(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Искусство

Новая религиозная драма

Фестиваль

Режиссёр Кирилл Серебренников в Венеции ничего не получил.
Так что придётся всерьёз браться за Театр Гоголя...

Фильм «Пьета» корейца Ким Ки Дука завоевал «Золотого льва» 69-го Венецианского фестиваля. Однако до церемонии закрытия Мостры можно было предположить, что жюри во главе с голливудским классиком Майклом Манном отдаст предпочтение кому-то из американских участников конкурса. Напомню, что в этом году в основной программе картины показали Пол Томас Андерсон и Терренс Малик, а также Рамин Бахрани и Хармони Корин. Казалось, что именно между этими режиссёрами развернётся борьба за победу. Радикальных решений ожидали от художницы Марины Абрамович, вошедшей в состав жюри смотра. Можно сказать, что её присутствие ощущалось на фестивале повсюду: в документальном фильме итальянского режиссёра Джиады Колагранде «Жизнь Боба Уилсона и смерть Марины Абрамович», в роскошных каталогах, которыми пестрели крохотные книжные лавки фестивальной деревни.
В суете уличного бара, который ожидал киноманов на месте неосуществлённого проекта Дворца фестивалей, рождались непроизвольные рифмы между искусством кино и архитектурной биеннале. Марко Мюллер – предыдущий идеолог Мостры – делал ставку на сокращение дистанции между экспериментальным кино и актуальными выставками. Поиск этих параллелей, забавных сюжетных перекличек, часто возникающих за пределами залов кинотеатров, продолжился и при вновь назначенном кураторе Альберто Барбере. Так, например, павильон России на сей раз представлял собой интерактивную инсталляцию, в которой можно было навести компьютерный планшет на специальные квадраты в стенах и получить на экране модель того или иного объекта будущего инновационного центра «Сколково». Наш павильон подсказал неожиданный ракурс восприятия фестивальной деревни сквозь тысячи маленьких экранов разнообразных приборов, через которые местная публика смотрела на обветшавшую со времён Муссолини архитектуру и звёзд на красной ковровой дорожке.
До триумфа «Пьеты» Ким Ки Дук уже удостаивался на Лидо сразу четырёх наград за драму «Пустой дом» (2004). Несколько лет назад корейский режиссёр уединился от мира и снял об опыте горного отшельничества исповедальный фильм «Ариран» (2011), победивший в программе «Особый взгляд» Каннского фестиваля. Появление «Пьеты» в нынешнем конкурсе таило интригу перерождения режиссёра, ранее склонного к чрезмерной жестокости на экране. Но чуда не случилось. После кризиса Ким Ки Дук представил венецианским зрителям концептуальную, отменно снятую, но всё-таки лишённую новаторской остроты картину. Кандо – беспощадный палач, а внутри – мальчишка, не знающий женской ласки, – калечит неугодных мафии кредиторов. Отношения с незнакомкой, называющей себя его матерью, изменят его, но не спасут от расплаты. В этой истории матери и сына, веры и болезненного подозрения, жертвенности и одиночества, как в современной версии «книги жизни», каждый склонен присвоить себе роль другого. Каждый стремится стать тем, кем на самом деле являться не должен.
Одним из явных фаворитов конкурса сразу стала вторая часть трилогии австрийца Ульриха Зайдля «Рай: Вера». Сначала на церемонии закрытия Зайдлю вручили вполне заслуженного «Серебряного льва» за лучшую режиссуру, но позднее оказалось, что награду перепутали. К сожалению, картина «Рай: Вера» удостоилась лишь спецприза жюри. Напряжением и иронией пронизан каждый кадр этой драмы, воскрешающей в памяти такие ранние картины режиссёра, как «Собачья жара» (2001), отмеченная в Венеции за лучшую режиссуру, и документальный фильм «Иисус, ты знаешь» (2003). Для Анны-Марии (Мария Хофштеттер) неистовая вера становится вариантом внутреннего эскапизма. Зайдль бесстрашно соотносит потребность в культе с сексуальной несвободой, где одержимость обращения в веру является формой навязчивого общения, а милосердие – синоним жестокости. Актрисе Марии Хофштеттер прочили «Кубок Вольпи» за лучшую женскую роль. Однако эта награда досталась молодой израильтянке Хадас Ярон, сыгравшей в картине Рамы Бурштейн «Заполнить пустоту» роль хасидки, вынужденной подчиняться религиозным семейным законам.
«Мастер» Пола Томаса Андерсона завоевал приз за лучшую режиссуру и награду международной критики «ФИПРЕССИ», а Хоакин Феникс и Филипп Сеймур Хоффман разделили между собой «Кубок Вольпи» за лучшую мужскую роль. Приз актёрам фильма оказался самым предсказуемым решением жюри. В основе сюжета – психологический поединок интеллектуала Ланкастера Додда (Хоффман), образовывающего в 1950-е новое религиозное движение, и его помощника Фредди (Феникс). Обаяние персонажа Хоффмана раскрывается в тончайшей игре на грани между плутовством и убеждённостью в собственной избранности. Исхудавший Феникс перевоплощается на экране в невротика, заложника прошлого, который, очевидно, станет главным претендентом на премию «Оскар».
Премьера «К чуду» Терренса Малика, обладателя «Золотой пальмовой ветви» Каннского фестиваля за фильм «Древо жизни» (2011), вызвал неоднозначную реакцию критиков. Лишённая внятного сюжета картина, напоминающая виртуозно смонтированный клип, сразу стала аутсайдером конкурса и в итоге осталась без единого приза. Сцена бракосочетания Марины (Ольга Куриленко) и Нила (Бен Аффлек) срифмована Маликом с крупным планом рук заключённых в наручниках, которых в тюрьме навещает местный священник (Хавьер Бардем). Название «К чуду» обыгрывает путешествие героев к острову Мон-Сен-Мишель в Нормандии, где они пережили кульминацию влюблённости. Атмосфера привязанности чередуется с мельчайшими оттенками недоверия супругов друг к другу. Предчувствие измены, как оборотной стороны веры, возникает на экране из полунамёков, слёз, прикосновений, собранных в нежнейший коллаж из тысячи кадров-фотографий. Многие линии, которые могли дать сюжету драматургическую глубину, словно вырезаны режиссёром на монтажном столе. Отдельные видеоэтюды тем не менее вызывают ворох ассоциаций, которые каждый насытит собственными воспоминаниями. В программе фестиваля настроение «К чуду» можно было соотнести с конфликтным воздухом «Измены» Кирилла Серебренникова. Многие сулили Олегу Лукичёву приз за лучшую операторскую работу. Если в прошлом году на Лидо чествовали «Фауста» Александра Сокурова, то на сей раз жюри внимания к российскому фильму в конкурсе не проявило.
Награда за лучшую операторскую работу досталась итальянцу Даниэле Чипри, который снял собственный фильм «Это сделал сын» и конкурсную «Спящую красавицу» Марко Беллоккьо. Изящная автобиографическая картина «Что-то в воздухе» Оливье Ассаяса получила приз за лучший сценарий. Досадно, что жюри проигнорировало два самых необычных хита нынешнего фестиваля: талантливейшие «Отвязные каникулы» Хармони Корина и сумрачное, предельно условное «Пятое время года» Петера Бросенса и Джессики Вудворт. А одним из самых сильных впечатлений Мостры-69 оказалась премьера в программе «Горизонты» стоической ленты в жанре роуд-муви «Я тоже хочу» Алексея Балабанова, которую наши зрители смогут увидеть уже этой осенью.

Тамара ДОНДУРЕЙ,
спец. корр. «ЛГ»

Статья опубликована :

№36 (6383) (2012-09-12)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Тамара ДОНДУРЕЙ


Выпуски:
(за этот год)