(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Человек

Хамы с децибелами

НАБОЛЕЛО!

Кто наконец даст по рукам аудиохулиганам?

Антон МЕНЬШОВВООРУЖЁН И ОЧЕНЬ ОПАСЕН
Знакомство наше состоялось примерно год назад. Однажды ближе к полуночи наш потолок стал – вначале тихо, потом всё громче – рокотать. Будто там, этажом выше, разогревал перед взлётом двигатели Ту-134. А потом он взлетел, кашляя и чихая. «Сейчас рухнет!» – подумал я, но тут его хриплый кашель преобразовался в ритмически последовательное пуканье. Ощущение, будто в потолок упорно бьют чем-то тяжёлым, намереваясь его обрушить.
Набираю номер телефона верхней квартиры. Женский голос объясняет:
– У нашего мальчика день рождения. Потерпите.
Терпим до часу ночи. Раз в году можно же потерпеть. Но через несколько дней всё повторяется, только на этот раз днём. Воскресным. К телефону никто не подходит. Поднимаемся на этаж, нажимаем кнопку звонка. Наконец за стеклянной дверью холла появляется щуплая фигурка. Лицо искажено раздражённо-презрительной гримасой. На наши просьбы слышим через стекло крик:
– Ах, вам музыка моя не нравится? А хотите – я кучу ребят приведу, устроим вам выходной!.. Или ремонт начну – с включённой дрелью!..
Спускаемся к себе, слышим визгливый звук включённой дрели. Затем – демонстративный топот. И всё это – на фоне бухающе-пукающих ударов в потолок, издаваемых, видимо, концертно-звуковыми усилителями, не предназначенными для жилых помещений!
У лифта встречаю отца этого великовозрастного (19 лет!) мальчика. Папаша успокаивает:
– Я скажу Максиму, чтоб басы отрегулировал. Из-за басов такая слышимость.
– Да купите вы ему наушники, и пусть включает себе любую громкость.
– Не тот эффект…
Ну да, конечно, ему нужно, чтоб ВСЕ вокруг слышали, как он гремит и рокочет. И – восхищались. Или – лопались от негодования. Это же так забавно – быть для надоедливых соседей ночным кошмаром!..
А Максим между тем продолжал веселиться. У подъезда нашего дома я всё чаще видел толпившихся вокруг него долговязых юношей. Видимо, это была та «куча ребят», которую он нам обещал. Мы убедились в этом в январе, когда наш потолок вновь затрясся от грохочущих звуков. Но теперь к ним добавились топот, стук падающей мебели, затем – нечленораздельные вопли.
Набираю 02. Милицейский наряд приезжает быстро. Бравые молодцы в камуфляже, с автоматами вначале звонят в нашу квартиру. Вместе поднимаемся на 7-й этаж, жмём кнопку звонка. Музыкальный грохот стихает, но дверь не открывается. Милиционеры разводят руками: «Не пускают». – «А если там наркопритон? Или какая-то разборка со смертоубийством?» – «Взламывать двери? Только по решению суда».
И законопослушные стражи уехали. А музыка между тем продолжала грохотать с небольшими перерывами ТРОЕ СУТОК. Снова набираю 02. Опять приезжают бравые молодцы, на этот раз другие. Опять звонят в 45-ю. Тщетно! Музыка на какое-то время стихала, но дверь стражам порядка так и не открыли.
– Да вы напишите заявление в милицию, – советуют нам. – Участковый с ними разберётся.
...Те, кто не был в такой ситуации, вряд ли могут представить себе фантасмагоричность происходящего: стоит услышать первые, ноюще-скрипящие, а затем бьющие в потолок звуки, как тут же возникает ощущение, что в твою квартиру вползает гремящий металлической чешуёй ящер, которого не могут остановить ни замки, ни стены. Неприкосновенность твоего жилища нарушена! (См. в Уголовном кодексе РФ статью 139-ю!) Твоё право на личную жизнь попрано! Ты включаешь телевизор, но его звук поглощён грохотом, несущимся с потолка. Что бы ни пытался делать, ты опутан чужими, ворвавшимися в твою личную жизнь звуками, как паутиной, липкой и вязкой.
Освободил нашу квартиру от этого вторжения старший участковый ОВД «Сокольники» Алексей Алексеевич Бойко. После нашего заявления он возник, как доктор, с выражением пристального внимания на лице, подробно расспросил, записал, пообещав сделать «на этом этапе» всё возможное. Затем пригласил обоих Носковых в милицию.
Называлось это мероприятие «профилактической беседой». И – о чудо! – к нам вернулась врачующая тишина. Она длилась почти два месяца! (За что Алексею Алексеевичу отдельное спасибо.)

ОТ СУМЫ ДО ТЮРЬМЫ
А потом наш потолок стал снова «звучать». Вначале – негромко. Затем – набирая силу. И наконец разразился знакомыми ритмическими ударами – в самое основание люстры. В ночь с 23 на 24 марта апогей этого «концерта» пришёлся на 5 (пять!) часов утра. Звоню на 7-й этаж, в шумную квартиру и слышу благодушнейший голос папеньки Максима – они с сыном, видите ли, засиделись!.. «Да вы взгляните на часы! – сказал я. – Или вы хотите, чтобы я подал на вас в суд?» После этого вопроса папенька тут же опустил трубку.
Но прежде чем нести новое заявление (на этот раз самому начальнику ОВД «Сокольники» Сергею Ивановичу Абрамову), я позвонил в
шумную квартиру ещё раз. Днём. Снял трубку Максим, два месяца назад трусливо отрицавший в милиции свои «концерты», а нам, встретив нас у подъезда, обещавший «никогда больше не нарушать». Спрашиваю, как долго намеревается он терзать нас принудительными «концертами». И слышу в ответ издевательски-заносчивое (цитирую дословно):
– У меня нет ответа на данный вопрос.
Понимаете? Он уже не боится вызова в милицию.
Почему?
Ответ прост. Максим выяснил: наказание за всё его псевдомузыкальное свинство, обозначенное в кодексе Москвы об административных нарушениях (статья 3.13. Нарушение тишины и покоя граждан), равняется штрафу от 500 до 1 тысячи рублей. Всего-то! Неужто любимый папенька, купивший ему дорогостоящие концертно-музыкальные усилители, поскупится оплатить такой штраф?!
Да разве соответствует это наказание совершённому Максимом (причём – с особым цинизмом!) правонарушению? Так и кажется, будто законодатели больше беспокоились о благополучии аудиохулиганов, а не об их законопослушных жертвах, коим грохочущие децибелы наносят не только моральный, но – физический ущерб. Вот что об этом сказал главный санитарный врач Москвы Николай Филатов (21 января 2008 г. в «Российской газете»): только за последние 10 лет из-за лишних децибелов в Москве в 2–3 раза увеличился рост сердечно-сосудистых заболеваний и гипертонии. Излишне громкие звуки сокращают продолжительность жизни москвичей на 8–12 лет.
К тому же известно: по нормативам Санэпиднадзора ночью в квартире уровень шума не должен превышать 60 децибел, на этом уровне громкости ведётся спокойный разговор. А для больных и пожилых людей дискомфорт возникает уже при превышении 45 децибел (повышается артериальное давление, возникает риск инсульта и сердечных приступов). Так насколько же децибелов превысил эту норму Максим, когда его грохочущая псевдомузыка заглушала в нашей квартире даже включённый телевизор?
И почему откровенно хулиганские действия этого молодчика, к тому же совершённые с применением аудиотехнических средств, относят к административным правонарушениям? По моему мнению, господа-законодатели, это самая настоящая уголовщина! Причём – опасная для здоровья и жизни людей! А то, что Максим вкупе со своим благодушным папой не осознают себя потенциальными убийцами, то это не освобождает их обоих от ответственности за свои деяния.
Давайте внимательно прочтём в Уголовном кодексе РФ статью 213-ю. В ней говорится, что хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершённое с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (а ведь что такое концертно-музыкальные усилители, как не самое настоящее убийственно-опасное оружие в условиях обычной квартиры? – И.Г.), наказывается: обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от 1 года до 2 лет, либо лишением свободы до 5 лет; то же деяние, совершённое группой лиц по предварительному сговору (именно с группой лиц Максим совершил своё январское аудиохулиганство! – И.Г.)… тянет уже на срок до 7 лет.
Да знай он обо всех реальных последствиях своего аудиохулиганства, вряд ли, я думаю, захотел бы отведать тюремной баланды… Но здесь речь не только о нём. Я опросил многих, и оказалось: таких максимов немало. И возникла эта проблема из-за ошибочной правовой квалификации аудиохулиганства как административного правонарушения.

«ЕСЛИ БЫ ДМИТРИЕМ МЕДВЕДЕВЫМ БЫЛ Я…»
Была такая популярная рубрика в «Литгазете» прошлых лет, придуманная моим старшим коллегой Анатолием Рубиновым, – «Если бы директором был я». В последние годы эта рубрика появлялась время от времени на наших страницах в такой редакции – «Если бы президентом был я». Сейчас, мне кажется, её нужно персонифицировать. И я думаю, что недавно избранный президент России Дмитрий Анатольевич Медведев не обидится на эту мою попытку. Дело вот в чём: одно из главных утверждений, с которым он шёл на выборы, были слова о ПРАВОВОМ НИГИЛИЗМЕ, который мы непременно должны изжить. Мне, работающему в «ЛГ» уже 28-й год и издавшему по материалам своих публикаций три книги судебных очерков, это утверждение особенно близко.
Так вот «если бы Дмитрием Медведевым был я», я бы сразу после инаугурации дал поручение министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву и Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке изучить проблему правильной квалификации аудиохулиганства как уголовного преступления, во-первых. А во-вторых, обязал бы министра юстиции РФ Владимира Устинова изучить проблему правового просвещения в нашей стране начиная с детского сада, школы, вуза и т.д. Потому что (я убеждён!) в массовом сознании у нас сейчас случился опасный перекос, когда многим кажется, что ЖИТЬ ПО ЗАКОНУ НЕВЫГОДНО.
Драматизм этой ситуации состоит ещё и в том, что совершившие уголовно наказуемое деяние ВПЕРВЫЕ БЕРУТ В РУКИ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС, ЛИШЬ ОКАЗАВШИСЬ В СЛЕДСТВЕННОМ ИЗОЛЯТОРЕ.
Поэтому нам необходимо создать такую систему правового просвещения, которая охватывала бы все слои общества.

…Ведь если бы такая система работала, тот же Максим, мой 19-летний сосед по дому, понимал бы, что его действия не невинное озорство, а опасное для жизни людей, уголовно наказуемое деяние, способное в конечном итоге развернуть его жизнь в криминально-тюремную колею.

Игорь ГАМАЮНОВ

ПРИМЕЧАНИЕ «ЛГ»: 

Намереваясь продолжить эту тему в ближайших номерах, предлагаем читателям высказать своё мнение по электронному адресу gam@lgz.ru

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№16 (6168)(2008-04-16)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,7
Проголосовало: 41 чел.
12345
Комментарии:
16.04.2008 18:37:00 - Виталий Борисович Березин пишет:

Маргиналы всех окраин присоединяйтесь!

Блестящую (в некоторых местах) и очень живенько трепещуюся на ветру жизни тему нашел И. Н. Гамаюнов. Нет у нас в России темы более актуальной. Ох, нет! Теперь откликнутся на тему децибеллов маргиналы всех окраин нашего многострадального общества: писатели «Вишневого луча» (не путайте с «Вишневым садом»), журналисты, экономисты, исскуствоведы. Развезут тему на аршинные статьи. Ушки Вам закладывает Игорь Николаевич? Не спиться? А как же нам? В вашей квартире под названием «Литературная газета» дома с простым названием Русь, Вы вместе с двумя “хамами” В. Ермаковым («Синдром Фирса», «ЛГ» № 8) и Д. Орешкиным («Тина рабства. Интеллектуального», «ЛГ» № 9) завели басы тяжелого рока «русского рабства» с децибеллами на всю страну. Вы думаете, у нас ушки не закладывает? Вы думаете, от Ваших децибеллов голова у нормальных людей не трещит? Да, нечего на Максима пенять, когда …Я тоже набирал номер телефона, я тоже звонил. Я также пытался обращаться в милицию, но без успеха. И, конечно, было бы очень здорово, если бы каждый из Вас троих (наших соседей по русскому дому) «понимал бы, что его действия не невинное озорство, а опасное для жизни людей, уголовно наказуемое деяние, способное в конечном итоге развернуть его жизнь в криминально-тюремную колею».


Игорь ГАМАЮНОВ

 

 

 

 



Обозреватель отдела "Общество". Публицист. Прозаик. Окончил факультет журналистики МГУ в 1966 году, работал спецкором в газетах "Пионерская правда" и "Советская Россия", в журнале "Молодой коммунист". В "Литературной Газете" с 1980года – заведующий отделом права,  шеф-редактор отдела «Общество», обозреватель. .

С начала 70-х - в педагогической публицистике. В издательствах "Знание" и "Политиздат" вышли его книги "Сотворение характера", "Где твой дом, человек?", "Мир и себя открыть", "Легко ли быть папой". Последние две, вышедшие полумиллионным тиражом, отмечены дипломами на Всесоюзном конкурсе, попали в списки рекомендованной литературы для защиты кандидатских диссертаций.

В лучшие "литгазетовские" годы ( с 80-го по 90-й), когда тиражи "ЛГ" вырастали до 6 миллионов, вел дискуссии по кардинальным правовым проблемам, привлекая известных ученых- правоведов. А также все  три десятилетия работы в «ЛГ» публиковал собственные судебные очерки. Серия очерков о затеянной в Волгограде борьбе с помидорниками-частниками, чьи теплицы по решению обкома крушили тракторами местные начальники, закончилась уникальным для последних лет советской власти эпизодом: в январе 90-го волгоградцы с плакатами, цитирующими строчки из очерка И. Гамаюнова «Претендент», вышли на митинги, после которых 1-го секретаря Волгоградского обкома КПСС В.Калашникова отправили в отставку.

По очеркам И. Гамаюнова из Белоруссии («Метастазы», 1988, и «Человек на коленях», 1989) - о следователях, фальсифицировавших уголовные дела ради хорошей отчетности, и следователях-профессионалах, противостоявших этому, снят художественный фильм - "Место убийцы вакантно". Прототип главного героя этих очерков и фильма - следователь Николай Игнатович - стал депутатом 1-го в СССР парламента, членом комитета по расследованию злоупотреблений управленческой номенклатуры, а затем, в 90-х годах, Генеральным прокурором Белоруссии.

В серии очерков о тоталитарной секте так называемых «странников» И. Гамаюнов рассказал о том, как наша отечественная склонность к сотворению идолов привела два десятка человек - актеров, художников, вузовских преподавателей, студентов - к сектантскому образу жизни, к обожествлению создателей секты, толкнувших их в конечном итоге на преступление - убийство известного киноактера Талгата Нигматуллина. Очерки легли в основу книги "Странники", стали основой сенсационных телепередач.

Статьи и очерки последних лет И. Гамаюнова - это выступления по проблемам защиты прав человека. Не раз они становились поводом для пересмотра неправосудных решений, открывали двери тюрем для тех, кто был осужден ошибочно.

Почти все вышедшие книги И. Гамаюнова – продолжение его журналистских расследований : "Камни преткновения", изд-во "Советская Россия", 1988; "Странники" (история одного преступления), изд-во "Казахстан", 1990; документальная повесть "Испытание правдой" в сборнике "Именем закона", изд-во "Советский писатель", 1991; повести "Окольцованные смертью", изд-во "Эксмо", 1996; "Чужая вина", "Ночь в феврале" в серии "Криминальная Россия", изд-во "Олимп", 1996; "Ночной побег" и "Платановый шопот" в серии "Курортный детектив", 1996; "Капкан для властолюбца", изд-во "Гала-пресс", 2000 г.; «Однажды в России», изд-во «Молодая Гвардия», 2005г. ; «Мученики самообмана» (Истории недавних заблуждений), Москва, изд-во «В.А. Стелецкий», 2007г. - все они основаны на криминальных коллизиях последних лет. В 2009 году московское издательство АСТ выпустило книгу прозы И. Гамаюнова «Свободная ладья», содержащей рассказы, эссе и роман «Майгун», отрывки из которого публиковались в «Литературной газете».

В марте 2012 года в московском издательстве "В.А. Стрелецкий" вышла книга Игоря Гамаюнова "Жасминовый дым, роман в рассказах о превращениях любви", а в июне издательство МИК выпустило книгу очерков И. Гамаюнова «День в августе» -  о жизни   русской деревни начала 21 века.


Выпуски:
(за этот год)