(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Библиосфера

ПЯТИКНИЖИЕ

ПЯТИКНИЖИЕ

Колум Маккэн. И пусть вращается прекрасный мир. М.: Фантом Пресс, 2012. – 448 с. – 3500 экз.

В этой книге ни на грош нет того, что называют дешёвым словом «позитив». Роман Маккэна – тяжёлое и великолепно пронзительное повествование, исполненное надежды, что люди больше, чем кажутся. Чем даже они сами о себе полагают. Это книга об импульсах, природа которых до боли знакома и до отчаяния непонятна. Божественных ли? Человеческих? Это книга о лучшем, что в нас есть, но обычно скрыто от глаз и проявляется через страдание. О том, что совершается непоправимо, безвозвратно, и о том, что мир вращается, жизнь продолжается, а человек в ней – ничтожен и велик одновременно. Сказать, что это книга «ирландца о Нью-Йорке» – всё равно, что назвать «Преступление и наказание» книгой об убийстве в Петербурге. Маккэн, как это свойственно большому мастеру, не ограничен географией. Он любит нелепую, печальную и невыносимо прекрасную людскую сложность, и читатель каждой жилкой почувствует его настроение. Книга получила Дублинскую премию 2011 года.



Константин Комаров. От времени вдогонку.Екатеринбург: Творческое объединение «Уральский меридиан», 2012. – 60 с. – Тираж не указан.

«Когда ты сделан не по ГОСТу…» – заводит речь Комаров, пробуждая настороженность: а ну как скромное откровенничанье перерастёт в откровенное самолюбование? Подозрительность, однако, быстро выветривается: Комаров эгоцентричен, но и необычайно дружествен к чужой индивидуальности. И если он не раз пишет о самоубийстве – это не рисовка, не эпатаж, но осознание, что за великую возможность открывать душу людям (свою ли? их ли?) иногда поджидает расплата. Комаров очень талантлив, и то, что он творит с русским словом, вызывает уважение не только к поэту, но и к языку, прячущему в недрах ещё столько граней, полных смысла. «Если душой не кривишь, значит, душу кровавишь», – утверждает поэт, и выбор его не кривить душой предопределён высокой целью, ведь «ни о чём ничего не узнают, если я обо всём не скажу». Но не беспокойтесь: он заговорит, и ему многое удастся сказать.


Владимир Порудоминский. Если буду жив, или Лев Толстой в пространстве медицины. – СПб.: Алетейя, 2012. – 376 с. – Тираж не указан.

«Пространство медицины» в книге Владимира Порудоминского понято очень широко. Это не только недуги, но и вообще «телесное» в семействе Толстых: внешность, телосложение, походка, физическая мощь, наследственность, роды, каждодневный яснополянский быт. И это не только нечастые болезни самого Толстого, но и истории его родных, общение с врачами, включая «доктора Чехова», его разговоры о медицине, её значении и направлениях. В итоге книга действительно даёт детальную картину физического пространства вокруг великого писателя, и нередко мы видим, как явь перетекает в его творчество, которое оттого и стало для нас таким отчётливо-ощутимым, что за сценами предсмертной агонии, родильных мук и даже затяжной душевной тоски скрывается конкретное переживание, отчасти связанное с телесной, материальной причиной. Немало способствует положительному впечатлению то, что, говоря на деликатные темы, Порудоминский умеет оставаться корректным.


Григорий Кружков. Луна и дискобол: О поэзии и поэтическом переводе. – М.: РГГУ, 2012. – 516 с. – 1000 экз.

Нет более вдумчивого, более заинтересованного литературоведения, чем переводческая работа с текстом. Нет прочтения более горячего, чем прочтение переводчика, тем паче работающего с такой тонкой материей, как поэзия. Вот и книга Григория Кружкова, для которого перевод поэзии – ремесло и судьба, получилась такой: полной тонких и метких наблюдений, увлекательной, информативной, пристрастной. Судьбы поэзии и переводов поэзии тесно переплетены, и связь продолжается в наше время – Кружков показывает это как нельзя более убедительно. Книга представляет собою сборник статей, эссе, интервью, биографических зарисовок, полемических выступлений, а также собственно переводов Григория Кружкова, которые порой с блеском иллюстрируют его теоретические рассуждения (они, впрочем, суть плод многолетней практики). Почти все материалы поданы так легко и внятно, что могут увлечь даже людей, никогда не занимавшихся переводом. И лишь одно свойство – живой интерес к поэзии – непременно пристало иметь читателю, предвкушающему эту книгу.


Ирина и Леонид Тюхтяевы. Школа зоков и бады; Пособие для детей по воспитанию родителей.СПб.: Акварель, 2012. – 160 с. – 5000 экз.

«На берегу стоял Бада и проклинал тот день, когда!» Какой же день проклинал бада, который обещал больше не бодаться? Конечно, день, когда у него появились зоки! Эти невыносимые, непонятливые, назойливые, вечно гомонящие и шебутные существа, которые обладают даром мгновенно вылечить баду, когда он трусит и ленится жить. Чтобы переиграть зоков, мирный и неторопливый бада вынужден проявлять прямо-таки чудеса изворотливости, открывать в себе невиданные и нечаемые педагогические способности. И, сам почти не веря в это и бесконечно волнуясь за них, бада сумеет сделать зоков достаточно учёными, чтобы они решились отправиться в путешествие вокруг света, который горит в окошках родного дома… Книга Ирины и Леонида Тюхтяевых особенно порадует тех, кто с удовольствием и ностальгией читает заходеровский перевод «Винни-Пуха», –  настолько щедрую и яркую языковую игру удалось создать этим авторам.


Книги предоставлены магазинами «Фаланстер» и «Библио-Глобус»   

Т. Ш.

Статья опубликована :

№35 (6382) (2012-09-05)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:
12.09.2012 15:56:02 - Родамiр пишет:



цитата: "жизнь продолжается, а человек в ней – ничтожен и велик одновременно." _________ Раньше Т.Шабаева утверждала, что человек только ничтожен ("слабое дневное создание"). Ничего не изменилось и сейчас: парадоксы всегда остаются только парадоксами. Они деструктивны, если не разрешаются. Вот и здесь - "ничтожность" перевесит любое "величие", которое, в таких условиях, всегда мнимое (только одно из двух). Пщэтому человек либо ничтожен, либо велик. Человеческое определяется целью. Т.Шабаева ставит цель поставить Человека на колени. Это выдаётся за подлинную культуру. Для этого, в конечном счёте, в этой рубрике рецензируются книги, вполне достойные внимания сами по себе. Сами по себе, НО не в предлагаемом деструктивном контексте.


Т.Ш.


Выпуски:
(за этот год)