(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Новейшая история

Кабала масс и мелкобуржуазное болото

 

Мы продолжаем разговор о том, какие идеи могли бы сегодня объединить российское общество, пребывающее в состоянии умственной растерянности и нравственной раздёрганности.
Предлагаем вниманию читателей жёсткий и откровенный диалог двух современных литераторов – Андрея РУДАЛЁВА из Северодвинска Архангельской области и Сергея БЕЛЯКОВА из Твери.



Андрей РУДАЛЁВ:
– У меня, человека с периферии, создаётся впечатление, что «рассерженные горожане», которым массовыми протестными выступлениями не удалось поколебать железобетонную стену власти, обратили свой гнев даже не на тех, кто приходил на Поклонную гору или забивал арену «Лужников», а на всю Россию за пределами столицы. Опять нам начинают говорить, что корень всех бед там. Вновь начинают проговаривать тезис, что народ у нас не тот – тёмный, дремучий, забитый, стадный, сидящий на шансоне и всяческих аншлагах и более ни о чём не взыскующий.
Этакий не народ, а тупик любой модернизации…
Начали рассуждать о необходимости нового народничества, нового хождения в народ. Кем-то такое паломничество воспринимается как движение в тёмные, дикие земли, где свирепствуют полупервобытные отношения и племена. Другие надеются, что в чаще российско-амазонских джунглей посчастливится найти заветное Эльдорадо или Беловодье.
В любом случае утверждение «Страшно далеки мы от народа» вновь стало архиактуальным. Потеряли мы народ совсем. Перестал он быть субъектом политики, истории, культуры, литературы, в восприятии многих «креативных горожан» превратился он в некую непролазную российскую топь, в которую хитрован Иван Сусанин заведёт любого прогрессивного деятеля.

Сергей БЕЛЯКОВ:
– Андрей, пьеса начинается с представления действующих лиц. Хорошая научная работа – с понятийного аппарата. Наши социологи плохо работают, они до сих пор не создали «социальный портрет» нашего общества. А пора бы.
Кто же такие эти «рассерженные горожане» и почему они противопоставляют себя народу? Средний класс? В России это понятие пока что лишено смысла. Интеллигенция? Нет, и это слово не подходит.
Как ни странно, сейчас вновь стали актуальны полузабытые марксистские понятия. Так вот, было такое выражение – «мелкая буржуазия». Я всегда над ним смеялся, уж очень оно многозначно. Но сейчас лучшего не придумать: он удивительно точный.
И есть ещё один марксистский термин: «Класс в себе и класс для себя». Класс для себя осознал свои интересы, своё единство и вступил в борьбу за свои права. Вот наша буржуазия и ведёт борьбу за свои права, осознаёт своё единство и противопоставляет себя всем прочим. И «соседям сверху» (олигархам, высшему чиновничеству), и соседям снизу – тому самому народу.
А кто составляет этот народ? Он бесконечно разнообразен. Тут и бюджетники, и промышленные рабочие, и сельские жители. О первых «рассерженные горожане» ещё что-то знают. О существовании рабочих, не таджикских гастарбайтеров, а настоящих русских рабочих многие, кажется, узнали только после известных митингов. Ну а кто там на селе в живых ещё остался, им и теперь неведомо. Очевидно одно: всё это ещё «классы в себе». Они совершенно не осознают и не защищают собственных интересов.
Вот наши действующие лица. Понятно, что в народ никто не пойдёт. О просвещении народа говорят только люди совестливые, сохранившие ещё мышление советских интеллигентов. Много ли их? Ну, десяток, может, наберётся. Для поставленной задачи слишком мало. Остальным это просто не нужно. Народники народа не знали, а потому его идеализировали. Наши буржуа тоже не знают, но это не мешает им народ презирать.
Вот что написал недавно видный демократ Валерий Панюшкин: «Я и народ – мы по-разному едим, по-разному одеваемся, по-разному развлекаемся, по-разному работаем. Любим разное. Я, например, пью вино, а народ пьёт водку (и неизвестно, кстати, что честнее). Я считаю лакомством устрицы и трюфели (и неизвестно, снобизм ли это мой или развитый вкус). А народ считает лакомством пельмени. Из музыки я слушаю Хейфеца или Гульда, а народ слушает Стаса Михайлова или Ёлку. Когда в музыкальных вкусах я хочу быть ближе к народу, то слушаю Тома Уэйтса – ближе не могу».
Ну и как это назвать? По-моему, здесь только шаг до социального расизма.

А.Р.:
– Согласен. Сейчас наши социальные классы – это «вещи в себе». Самозамкнутые страты общества, тяготеющие к кастовости. Самоидентификация здесь начинается с постулирования своей особости от всех прочих, с перечисления некоторых мет по типу «малиновых пиджаков», за пределами которых начинаются чужие. Так в нашем обществе формируется не соборное, а сектантское мышление.
Не будем сейчас спорить: кто составляет народ, а что такое класс городских мелких буржуа? Факт в том, что особенно остро вновь обозначилась антиномия: просвещённая часть общества и весь прочий народ, который крайне мифологизирован. Если, например, по ТВ пойдёт о нём речь, то многомудрые дядьки сразу станут говорить о повальном пьянстве, безграмотности и мате. И это уже практически аксиома.
Здесь как никогда актуальны слова Антонио Грамши, что «в глазах определённой части «просвещённой» публики «люди из народа» не обладают внутренним миром, лишены неповторимой индивидуальности. Они – что-то вроде животных».
Народу настойчиво внушается комплекс неполноценности. Одна из таких мантр: наши люди перестали читать, треть населения страны вообще не берёт в руки книгу. В этой ситуации высокоштильная литература получила алиби, чтобы не ориентироваться на «широкий круг читателя», а только на узкую прослойку посвящённых, забыть о просветительской функции. Ну а в резервацию для всех прочих можно спустить бульварное чтиво, которое вприкуску со Стасом Михайловым очень хорошо идёт…
Однако традиционно в России именно просвещённый, ныне креативный, класс чувствовал свою вину за отрыв от народа, свою вину за обособленность.

С.Б.:
– Ты говоришь так, будто есть какой-то вечный неизменный народ и такой же вечный, неизменный «креативный класс». А сейчас всё иначе. Я неслучайно начал с социологии. Без неё мы ничего не поймём. Буржуа никакого отношения не имеют к разночинцам XIX века. Нынешний «креативный класс» не похож на «мыслящий пролетариат».
Кто, собственно, сказал, что есть «просвещённая часть общества» и «остальной народ»? Кто определил, где проходит граница? Просвещён далеко не всякий «рассерженный горожанин». Что журналисты «просвещённые», а библиотекари и учителя – нет?
Сейчас разделение у нас материальное, имущественное. Образование уже ничего не значит хотя бы потому, что теперь любой может купить диплом вуза. Зато разница в доходах определяет многое, в первую очередь – образ жизни. Поэтому я и заговорил о буржуазии.
О соборности и единстве, полагаю, не может быть и речи. Разве что перед лицом общего врага, как в 1812 году, когда мужики и дворяне хлебали из одного котелка и вместе били французов. А ушли французы, и окончилось единство. Так вот, о каком единстве и какой соборности идёт речь, если бедных людей сейчас называют быдлом?
Людям искусства, возможно, и необходимо преодолеть социальную замкнутость, расширить кругозор, но писатель, поэт, художник – профессии штучные. Многое ли от них зависит?
Как это ни грустно, в нашем постиндустриальном Средневековье не будет ни равенства, ни прочного мира.

А.Р.:
– Получается, что в любом случае ты предрекаешь социальный хаос… Утопический вариант изменить его – напитать прослойку среднего класса, которая станет обществоорганизующей. Сделать больше богатых и меньше бедных, и общество само соорганизуется… Но это полный бред.
Я бы хотел услышать, каким образом возможно приостановить процессы разобщения нашего общества, периодически переходящие в откровенный расизм? Ведь разорванность общества стала фактом нашей новейшей истории. Если общество не сословное, с чёткой дифференциацией, то оно питается связями, взаимообогащением, открытостью его слоёв и групп, которые пребывают не в законсервированном виде, а в диффузном, пронизывающем друг друга движении.
Сейчас же ничего этого нет. Как нет и взаимного доверия. Тот же «народ» не доверяет «креативному классу», и корень недоверия не в зависти к благосостоянию. Корень в том, что этот самый «креативный класс» ничего не может дать в плане духовно-нравственных ориентиров. Мы постоянно видим, что ориентиры у него легко меняются. От этого класса всегда ожидается подвох, ведь любое его действие – практически всегда проект. Сколько стонов было по поводу известных «узниц совести» с колпаками на голове, а они взяли и зарегистрировали название своей группы как товарную марку… И такой маскарад, переходящий в современное варварство, происходит постоянно.
Вопрос даже не в равенстве и братстве, а в наличии определённых общих ориентиров для всего общества, в существовании перспективных задач. Сегодня мы лишь осваиваем бюджет, а о долгосрочной перспективе, кроме олимпиад и футбольных чемпионатов, никто не думает. Поэтому и течём по инерции, гадаем на кофейной гуще.

С.Б.:
– Я не предрекаю социальный хаос. Нормальная борьба, социальная и политическая, так же далека от хаоса, как демократическая смена власти от революции. Люди просто будут бороться за свои права. Вот наши буржуа уже борются, это очень хорошо. Но их не так много, поэтому зимняя революция и не удалась. А бюджетники и рабочие просто пока не готовы отстаивать свои права.
В конце февраля меня пригласили в библиотеку одного уральского города. Народу собралось много, почти исключительно учителя литературы и библиотекари. И одна дама меня спросила: почему же люди с Болотной площади, например Людмила Улицкая и Борис Акунин, не защищают наши права? Права простых людей, права бюджетников? Я хотел ответить честно, вопросом на вопрос: а почему же вы сами не защищаете свои права? Но сдержался. Не хотел обижать этих добрых, хороших, очень воспитанных людей. Да, очень хороших, но совершенно пассивных, слабых, неорганизованных.
Люди совершенно не организованы и не ощущают своего единства. Годами учителя, врачи, библиотекари жалуются на маленькие зарплаты. А если б они взяли и организовали профсоюз. Настоящий, не продажный, боевой. Тогда они могли бы стать силой, совершенно неодолимой. А цель борьбы напрашивается сама собой: бюджетникам права госслужащих! И ведь могли бы их выбить, заставить чиновничество поделиться. Но какое там…
Среди моих родственников и знакомых есть школьные учителя, поэтому я многое знаю об их жизни. Они жалуются: нет времени детей учить, все силы, всё время, вся энергия уходят на переписывание бесконечных бумажек – методичек всяких, отчётов. Так борются за копеечные надбавки. А вот хоть бы в одном городе собрались учителя на центральной площади, развели большой костёр и сожгли все методички, программы, «стандарты» и тому подобную бумажную лабуду.
Почему методички отравляют жизнь учителя, над зарплатами библиотекарей все смеются, профсоюзы дружат с начальством, а рабочие ведут себя так, будто сошли со страниц первой главы романа «Мать».

А.Р.:
– Получается, неспособность тех же бюджетников защищать свои права в обществе, где царит жёсткий социальный отбор, ставит их в разряд людей второго сорта. К ним не прислушиваются, в лучшем случае из них создают массовку. И здесь мы опять уйдём в рассуждения об извечном страхе, забитости и инертности. Будем ставить клейма и говорить об ущербности.
Но ведь проблема не в том, что они пассивны на генетическом уровне, а в том, что вся система управления масс в нашем обществе устроена именно на закабалении этих людей, на бесконечном повязывании их по рукам и ногам и подсаживании на «морковку» бесконечных обещаний и ложных надежд.
Ты говоришь о том, что народные массы должны выдвинуть лидеров из своей среды, научиться отстаивать свои интересы. Такие «лидеры» уже начали приходить в Госдуму и выглядят смехотворно. Играя по правилам, ты не сможешь выиграть в среде, где эти правила декоративны и необязательны, а сама структура игры построена на лицемерии.
Нашему обществу в первую очередь, необходимо определиться в ценностных ориентирах, ощутить себя нацией. Иначе  бóльшая часть пресловутого «креативного класса» будет воспринимать себя странником и пришельцем на этой земле с основной целью – набить мошну и уехать.
Мы должны вновь обрести понимание своей исторической миссии, пассионарность. Ещё в конце 90-х годов в череде трёх больших юбилеев: Крещения Руси, 200-летия Пушкина и юбилея Великой Победы, мне представлялась такая скрепляющая общество триада: Православие, Просвещение и Победа. Почему нет?.. Сейчас же мы общество осколков, живущее сиюминутными задачами, которое никак не может собраться в мозаику. Пусть это пока голые лозунги, но, судя по всему, нашему обществу необходимы коренные радикальные изменения, иначе также по лоскуткам распадётся и страна…

С.Б.:
– Триада «Православие, Просвещение и Победа» мне нравится, но она относится к другой проблеме. Классовая борьба – это одно, а национальное единство – другое. Лозунгами о национальном единстве классовую рознь не преодолеть. Нация –  понятие не экономическое.
Но где это я говорил об извечном страхе или инертности? Всё как раз наоборот! Русский народ некогда отвоевал у воинственных степняков земли от Оки до предгорий Кавказа, покорил Урал и Сибирь. Казаки без помощи государства завоевали целые страны. Где же тут извечные инертность и страх? А восстания Разина, Булавина, Пугачёва? А тамбовские крестьяне? А войско батьки Махно? Народ был очень смелым, воинственным. Нынешнее положение временно и связано как раз со снижением пассионарности.
Просто ещё в 90-е годы произошёл такой отбор: самые активные, агрессивные, пассионарные люди покинули обедневшие заводы, школы, конструкторские бюро и ушли туда, где можно было заработать деньги, – в бизнес или в криминальный мир. Они и стали новыми буржуа. А в школах, больницах, на заводах остались люди менее активные. Отсюда и сегодняшнее положение дел. Оно не вечно.
Всё хуже работают социальные лифты, активные молодые люди приходят в мир, где всё уже поделили до них. Может быть, они и вдохнут новую силу в рабочее движение, создадут новые профсоюзы и заставят уважать само слово «бюджетник» не меньше, чем «креативный класс». А какие лозунги они возьмут на вооружение, кроме чисто экономических, другой вопрос.

А.Р.:
– Приведу в заключение цитату из того же Антонио Грамши: «Оторванность верхушки от народа стала в нашей стране основным фактором исторического развития». С другой стороны, и интеллигенция наша по преимуществу не народна и часто не национальна, выражает интересы ограниченных слоёв общества, которые она воспринимает за социально близкие.
Надо преодолеть эту пропасть, а для этого необходимо взаимное встречное движение, пока же у нас весь общественный диалог строится на недоверии и взаимном обвинении.

Статья опубликована :

№37 (6384) (2012-09-19)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3.9
Проголосовало: 13 чел.
12345
Комментарии:
25.09.2012 16:25:39 - ВЛАДИМИР ЮРЬЕВИЧ КОНСТАНТИНОВ пишет:

Браво, Мельников!

Алексей Александрович! На мой взгляд, Ваш пост - лучшая, глубочайшая, энергичнейшая и поучительнейшая статья последнего номера ЛГ! Огромное спасибо!

24.09.2012 12:55:55 - Артемий Беспальчиков пишет:

Массы в болоте?

Согласен с Мельниковым. Материальные богатства общества создают рабочие люди и техническая интеллигенция. Учит, лечит и воспитывает их наша творческая интеллигенция. Так кто же сидит в болоте? Ответ ясен.

24.09.2012 09:48:13 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

Ай да молодец А.А. Мельников!

Так их "креативщиков"!

23.09.2012 13:31:56 - Алексей Александрович Мельников пишет:

Приходите к нам в народ

Хороший материал. Чувствуется боль. Значит где-то рядом обнаружится правда. Пока, увы, она в разговоре А.Рудалева и С.Белякова кажется довольно усеченной. Пусть по объективным причинам («народ» в дискуссии безмолвствовал), но все равно «белые пятна» в разговоре дают о себе знать. Ну, скажем: «потеряли мы народ совсем». Как, по-вашему, эта фраза будет читаться не «потерявшими», а «потерявшимися»? То есть - не «креативными горожанами», на которых, по сути, и ориентирован материал, а «остальным народом», к которому принадлежит большинство, в том числе и я. Что, меня, простого рабочего, монтера пути на железной дороге «потеряла» Болотная площадь? Государственная Дума? Партии разного посола и ведущие политических ток-шоу на ОРТ? Меня и моих товарищей по путевой машинной станции №101, работяг-путейцев? Если бы мы действительно потерялись, то журналисты не только «Литературной», но даже «Независимой газеты» перестали бы ездить в поездах в командировки и отпуска, телезвезды сидели бы в своих телестудиях без света и газа, «креативные» дети остались бы безграмотными, потому что «некреативные» учителя перестали бы их учить, а господин Панюшкин научился бы не только есть пельмени, но даже их лепить, а заодно и пасти коров, чтобы обеспечить себя мясом для такого лакомства. В самом деле, мы, «прочий народ» в сознании «многомудрых дядек» «крайне мифологизированы». Судя по статье – до уровня окончательной «потери», то есть – полнейшего отсутствия: «повальное пьянство, безграмотность, мат…» Прям как в сказке о Старике Хоттабыче: «плешивые люди, плешивые люди!..» В материале слышится по этому поводу упрек социологам: эх, мол, подкачали – не досмотрели народ, вот он и разбежался, не соберешь… Попробую успокоить: никуда народ не делся, не потерялся, не спился, не разучился писать и думать. Не ходит на Болотную? Не судит-рядит Путина? Чихал на все партии разом? Читает только эсэмэски? Обсуждает футбол и зарплаты? Ну, что с того? Считаете мало? Идите в «народ». Скажем, приходите к нам в ПМС. Монтер пути III разряда. Кувалда, лопата, лом. Разгрузка щебня, замена шпал, сборка звеньев, укладка плетей. Разъезды в рабочем или в вездеходе от Селятино до Брянска, от Козельска до Скуратова. 20 тысяч чистыми. Это в лучшем случае… «Понятно, что в народ никто не пойдет», - утверждаете вы. А вот мне это, скажем, непонятно. По моему непросвещенному взгляду снизу непонятно, почему это всем понятно. Чем, скажем разговоры «просвещенной части общества» об устрицах, трюфелях, Хейфице или Гульде хуже нашего путейского трепа. О чем? – спросите вы. Пожалуйста. Если деньги в банкомате на Калуге-2? В детском саду родителей просят построить песочницу. Собирался в субботу на рыбалку, а вот теперь приходится брать ножовку и молоток и идти столярничать к сыну в садик. Андреичу на дали доработать 4 месяца до пенсии и уволили за пьянку. Ходит, плачет. Почему мотоблок «Субару» лучше калужского? Где заливается масло в коробку передач «семерки»? Конечно – и о политике. «Если бы женщины управляли государством, - поведала сверху, из кабины своего крана крановщица Тоня, - то в мире никогда бы не было войны». «Ага, - подловил ее стропаль Леха, - Тимошенко вон как науправлялась, теперь на нарах загарает». «А что, - у нее на нарах получше, нежели у многих из нас на свободе: телевизор, небось, компьютер и все такое…» Что здесь такого, что заставило «креативных» отказать в существовании нам, «некреативным»? Опущенные нецензурные вкрапления? Ну, да, пожалел ваши уши и не вставил. Что еще? Не обсуждаем Ван Гога или Уэйтса? Видим, грешны. Так помогите исправиться. «О просвещении народа говорят только люди совестливые», - утверждаете вы. И таких от силы «десяток наберется». «Остальным это не нужно». На самом деле с точность до наоборот. В первую очередь нужно это «остальным просвещенным». Поверьте простому работяге: снизу «креативщики» выглядят порой довольно смешно. А чаще – просто никак. Потеряли мы «просвещенный класс» совсем. Перестал он быть субъектом жизни и прочее… Алексей Мельников, рабочий. Калуга.

22.09.2012 13:01:31 - полкан полканыч полкан пишет:

два класса

любой биологически вид сохраняется и развивается при условии если интересы вида ставятся выше интересов индивидуума.в протитвном случае вид вымирает. в природе это происходит естественным путем в обществе властная элита может ставить свои личные интересы выше интересов существования общества.в этом случае общество начинает разрушатся и деградировать.в россии власть находится в руках преступников которые не признают интересы общества- это один класс. второй класс это ограбленый народ.

20.09.2012 07:46:42 - Антон Михайлович Малков пишет:

Свежих идей не замечено

Да простят меня уважаемые участники статейной дискуссии, но она, к сожалению, на уровень ниже "круглого стола" на ту же тему в ЛГЗ годичной давности (см. "Власть других" с Горяниным, Крыловым, Севастьяновым, Фурсовым). Буксуем... Ни одной свежей мысли я не увидел, все то же переливание из пустого в порожнее, отстраненное рассуждение об абстрактной коллективной душе народа (хотя душа может быть только индивидуальной!), деление на классы (Грамши все-таки умер в 30-е, надо бы что-то новое поискать!). "Креативный класс", "класс учителей и библиотекарей"... Ну а наша знакомая школьная учительница русского языка из Москвы, ходившая пару лет на митинги в защиту "политзаключенных" - она "креативный класс"? Еще нет, раз учитель? А теперь когда она ушла год назад из школы от циркуляров, бюрократии, нервотрепки и небольшой зпл, на частные уроки подготовки к ЕГЭ и зажила в бОльшем достатке и бОльшим количеством свободного времени она стала "мелкой буржуазией"? А если я добавлю, что "избыток" денег (помимо прожитья) теперь наконец позволяет ей печататься и записать свои стихи на звуковой студии (она еще и "поэт со стажем") - в какой класс ее теперь записать? Эх, господа марксисты, "не катит" сейчас ваша классовая теория - границы между "классами" предельно размыты и хотя бы даже в силу всеобщей грамотности (и, с некоторой натяжкой можно сказать, образованности) так, как раньше мыслилось, не расклассифицируешь... И еще на что обратил внимание, так это на то, что православие нужно этим господам только как еще один костыль для подпорки российской государственности. Опять навязываем "сверху" директивно религию, опять наступаем на те же грабли и наносим, кстати, тем самым вред земной церкви...

19.09.2012 19:10:33 - Евгений Викторович Анисимов пишет:

Национальное единство или классовая борьба?

Ну, наконец-то стали называть вещи своими именами, наконец-то заговорили о классах. А то все "народ", "элита", "интеллигенция", а что они такое сказать не могут: слишком неоднороден их социальный состав. Конечно, и "классовый анализ" наших писателей во многом оставляет желать лучшего, но не буду слишком строгим - А. Рудалев и С. Беляков - творческие личности, а не специалисты по социальной структуре современного российского общества (интересно, есть ли такие сегодня вообще?) и со своей писательской колокольни если и в чем-то неубедительны, то во всяком случае оригинальны. Полностью согласен с С. Беляковым о том, что "сейчас вновь стали актуальны полузабытые марксистские понятия". Точно так же верно утверждение, что "наша" буржуазия, представляя собой "класс в себе" "ведёт борьбу за свои права, осознаёт своё единство и противопоставляет себя всем прочим. И «соседям сверху» (олигархам, высшему чиновничеству), и соседям снизу – тому самому народу". От себя добавлю к этому, что из всех социальных групп современной России ТОЛЬКО "наша" буржуазия сложилась сегодня как класс, причем класс тесно связанный и даже переходящий в высшую бюрократию страны. Это общая историческая особенность России, связанная со слабостью ее буржуазных сил: еще до революции русская буржуазия зависела с одной стороны от западных капиталистов, с другой от отечественной бюрократии, то же мы наблюдаем и ныне. Все остальные группы общества продолжает С. Беляков, - "ещё «классы в себе». Они совершенно не осознают и не защищают собственных интересов". Все правильно. Вот вам собственно и ответ на вопрос, который не смогла решить Т. Воеводина в прошлом номере - что "не так" с русским народом. Да все с ним так, просто он не организован. Общество атомизированных индивидуалистов априори не может сколько-нибудь эффективно защищать свои интересы. Именно отсутствием классового самосознания и разобщенностью объясняется печальная пассивность наших трудящихся. И это прекрасно понял и передал С. Беляков. А вот речи другого автора - А. Рудалева - мне не очень понравились. Если позиция Сергея выражена по-солдатски четко: " Классовая борьба – это одно, а национальное единство – другое. Лозунгами о национальном единстве классовую рознь не преодолеть", то позиция Андрея, основанная на "понимании своей исторической миссии и пассинароности", выражена в "скрепляющей общество триаде: Православие, Просвещение и Победа". Может кому-то такая формула и понравится, но во мне она вызвала другие чувства. Так и хочется сказать: Евгений, не говори красиво! Поклонникам изящного стиля - добро пожаловать в газету Завтра, которая вполне могла бы украсить свой сайт таким девизом. Я же предпочитую трезвую аргументацию, которая кратко заключается в том, что прежде чем объединяться, нужно разъединиться. Национальная идеинтичность не может затушевать социальную пропасть. С. Беляков очень справедливо говорит о бедном положении провинциальных учителей. Но вот открываю недавно открываю "Российскую газету" материал "Классный доход" (в интернете: http://www.rg.ru/2012/09/13/dokhod.html) с красноречивым подзаголовком "За что учителю физкультуры платят 385 тысяч рублей в месяц?" Причем как явствует из содержания статьи указанная зарплата не является исключением из правил. Так, "учительница истории Митина Анна Михайловна. У нее в ноябре - 357 тысяч, в декабре - 211 тысяч. Учительница ИЗО Корнилова - 382 тысячи и 141 тысяча. У учительницы математики Курьиной - 356 тысяч и 172 тысячи. Даже молодая учительница английского языка получила 195 и 180 тысяч рублей". А вот дочь моего хорошего знакомого (тоже молодая учительница, только не английского, а немецкого языка), проживая в 300 километрах от столицы, учит ребят за... 4600 рублей в месяц. Даже не знаю как это назвать... Пир во время чумы... О каком к черту национальном единстве может идти речь при такой вопиющем неравенстве?!

19.09.2012 18:55:42 - В.К. Стародубов пишет:

ДЕТСКИЙ ЛЕПЕТ !!!

. Какие, на хрен, "Православие, Просвещение и Победа" ?! КУСОК !!! Вот всему начало и всему основа ! "КАЖДОМУ РАВНУЮ ДОЛЮ В КАЖДОМ ПРИРОДНОМ РЕСУРСЕ" !!! (С). http://gidepark.ru/community/1011/content/1366271

19.09.2012 10:07:09 - Ирина Анатольевна Грачикова-Гришаева пишет:



Вообще-то все это сюжет из пьесы «Сыщики и Петрушка» - Дьявол играет в шахматы. Сначала он делает ход за команду Сыщиков, потом доску поворачивает, и следует ход за Петрушек. И такая дьявольская игра бесконечна! Шахматные фигуры - это известные люди, а простой народ лишь наблюдает за их действием. Но когда Дьявол поворачивает доску, вихрь от этого поворота сметает всех, кто попадается на его пути. Разве это не похоже на Россию?


__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов