(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Совместный проект Подмосковье

Книжные новости

Зарайская комета

Владимир Полянчев. Судьба ваятеля: Краеведческие очерки. / Под ред. академика Д.В. Сарабьянова. / Правительство Московской области. Зарайское историческое общество. – М.: Academia, 2008. – 424 с.: ил.

Любовно изданный фундаментальный труд искусствоведа и краеведа Владимира Полянчева, вышедший в рамках программы книгоиздания правительства Московской области, посвящён Анне Семёновне Голубкиной, одной из крупнейших фигур в русском искусстве ваяния, уроженке Зарайска. Анна Голубкина родилась в 1864 году в купеческой семье, выбившейся из крестьян. Земной путь великого скульптора завершился в 1927-м. Её жизнь, таким образом, вместила множество «минут роковых» и «окаянных дней» из истории нашего Отечества. Автор искусно ведёт читателя по этому лабиринту, высвечивая как общественные события, так и фигуры голубкинского окружения, и, конечно, события, составившие её личную жизнь. Широко известно участие Голубкиной в революционном движении. Гораздо менее известно то, что победившая революция восприняла Голубкину как классового врага, богачку и буржуйку, у которой вон ишь как статуй много…
В кровавом 1918-м не избежала она и чекистской тюрьмы. Видимо, попала она туда потому, что заявляла себя сторонницей левых эсеров. Одна из свидетельниц тех событий говорит на страницах книги: «Сколько времени провела в тюрьме Анна Семёновна, я сказать не могу, но позже, насколько мне известно, она решительно отошла от политики. И не случайно в послереволюционные годы появляются портреты Льва Толстого, Владимира Черткова, Вячеслава Иванова, но Голубкина не оставила нам ни одного портрета вождей – ни Ленина, ни Дзержинского…»
Книга снабжена прекрасным справочным аппаратом, да и сам основной текст построен так, чтобы малосведущий или молодой читатель мог получить многогранное представление о персонажах книги и об эпохе, в которой всё это происходило. «Судьба ваятеля» стала безусловной удачей книгоиздательской деятельности в нашей области, и можно только сожалеть, что сам автор немного не дожил до выхода своей прекрасной книги в свет.

Необратимость мысли

Виктор Гаврилин. Необратимость: Книга стихов. – Издательское содружество А. Богатых и Э. Ракитской, 2007. – 308 с.

Поэт из Солнечногорска Виктор Гаврилин не относится к числу «раскрученных» стихотворцев (хотя, заметим, немало «раскрученных» обладают куда меньшим талантом), но и к прозябающим в безвестности его не отнесёшь; вошёл он и в круг авторов «Дня поэзии – 2007». И всё же, как и у многих писателей, живущих в Подмосковье, его личные контакты с литературной средой затруднены, да и проблемы со здоровьем жизнь не облегчают. Вот почему так радует каждая публикация поэта. 

Сборник «Необратимость» можно назвать концентрированным, чувствуется жёсткость отбора. Излюбленный жанр Виктора Гаврилина – короткое лирико-философское стихотворение. Не стремится автор к структурному разнообразию, хотя техникой владеет хорошо, ему формальные ухищрения не важны, главное для него – мысль. 

Колесо рулетки – жизни круг заверчен.
Всюду тайно правит плутовство.
Стал уже давно я к миру недоверчив,
но не запер сердце для него. 

Одна из особенностей гаврилинской лирики – острое чувство утекающего времени, это чувство не может не иметь оттенка горечи, но в данном случае это мужественная, мужская горечь. 

Чем ближе мы к последнему порогу,
тем безотчётней и сильней
нас всё влечёт в обратную дорогу –
в края согретых нами дней.

Тайны «ограниченного контингента»

Владимир Кошелев. Штурм дворца Амина. Версия военного разведчика. / Предисловие Н.М. Шубы. – Люберцы: РОО «Союз писателей Подмосковья», 2007. – 536 с.: ил. – (Библиотека «Офицерского собрания»).

В центре повествования – государственный переворот в Афганистане, совершённый «ограниченным контингентом» Советской Армии 27 декабря 1979 года. Ввод войск был осуществлён по неоднократным и настоятельным просьбам афганского руководства, того же президента Амина, который чувствовал себя непрочно; у него были советские охранники, врачи и повара. Однако параллельно он замыслил отход от опоры на СССР и склонялся в сторону Запада. Тогда Политбюро ЦК КПСС приняло тайное решение устранить Амина и заменить его Бабраком Кармалем. Получилась невероятно запутанная ситуация: большинство советских военных и штатских лиц в Афганистане полагали, что их цель – помогать правительству Амина, и лишь небольшой отряд офицеров ГРУ и КГБ был посвящён в тайный план. Владимир Кошелев подробно излагает ход событий в те драматические дни. Естественно, автор не мог обойтись без обширного введения – истории советско-афганских отношений. Главное для автора – офицера, прошедшего Афганистан, – чисто военная сторона операции, профессионализм наших воинов. От политической публицистики он воздерживается, но приводит документы, которые показывают ужасающую догматичность мышления коммунистических лидеров. Правда, опирались они на рекомендации «знатоков Востока» и других «специалистов», уверявших, что афганский народ ждёт не дождётся «шурави», которые помогут ему разделить по справедливости землю и воду… 

Автор посвящает отдельную главу обзору литературы о советской операции в Афганистане, причём, кроме трудов политологов, разбирает и художественные произведения. И это представляется совершенно оправданным: ведь многие судят об исторических событиях, в частности об афганском походе Советской Армии, исключительно по беллетристике и кинофильмам. 

Книгу отличает максимально возможная объективность и научный подход к теме при высоком литературном уровне. Автор начинал свой армейский путь суворовцем, затем окончил высшее военно-политическое училище, Московскую юридическую академию, Российскую академию госслужбы при президенте РФ и Литературный институт (семинар Николая Старшинова). В настоящее время – заместитель главы города Юбилейного, Член Союза писателей России и Национального союза писателей Украины, а также Международной ассоциации писателей-баталистов и маринистов. Живёт в Ивантеевке. Издать книгу ему помог главный федеральный инспектор в Московской области Николай Шуба, сам участник боевых действий в Афганистане, а выпуск осуществил Союз писателей Подмосковья – набирающая силу региональная общественная организация.

Подготовил Федот СМУРОВ

 «Но вправлена вся жизнь моя в строку…»

Борис Лукин. Долгота времени: Стихотворения. Книга вторая. – М.: Нонпарел, 2008. – 80 с.: ил.

Поэзия Бориса Лукина очень непроста для восприятия. Сложность эта кроется в метафоричности и образном построении стиха. За последнее время вышло довольно много откликов на его поэтическое слово. Причём рецензии печатали издания самых разных политических направлений и эстетических пристрастий. На мой взгляд, это подтверждение того, что слово автора настоящее, «цепляющее за живое». Но, с другой стороны, эти отклики не раскрыли в полной мере сущности тех духовных поисков, что владеют автором. А ведь только в этой плоскости рассуждений можно воспринять то, что хочет автор сказать читателю. Сам Борис Лукин счёл нужным подчеркнуть свою воцерковлённость и то обстоятельство, что он счастлив в семье и живёт в селе, в Рузском районе. И мы не станем углубляться в разговоры о технике стихосложения, обнаружив в «Долготе времени» рифмы наподобие: сегодня – народе, соловей – ответ и т.д. 

Нет, поэтический мир Лукина «не техничен», не от «искусства», а чувственен, истинен. И именно благодаря внешним «нескладностям» автор достиг удивительного единения в ощущениях со своим читателем. Конечно, в ряде стихов поэт находит сильные образы («Уходит время в память, в холода / как дальняя гроза, теряя силы»), но мне как читателю это не очень и важно. Для меня гораздо важнее чувства любви – к женщине, к детям, к близким и родным, к друзьям. Потому что эти ощущения, так густо наполнившие страницы книги, мне близки и понятны. Потаёнными путями эти переживания поэта проникают в дальние уголки и моей души, моего сердца, превращая меня в сопереживателя и сострадателя. Я этого не хочу, этому сопротивляюсь, но устоять не волен. Не в моих это силах. И потому, когда на страницах книги Борису Лукину одиноко – это мне одиноко. Когда его терзают сомнения – это меня терзают сомнения. И это у меня вместе с ним «жизнь бесшабашная – торбой заплечной». 

Известно, что умрём…
И страшен звук пустой
над этой суетой,
стремящейся пожрать
всё сущее под солнцем,
когда бы не мечта,
что миром правит Бог.
…И оттого сей ад
Ломает так и корчит. 

Так как же нам одним словом оценить сборник «Долгота времени»? Я бы назвал его откровением. Да, оценка опять оказалась не оригинальной. Но только ею мы и можем защитить открытое для нас сердце поэта. Осторожно и с любовью прикасайтесь к нему. Оно ранимо и беззащитно. Оно живое и доверчиво бьётся в ваших ладонях, когда держите вы в них раскрытую книгу Бориса Лукина. 

Валерий СДОБНЯКОВ
 

Статья опубликована :

№18 (6170)(2008-04-30)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4.0
Проголосовало: 1 чел.
12345
Комментарии:

__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов