ отворачивается от власти. Так было и будет ВСЕГДА! Очень жаль, что историк(Брачев) не видит разницы между событиями сегодняшними и приведшими к " крушению СССР". А разница принципиальнейшая!


Владимир КРОТОВ


Выпуски:
(за этот год)