(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Первая полоса

Демократия в России

ВЫБОРЫ

Александр КАЗИН, профессор, доктор философских наук

Приближаются очередные думские и президентские выборы. Все их участники без исключения клянутся в том, что они демократы, то есть выражают волю народа. Но в чём же состоят подлинные народные интересы? И кто их лучше выражает?

РУССКАЯ МАТРЁШКА

Самое любопытное заключается в том, что сам российский народ (или «электорат», как нынче принято выражаться) ни в какую демократию, по существу, не верит и решения главных своих проблем от неё не ждёт. Согласно, например, опросам ВЦИОМа, только 7,7% россиян в 2004 году полагали, что объединить российское общество могут идеи демократии, свободы и прав человека. Вспомним, что вплоть до февраля 1917 года у власти в России находился христианский государь – случай для просвещённой Европы немыслимый. Более того, даже после трёх революций начала ХХ века российская (советская) власть сохранила свою персонифицированную сакральную природу – институт партийно-государственных вождей. Советская империя (при всём своём официальном марксизме) может интерпретироваться как извращённое идеологическое наследие царской идеи – неслучайно в Красной армии воевало даже больше царских офицеров, чем в белых («демократических») войсках.
Что касается современности, то у нынешнего президента Российской Федерации по Конституции полномочий не меньше, чем у последнего императора, – это ли не свидетельство традиционного для России способа построения духовно-государственной вертикали. В чём же дело? Неужели в каком-то изначальном «антидемократизме» русского народа, имеющего за плечами тысячелетнюю историю?
Дело в том, что принадлежащий к российской цивилизации человек осуществляет в своей совокупной деятельности глубинные принципы восточнохристианского мироотношения – не конфуцианско-китайского и не протестантско-немецкого, а именно православно-русского. Со времён Чаадаева русская мысль стала задумываться о том, что Россия – страна не европейская, существующая по какому-то другому принципу. Как выразился однажды Бердяев, русская история, скорее, случается, чем происходит, – и это совершенно закономерно в православно-русской цивилизации, развёрнутой в отличие от Европы по религиозной вертикали, а не по прагматической горизонтали.
Возможно, Россия сегодня – это единственная в мире страна, в цивилизационной основе которой лежит устойчивая духовно-онтологическая структура, воспроизводящая себя под разными именами и знамёнами на протяжении вот уже тысячи лет.

Внешне она напоминает знаменитую матрёшку, в сердцевине которой находится религиозно-языковое ядро – православная вера и славяно-русский язык. Вокруг этого ядра с течением времени наращиваются культурные оболочки, ближайшая из которых – собственно культура (миропонимание, искусство, нравственность). Далее следует оболочка социальная, общество в широком смысле этого слова, которое у нас неотрывно от государства («царская идея» русской истории). Наконец, третий слой – это технологии, включая сюда всю совокупность «рабочих органов» цивилизации, от сельского хозяйства до компьютеров и полётов в космос. Далеко не случайно, кстати, что первым в космосе оказался русский человек.

БОГАТСТВО И ВЛАСТЬ

Одним из главных социальных последствий указанной кольцевой структуры («русской матрёшки») явилось наше национальное отношение к собственности и свободе, которое на Руси никогда не было священным.
Собственность и богатство принимались на Руси в той мере, в какой они не противоречили христианскому мировидению. Коль скоро это противоречие становилось слишком явным, указанная собственность революционно отменялась, разрушалась, изымалась, воровалась и так далее. «От трудов праведных не наживёшь палат каменных» – известная русская пословица. Примерно такое же отношение у нас к свободе, которая даже фонетически звучит как «с волей Бога».
В этом смысле служилыми сословиями на Руси были все: и дворянство, и крестьянство, и купечество. Все понимали (лучше сказать, чувствовали), что державная вертикаль в России – не чья-то выдумка или «отсталость», а естественная и даже единственно возможная форма социальной организации народа, который хочет жить не по выгоде, а по правде. Отношение к власти у нас традиционно является сакральным. Государство на Руси (а государство вообще – это организованная воля к власти) успешно действует лишь в той мере, в какой оно несёт на себе священную харизму – нет власти не от Бога. Коль скоро оно эту харизму утрачивает, в стране начинаются кризисы, смуты, революции, гражданские войны. «Не приведи бог видеть русский бунт – бессмысленный и беспощадный».
Конечно, такая «государственная вертикаль» в огромной стране нравилась не всем. Против неё боролись и декабристы 1825 года (утописты-идеалисты), и февралисты 1917-го (материалисты-прагматики). Наиболее радикальный проект перестройки отечественной цивилизации был задуман и частично осуществлён на наших глазах, в ходе переворота 1991–1993 годов, когда сформированная Горбачёвым–Ельциным и их окружением «ликвидационная команда» отменила не только Советский Союз, но и вообще всякую укоренённую в национальной традиции власть в стране, передав управление шестой частью света переродившейся партноменклатуре в союзе с теневым капиталом (отечественный вариант плутократии). Возникла так называемая семибанкирщина, занятая в основном продажей национальных природных ресурсов за границу (и переводом туда же вырученных от этой операции капиталов). Если реальный «бог» – деньги, то стоит ли соблюдать перед ним достоинство, честность, простую порядочность? Если Бога нет, то всё позволено. Вы разве ждали чего-нибудь иного, господа?

ИЗБИРАЕМЫЙ ГОСУДАРЬ

В одном из своих выступлений заместитель руководителя президентской администрации В. Сурков выделил три особенности традиционной русской политической культуры – централизацию власти, её идеализацию и персонификацию. Несмотря на новейшую терминологию, тут нет ничего нового. По существу, именно об этом твердили все сколько-нибудь чуткие к своеобразию своего Отечества мыслители ХIХ–ХХ веков, причём как традиционалисты, так и либералы. Именно К. Кавелину – теоретику русского либерализма – принадлежит глубокая формулировка: «В идеале русском представляется самодержавная власть, вдохновляемая и направляемая народным мнением. Сама история заставляет нас создать новый, небывалый своеобразный политический строй, для которого не подыщешь другого названия, как – самодержавной республики». Под этой формулой подписывались – и прежде всего делами своими – практически все значительные (но не разрушительные!) деятели русской истории.
Вряд ли мы ошибёмся, если отметим сегодня медленное, противоречивое, с зигзагами и отступлениями, но всё же движение России в сторону восстановления своего статуса цивилизации-субъекта мирового процесса, обладающего духовным, культурным, политическим и экономическим суверенитетом.
Конечно, чтобы осуществить этот проект на деле, России потребуется вождь (общенациональный лидер). Из того состояния, до которого её довели наши «демократы», другого выхода просто нет.
Русский народ не любит юриспруденцию и не поклоняется правам человека – он любит своего избранника, за которым чувствует Божью руку. Только харизматику – «отцу нации» – по силам объединение российского населения (христиан, националистов и атеистов, белых, красных и жёлтых, радикалов и либералов) в способное на осмысленное действие социальное целое. Не компрадорская буржуазия или продажная бюрократия (им Россия чужда), а именно союз общенационального лидера с большинством народа нужен сегодня нашей стране. Оптимальной духовно-культурной и политической фигурой такого рода для России был бы законный государь. Однако царя, по точному слову И.А. Ильина, надо заслужить.
Нужна переходная форма от псевдодемократии к действительной народной монархии. Такой формой на Руси ХХI века могла бы стать авторитетная президентская власть, реализующая себя одновременно «сверху вниз» – от народного идеала и «снизу вверх» – от повседневной социальной практики и местной инициативы. Прав был политолог Александр Панарин: «В русской истории действуют два тайных принципа – союз грозного царя с народом против изменников-бояр и союз пророчествующей церкви с «нищими духом» против сильных и наглых».
Было бы замечательно, если бы у нашей правящей элиты хватило ума и воли внести в Конституцию «бессрочную» избираемость президента – до тех пор, пока его хочет большинство народа. Если этого не произойдёт, «избираемый царь» фактически будет управлять страной независимо от личности, занимающей в данный момент высший пост в государстве («коллективный Путин», «Единая Россия» под его руководством и т.п.). Именно такое положение дел побуждает многих наших соотечественников сегодня убеждать В.В. Путина выдвинуть свою кандидатуру на третий срок президентства, причём ни у кого нет сомнения, что если бы он на это решился, народ бы снова его избрал подавляющим демократическим большинством голосов.
Что касается отечественных политических партий, то они в России всегда являлись не столько политическими, сколько мировоззренческими, например «восточническими» (КПРФ) или «западническими» (СПС, «Яблоко»). Менять мировоззрение каждые четыре года – слишком большая роскошь для любой страны, особенно для России, где это прямо чревато периодической гражданской войной.

«ЧИСТАЯ» ИЛИ «СУВЕРЕННАЯ»?
 
Положение общенародной державной партии в принципе могла бы занять «Единая Россия», но для этого ей необходимо кроме «любви к президенту» выработать внятную идеологическую позицию. Высшую духовную и культурно-политическую цель подобной идеологии можно было бы определить как единство государственной истины и народной справедливости – ту самую русскую правду, о которой на Руси вели речь со времён Ярослава Мудрого.
В случае ориентации на указанный идеал российская Государственная Дума стала бы современным продолжением знаменитых московских Земских соборов, где не было бы «купленных» политиканов-лоббистов и где функции обратной связи народа (гражданского общества) с властью исполняли бы две крупные фундаменталистские партии – «единые» и «справедливые», «государственники» и «народники». В современном раскладе политических сил это могли бы быть, например, «Единая Россия» и «Справедливая Россия». Нашлось бы там место и для эксцентриков-маргиналов – «оранжевых», «зелёных», «голубых».
В отличие от «теплохладного» Запада, ориентированного на удовольствие и комфорт, в России ещё всерьёз спорят о смысле жизни, и наша политика выносит эти споры на улицу – вплоть до расстрела царской семьи или Верховного совета. Именно по этой причине в нашей стране за один ХХ век произошло по меньшей мере шесть революций. Как бы то ни было, неограниченная конкуренция политических – а по сути, идейных и социально-культурных – антагонистов грозит России перманентным хаосом, то есть национальным самоубийством.
Подводя итог, подчеркнём, что демократии как таковой, «чистой» демократии нет нигде, особенно на Западе. Америкой, например, реально правят «300 семейств», а после выборных спектаклей меняются только фотографии жён на столе президента. Если современное Российское государство хочет действительно выражать волю народа к единству и справедливости, ему следует открыто признать, что российская демократия отнюдь не чужда аристократическим (патриотическая элита) и монархическим (сильная авторитетная личность во главе страны) формам – наоборот, она предполагает их в качестве естественных элементов национальной соборности.
Собственно, это и есть суверенная российская демократия в отличие от сниженных и даже пошлых её вариантов, когда под флагом свободы разрушается сам образ человека и народа, а реальная власть принадлежит олигархическим кланам и сетевым корпорациям. Русская политика – это выбор между добром и злом, а не между марками автомобилей. Тому, кто не хочет или не может этого понять, придётся без конца жаловаться на «эту страну».

Обсудить на форуме

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции

Статья опубликована :

№47-48(6148) (2007-11-28)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,3
Проголосовало: 70 чел.
12345
Комментарии:
03.12.2007 01:13:51 - Артём Валерьевич Бузинный пишет:



Автор между делом совершил открытие в исторической науке: оказывается «вплоть до февраля 1917 года у власти в России находился христианский государь – случай для просвещённой Европы немыслимый». Ни одной республики в Европе в 1917 году, кроме Франции, мне на ум не приходит. Или может германский кайзер или испанский король для г-на Казина – недостаточно христианские монархи? А семейство Николая II с его распутинщиной – значит, христианнейшее?

01.12.2007 23:25:09 - РАДИБОР Сербин пишет:



Думаю, стране нужна конституционная монархия. - И свободы граждан соблюдены (благодаря конституции), и нет хаотичной нервотрёпки, связанной с выборами. А то дела предыдущих двух Брезидентов (до Путина) оказались никудышными. Варварскими. Вампирскими.

01.12.2007 23:20:30 - РАДИБОР Сербин пишет:



Харитонов В.Н. : "Все знают, что демократия это власть народа". - Не так. греч.ДЕМОС - часть общества, имеющая рабов; КРАТОС - власть. Так что демократия - власть рабовладельцев.

30.11.2007 20:43:54 - Владимир Николаевич Харитонов пишет:

Демократия в России

Все знают, что демократия это власть народа. И практически все знают, будь-то в России, либо в любом другом государстве, что «в чистом виде» ее нет. В контексте этого можно лишь говорить о большем или меньшем уровне демократии. Можно ли измерить демократию? Полагаю, что можно. На мой взгляд, объективным мерилом демократии является отношение власти к мнению народа и к народу как таковому. Подчеркну, не система организации выборной кампании, а отношение власти к народу вне выборной кампании, т. е. ежедневно и ежечасно. Это понимают многие, но в подавляющем большинстве как-то абстрактно. А вот значения этому не придают никакого, полагая по большинству своему, что народ – это абстракция, а следовательно, задумываться по названному поводу нет нужды. И, напрасно. Если известный генерал, разъезжая во время предвыборной губернаторской кампании по деревням Красноярского края, агитировал за себя в сопровождении 2-х камазов с соляркой, то утверждаю, демократ он никакой, причем он этого не понимал искренне. То, что он попросту скупает народ-электорат - он догадывался, но успокаивал себя тем, что так делают все. Феномен этот по сути своей проявляется в низведении народа до уровня уличной проститутки. Шевельнулось ли что-то в его душе, кольнула ли хоть в минимальной степени совесть жалость к народу от понимания этого факта, если таковая мысль вообще посетила его? Мой генерал, как и все за редчайшим исключением политики России, пока далеки от понимания того, что народ должен всерьез и прагматично рассматриваться ими как святыня. Прагматично, подчеркиваю. Полит-технологическое низведение народа до упомянутого положения недопустимо во благо самого же политика, поскольку он сам частичка этого народа и вряд ли желает ему худа. В сознании политика должно быть нечто, назовем это «политическим стыдом», который должен ставить надежный барьер на пути таких технологий. Этот «стыд» в первую очередь нужен дальновидному политику-прагматику. «Стыд» сей должен понудить политика относиться к народу как к святыне, повторяю, во благо народа и политика самого, как к иконе относится православный, как к матери относится любящее дитя. Святость народа на протяжении всех веков надежно и устойчиво поддерживается самосохраняемым и самовоспроизводящимся внутринародным внеполитическим моральным стержнем, который проистекает из глубин народных. Именно он – главный хранитель народа, все остальное суть производное, включая власть. Можно назвать некоторые свойства этого охранительного стержня – гуманизм, доброта, справедливость, патриотизм, т. е. то, что инстинктивно или сознательно самовоспроизводится в народе для самосохранения и развития. Чтобы вписаться в данный процесс во благо своего народа и самого себя политику необходимо склонить голову пред этой святыней. Но этого нет и в помине. Главная причина пещерного политического цинизма и невежественности российских политиков по отношению к народу заключается в отсутствии надлежащей политической культуры элиты, какого бы то ни было понимания первостепенности значения народа для устойчивого развития общества и государства. Не мнение народа и его чаяния являются определяющими для политиков, ими движет иное – личные, партийные амбиции, или явная угроза государству, которое они олицетворяют, и, следовательно, угроза их существованию. Только тогда делаются шаги по коррекции ситуации, причем, как правило, в том направлении, которое, быть может, не вполне отвечает чаяниям народа, но коррелирует с ним. Именно по этой схеме Россия заходила не раз в тупик во время революций 1917 и в 1991 гг., затем выправлялась, но вновь заходила в тупики. Налицо отсутствие компаса, точки опоры, которую политики не видят, ищут, но никак не найдут. Объективно это так, поскольку теперь отвергнуты все без исключения кумиры этих революций, отвергнуты их лозунги, а их годы названы «голодоморами», гражданскими войнами, «проклятыми 90-ми» и т. д. Главная беда этих революционеров-«музыкантов» в том, что по большому счету они считали и считают народ «коллективным рабом», а себя – «коллективным хозяином». А должно быть наоборот. «Политик – раб народа» - вот формула успеха. Верный компас и залог от неудач. В этом и состоит суть демократии - «склони голову перед народом». Я не люблю Америку. Но должен признать, что политик там – раб народа. Вы не найдете там генерала с предвыборными камазами солярки, не найдете удушающей рекламы, навязывающей народу выбор партии, которая этого выбора не заслуживает, не найдете деятеля, который превратил политику в весьма прибыльный бизнес и т. д. Стоит подняться ценам на считанные проценты, как народ немедленно реагирует маршами протеста. И политики смиренно принимают меры, склонив повинную голову. Потому, что народ – по преимуществу хозяин, а политики – по преимуществу рабы. То же можно наблюдать в Европе. Вот это и есть почитание народа и потому у них реально демократия есть, демократия высокого уровня. Реальная демократия, а ничто другое. Именно поэтому Америка и Европа на протяжении долгих лет не знают тех жутких потрясений, через которые Россия проходит с незавидной регулярностью. Их оберегает правильно понятое политиками значение демократии. Есть у них там формула о «рабской душе русского». Мол, она то и есть источник всех бед России. Как бы нам это не нравилось, но придется признать, что доля истины в этом есть. Но русская душа тут не причем, а «причем» лишь как подтверждение тому, о чем я говорю в данной заметке, и это лишний раз доказывает, что уровень демократии в России недопустимо низок, ниже «иммунно-необходимого» уровня. Как бы корректно не были проведены выборы, повышению уровня демократии в России это способствовать не будет, поскольку их цель любой ценой сохранить и даже законсервировать нынешний статус-кво «хозяев жизни». В заключение, еще раз повторюсь – повышение уровня демократии в России через признание святости народа, реального преклонения перед ним – главное средство защиты народа и государства от потрясений, залог поступательного развития нашего государства. Начинать надо с создания кодекса политической культуры, в основу которого нужно положить принцип «народ – хозяин, власть – раб» (вот его то и надо рекламировать тотально). Если ты решил пойти во власть, то должен встать перед народом на колени и поклясьться в том, что ты сознательно идешь служить ему, а не командовать им.

30.11.2007 13:40:19 - Виталий Викторович Веселовский пишет:

Формы правления - это только формы. Важно содержание.

Низкая оценка статьи связана с неприязнью читателей к монархии, о которой большинство только и могло читать, и пропутинщине, которая всеми средствами "позиционных" демократических и многих патриотических СМИ так напоминает поздне советский политический пиар, в котором большинство читателей сформировалось. Таким образом статье дана оценка из политических пристрастий и выражает она среднестатистическое (загляните в обсуждение статьи на форуме) отношение интернетактивных читателей Литгазеты к популярным среди РУССКИХ ПАТРИОТОВ и непопулярным среди СОВЕТСКИХ ПАТРИОТОВ самодержавию и Путину. Я поставил бы статье пять, содержи она в себе только два приведенных ниже положения: ... "Что касается отечественных политических партий, то они в России всегда являлись не столько политическими, сколько мировоззренческими, например «восточническими» (КПРФ) или «западническими» (СПС, «Яблоко»)." ... "Собственно, это и есть суверенная российская демократия в отличие от сниженных и даже пошлых её вариантов, когда под флагом свободы разрушается сам образ человека и народа, а реальная власть принадлежит олигархическим кланам и сетевым корпорациям. Русская политика – это выбор между добром и злом, а не между марками автомобилей. Тому, кто не хочет или не может этого понять, придётся без конца жаловаться на «эту страну». ... И если это авторские формулировки и метафоры, то я бы позавидовал (а не посочувствовал, как некоторые на форуме) студентам профессора Казина: у них хороший лектор. Для лектора политолога ведь важна не "идейная убежденность" и "верность заветам", а умение четко и образно изложить студентам свой взгляд на Мир.


Александр КАЗИН


Выпуски:
(за этот год)