(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Гуманитарий

Без надежды на успех

Философские беседы

В русском сознании сегодня происходят тектонические сдвиги. Оно перестаёт быть литературоцентричным. В сознание, как в пустую корзину, сбрасывается разный культурный мусор. Местом «сбросов» постепенно становятся школы и вузы, в которых складываются новые конфигурации связей между языком и сознанием, литературой и гуманитарной практикой. В результате мы перестаём понимать самих себя, а русский язык отказывается ориентировать нас в современном мире.


РУССКИЙ ЯЗЫК

Русский язык перестаёт выполнять интегрирующие функции. Дело не в том, что кто-то хочет его реформировать и говорить вместо «пальто» «пальтом», а в том, что русский язык более не гарантирует своим носителям прямого доступа к современной науке и технологиям, современному искусству и современной философии. И даже к современной литературе. Русский язык девальвируется и сворачивает свою образовательную деятельность. Он передаёт свои функции английскому. Теперь этот язык обеспечивает прямой доступ к современным достижениям науки, искусств и литературы. И калмык, друг степей, сегодня должен учить не русский язык, а английский, чтобы быть на уровне вещей и идей, его окружающих. Русский язык – это теперь третий лишний.
Среди учёных распространено убеждение в том, что русский язык стал плохо выполнять смыслоразличительную функцию даже в экономических науках, не говоря уже о разработках в области фундаментальных наук. Сколково, видимо, было придумано для того, чтобы легитимизировать переход науки и искусств с одного языка на другой – с русского языка на английский. Академия наук всё ещё продолжает говорить по-русски и умирает. Сколково говорит по-английски и зарождается. Даже в философии нам предлагают перейти на американские стандарты дискурса. Власти хотят, чтобы темы наших исследований звучали, как на Западе. Но философия, к сожалению – это самосознание людей, а не бизнес, не способ работы с текстами. Нельзя сделать так, чтобы мы жили одной жизнью, а наше сознание – другой. Иными словами, русский язык необратимо теряет сегодня связь с истиной и с теми смыслами, которые в философии называют трансцендентальным воображаемым.
Сам по себе язык – это, конечно, великий немой, в нём ничего, кроме различий, нет. В нём нет ни образов, ни смыслов. Для того чтобы в нём что-то появилось, его нужно соединить с воображаемым. На нём нужно кому-то заговорить, проявить волю к речи. Заговорив, мы поймём, что воображаемое ведёт нас за пределы нашего опыта. Трансцендентальное воображаемое – это не то, что мы видим в реальности, это то, чем мы видим реальность. Оно позволяет нам видеть то, чего нет, и не видеть то, что есть, и при этом оставаться реалистами. В трансцендентальном воображаемом лежат истоки любого творческого акта. В нём находится энергия, которая тратится наукой, искусством и политикой. И вот этот исток русского языка оскудел. Почему?

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Русский язык оскудел потому, что мы предали забвению русскую литературу. Русская литература, например, – это недавно умершие Василий Белов и Леонид Бородин. Европа хранит своё трансцендентальное воображаемое в философии, она опекает её, холит и лелеет. У европейцев всё начинается с мысли. У нас воображаемое упаковано в форму литературы, и наши философы – это наши писатели. У нас всё начинается с переживания. Ресурсы метафизики воображаемого передавались до недавнего времени русской литературой через систему образования, сакральной фигурой которого являлся учитель. Любой русский человек, когда он начинает говорить, пытается соединить реальное с воображаемым через образы литературы. Только так мы можем придать смысл окружающей нас бессмыслице.
Языки, как и люди, могут умирать. Они умирают, если нарушается их связь с литературой. Но именно эти связи были повреждены в результате реформирования общества в России. Реформы уничтожили носителя трансцендентального воображаемого. Они убивают так называемый креативный класс, в который входят учителя, учёные, преподаватели, писатели, художники, и заменяют его производителями симулякров.
Современное искусство предлагает нам наслаждаться искусственным, тем, что создаётся вне связи с понятиями о художественной реальности, о красоте и возвышенном. Это искусство получило название актуального. Современная литература предлагает нам не произведения, а тексты, которые создаёт не писатель, не автор, а скриптор. Писатель предлагает смыслы, скриптор – бессмыслицу синтаксически правильных предложений. В современной философии стёрты всякие границы, сдерживающие агрессию языка против сознания. В современной науке в России озабочены не открытиями и истинами, а публикациями в высокорейтинговых журналах. При этом предана забвению та простая истина, что ничто не дано человеку в собственность, даже язык. Язык, на котором перестают говорить учителя, учёные и художники, перестаёт быть живым. Смыслы воображаемого теряют свою ценность, если люди перестают их актуализировать в своих поступках и словах.

БАКАЛАВР ОБРАЗОВАНИЯ

В XIX веке поэт мог сказать: «Учитель! перед именем твоим / Позволь смиренно преклонить колени!» В XXI веке мы не можем так сказать. Почему? Потому что на смену учителю приходит бакалавр образования. Учитель всегда был служителем книги и своей личностью представлял знания в социуме. Бакалавр не связан со знанием. Он связан со сферой образовательных услуг. Он знает, где узнать. Больше он ничего не знает. Он формирует компетенции, которые может продать. Компетенции – это знания о том, где можно что-либо узнать. Бакалавр является персонифицированным выражением безличных форм движения капитала в сфере образования. Труду учителя предшествует труд педагога, труду бакалавра предшествует труд налогового инспектора.

РЕЗЮМЕ

России, я думаю, нужно отказаться от нелепого понятия об образовательных услугах. Услуги могут быть в прачечных или таксомоторном парке, но не в образовании. В образовании есть учителя, но не слуги. Высшее образование в России – это не бизнес, это непрерывно возобновляемая попытка создать тонкий слой мыслящих людей, которых у нас сегодня практически не осталось. А без этого слоя Россия действительно будет, как говорил Ортега-и-Гассет, огромным чудовищем с маленькой головой. В России скоро будут только бакалавры образования. Бакалавры с компетенцией и профессора с нынешней зарплатой науку не сделают и мыслящий слой России не создадут. И русский язык перестанет быть мировым языком науки и искусств, если на нём перестанет высказывать себя трансцендентальное воображаемое.
У меня нет никакой надежды на успех, но, я думаю, каждый из нас должен, как Сизиф, научиться действовать без надежды на успех.

Фёдор ГИРЕНОК,
профессор философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Статья опубликована :

№52 (6398) (2012-12-26)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,9
Проголосовало: 14 чел.
12345
Комментарии:
13.01.2013 17:45:09 - Олег Дмитриевич Ермаков пишет:



"У меня нет никакой надежды на успех, но, я думаю, каждый из нас должен, как Сизиф, научиться действовать без надежды на успех," - пишет Ф.Гиренок. Почему-то Александр Сергеевич Пушкин, Ломоносова с Тредиаковским начитавшись, русский язык хоронить не стал, а напротив, откупорив шампанского бутылку и перечтя женитьбу Фигаро, словесность русскую продвинул. Шампанское актуально и сегодня, а вместо Фигаро можно, к примеру, "Властелина колец" перечесть. Там тоже надежды были слабые, однако удалось и нечисть всякую изжить, и опасное кольцо выкинуть. Улыбает философ, объявивший, что присутствует при конце времён. Но, если повезёт, то отодвинут конец света - поднимут профессорам зарплату так, что будут не меньше учителей получать. Тут-то мгла рассеется, гороизонты раздвинутся и у русского языка перспективы будут посветлее=)

01.01.2013 12:28:09 - Алексей Александрович Мельников пишет:

Россия без русского языка

Странное дело - в падении русского языка обвинить английский. Кто спорит: словесность наша пикирует в пропасть. Стремительно и самозабвенно. Но даже в такой невыгодной ситуации не стоит размениваться самообладанием. И грешить на невиновных. Знали бы вы на каком «русском» языке говорят там, где ни слога не знают по-английски? Где язык Шекспира и Мадонны никому неведом. Зато досконально изучен лексикон «разбитых фонарей», «малаховщины» и криминальных хроник. Скажем, у нас, в среде железнодорожников-путейцев. Если искать нынче среди возможных вариаций языков образчиков «народного», наиболее массового, то – вот он, собственной персоной. «Плачь, русская земля…» По логике уважаемого профессора МГУ, великий русский язык вообще никак не мог бы появиться на свет. В самом деле, не в эпоху ли «засилья» французского языка в России начинал творить Пушкин? «Родным» для которого (да и не для него одного), как всем известно, был именно язык Монтеня и Руссо. Тот самый, что в начале XIX века был куда как влиятелен в просвещенной России, нежели сегодня английский. Двуязычность (многоязычность) еще никого никогда не делала глупей. Не заставляла беспрерывно материться, пошлить и низко иронизировать. Напротив, именно закупоренность в затхлой словесной среде опускает человека. Вместе с его лексикой. А, следовательно – синтаксисом и грамматикой. Тем, что собственно и сделало когда-то из обрывочных звуков и слогов неандертальцев или австралопитеков язык, на котором писались «Евгений Онегин» и «Планета людей». Вспомните, как и где «консервировался» классический изящный русский слог в начале прошлого столетия. В эмиграции. Именно в иноязычной среде… Согласен, один из грустных мотивов сей притчи – упадок современной русской литературы. А более - печальное инкогнито ее классических образцов. Для самих же русских. Новых, русских, новейших - как угодно. А также, судя по всему – для тех, кого они в дальнейшем произведут на свет. Алексей Мельников, Калуга.

28.12.2012 00:56:59 - сергей викторович копылов пишет:

Диагноз подтвердился: субъективный идеализм.

Вот уже на протяжении года г-н Ф.Гиренок "просвещает" интеллигенцию (аудиторию читателей ЛГ) своими философскими экзерсисами. Мне неоднократно приходилось высказываться по этому поводу (см.: Проза.ру, автор Владимир Костылев, статьи о Ф.Гиренке). Все взгляды уважаемого профессора можно охарактеризовать как субъективный идеализм, отрицающий какую-либо реальность вне сознания индивида.__ Вот и на этот раз диагноз подтверждается. "Русский язык перестаёт выполнять интегрирующие функции", делает зачин автор. Но разве это верно? Проблема намного сложнее. От того, что усиливается интегративное значение английского языка в сфере науки, искусства, ещё не следует вывод, что все остальные языки теряют своё значение (это касается не только русского языка, но и всех остальных). Напротив, интегрирующие функции русского языка усиливаются благодаря разрастающимся экономическим связям и увеличению роли России в постсоветском пространстве. Нельзя так примитивно трактовать проблемы интернационализации и глобализации. __ Или вот ещё: «философия, к сожалению – это самосознание людей…». Это положение есть полная чушь, ибо никаким «самосознанием людей» философия не является. Философия есть всего лишь одна из форм общественного сознания и многим людям (далёким от философских знаний) просто не известна. __ «Русский язык необратимо сегодня теряет связь с истиной…». Написать такое мог только человек, который очень плохо представляет себе сущность языка вообще, его значение для материального освоения мира. Язык теряет связь с истиной, когда возникают такие тексты как у Ф.Гиренка с его «теми смыслами, которые в философии (такой, видимо, как у Ф.Гиренка) называют трансцендентальным воображаемым». __ Вы только вдумайтесь, что пишет Гиренок: в языке «нет ни образов, ни смыслов»!!! То есть Гиренок не понимает связи языка и сознания, для него язык – «великий немой». Отвергая связь языка и образов, смыслов, Гиренок тем самым отвергает возможность человека осознанно воспринимать реальность, видеть в ней осмысленную окружающую действительность. Примерно так: «Трансцендентальное воображаемое – это не то, что мы видим в реальности, это то, чем мы видим реальность. Оно позволяет нам видеть то, чего нет, и не видеть то, что есть…». Вот так, витиевато, приходится выражаться нашему субъективному идеалисту, чтобы на русском языке объяснить свою философию. У Гиренка слишком богатое трансцендентальное воображение, чтобы объяснить на простом русском языке свои философские беседы.__ А как расценить такой пассаж: «У европейцев всё начинается с мысли. У нас воображаемое упаковано в форму литературы, и наши философы – это наши писатели. У нас всё начинается с переживания»? Разве можно так примитивно рассуждать о различии роли философии и литературы в России и в Европе? И там и здесь есть и мысль и философия и переживания. __ А разве верно утверждение, что «любой русский человек, когда он начинает говорить, пытается соединить реальное с воображаемым через образы литературы. Только так мы можем придать смысл окружающей нас бессмыслице»? Возможно, самого Гиренка и окружает бессмыслица, раз он до сих пор не разобрался в сути того общества, в котором живёт, но для многих образованных людей России давно ясно, что они живут при капитализме со всеми вытекающими отсюда проблемами. Литературные же образы нужны им лишь в качестве исторических примеров уже пройденного и освоенного обществом опыта. __ Очередная неточность: языки «умирают, если нарушается их связь с литературой». Всё как раз наоборот: литература умирает, если нарушается её связь с языком, если она не находит адекватного современному языку самовыражения. Литература есть всего лишь одна из форм органического умения посредством языка выражать всё многообразие человеческого мышления.__ Учёных, преподавателей, писателей, учителей, художников Ф.Гиренок считает «так называемым креативным классом, носителем «трансцендентального воображаемого», уничтожаемого реформами. Но ведь выше он охарактеризовал «трансцендентальное воображаемое – это не то, что мы видим в реальности, это то, чем мы видим реальность. Оно позволяет нам видеть то, чего нет, и не видеть то, что есть…». Получается, что все эти представители креативного класса «не видят то, что есть», а «видят то, чего нет». __ Возможно, Гиренок прав, учитывая, что наша интеллигенция сегодня совершенно утратила объективное видение реальности, перестала отличать хорошие поступки от плохих и перестала выполнять свою роль «совести народа». Она опять превратилась в то, чем её называл В.И.Ленин, в г-но. И субъективные идеалисты тут не исключение.__ Попытка Ф.Гиренка оперировать понятием «трансцендентальное воображаемое» и есть тот самый отрыв науки от языка. О чём очень правильно говорит и он сам: «в современной философии стёрты всякие границы, сдерживающие агрессию языка против сознания». С такой «философией» нам будет очень сложно побороть всю ту мерзость, которая нас окружает. Хорошо, хоть язык помогает её правильно называть. С Новым годом, друзья!


Фёдор ГИРЕНОК


Выпуски:
(за этот год)