(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Искусство

Бакалавр – это звучит гордо

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Словосочетание «Болонский процесс», некогда звучащее для подавляющего числа россиян сродни выражению «китайская грамота», с недавних пор прочно укрепилось в числе важнейших среди живо волнующих наше общество тем. Речь идёт – если кто ещё не знает – об усиленно лоббируемой рядом наших высокопоставленных чиновников от образования идее реформы отечественной высшей школы по западноевропейскому образцу. Причём, как это исстари у нас заведено, всё более укрепляется мнение решить всё одним решительным росчерком пера (или взмахом меча), не обращая внимания на собственные давние традиции, на специфику отдельных форм и категорий учебного процесса. Существует, к примеру, такая вещь, как высшее художественное образование, «благоустройство» которого по «болонскому» образцу представляется в лучшем случае спорным. Именно об этом идёт речь в статье. Её автор – один из самых известных российских сценаристов, заведующий кафедрой драматургии кино во ВГИКе.

И загадочно, добавил бы я. Эта загадочность висела над Россией, как облако, с 1993 года и никак не проливалась животворным дождём. Тогда наша страна поспешно присоединилась к Болонской конвенции, по которой все выпускники высших учебных заведений должны иметь дипломы двух видов – или бакалавра (4 года обучения), или магистра (6 лет обучения). Но в 90-х много было других забот: дефолт, инфляция и политическая эпилепсия сковывали бюрократическую инициативу и позволили нашим вузам готовить выпускников, как они делали предыдущие десятилетия, то есть студент учился в основном знакомые пять лет и получал диплом «специалиста». Но слово дали, конвенцию подписали, и лёгкое облако над головой стало превращаться в наши дни в грозную тучу – вот-вот все станут бакалаврами и магистрами и Россия наконец-то сделается в Европе и по всему миру «своей»...
Впервые со сладким словом «бакалавр» автор этих строк столкнулся в Америке весной 1991 года. Тогда ещё горбачёвский Советский Союз выбросил на побережье Калифорнии мощный постмодернистский десант сродни сегодняшнему спецназу: были здесь художники, поэты, прозаики, актёры, музыканты и просто весёлые люди, которые затеяли в Сан-Франциско художественный фестиваль с целью показать американцам, что наша богема не лыком шита. Я выступал там с Игорем Иртеньевым, Иваном Ждановым и покойной Ниной Искренко как поэт. Мы «работали» в перерывах между перформансами художников, которые поступили проще нас: разделись перед американцами до нижнего белья и под горячие аплодисменты публики разгуливали по сцене, обмениваясь короткими репликами...
Так вот, по причине бедности принимающей стороны (а нас принимали в Америке те же самые нищие авангардисты) мы были помещены вместо гостиницы в частные дома. Мне вообще повезло – я попал в просторный особняк, где хозяйками были три молодые симпатичные феминистки: две из них являлись бакалаврами, одна – магистром. И все были безработными. Тогда же я и услыхал гордое и сладкое имя «бакалавр», подумав про себя, что бакалавр этот не уберёг моих девушек от безработицы и полной ненужности обществу. Мы проводили время в углублённых интеллектуальных дискуссиях, и в итоге, согласившись с хозяйками, что феминизм все-таки лучше, чем беспредельный мачизм, я улетел обратно в Россию, постаравшись отправить все эти впечатления в подсознание, так как тогдашняя жизнь в нашем славном отечестве не располагала к какому-либо расслаблению.
Но славное отечество наше всё-таки оправилось, встало на ноги, и с неба на головы уцелевшего в реформах профессорско-преподавательского состава вот-вот посыплются молнии: бакалавры и магистры сделаются реальностью, кажется, уже с будущего года.
Я в этом вопросе не равнодушный и не посторонний, так как уже пятнадцать лет возглавляю кафедру кинодраматургии во ВГИКе и чувствую, что трачу время зря. Все эти долгие годы я со своими коллегами, похоже, валял дурака: готовил стране никому не нужных пятилетних «специалистов». Например, Дмитрия Соболева, который написал сценарий к фильму «Остров». Ведь если бы Соболев был магистром или, на худой конец, бакалавром, то сценарий был бы намного лучше, разве не так? Или другой пример – наш недавний выпускник Денис Родимин, автор сценария культового «Бумера». (То, что фильм этот культовый, я понял в прошлом году во Владимирской области, когда в сельский магазин села Отяевка завезли двухлитровые бутылки пива того же названия. Я хотел купить «Бумера» Лакинского пивзавода и подарить его Денису, но при себе не было денег. А когда пришёл в магазин на следующий день, то пиво уже разобрали.) Так вот, если бы Родимин имел диплом магистра, то фильм мог бы стать не просто культовым, а сверхкультовым, или я чего-то не понимаю? А «9-я рота» Фёдора Бондарчука, ещё одного выпускника нашего вуза?.. Она была бы точно 10-й или 11-й, если бы автор осилил хотя бы бакалавра.
А взять вашего покорного слугу. Лет шесть назад жюри Каннского кинофестиваля под председательством Дэвида Кронненберга подарило мне Пальмовую ветвь за сценарий к фильму «Молох» Александра Сокурова. Знал бы опытный Кронненберг, что я не магистр, и не видать мне престижной премии. А Сокурова с тем, что он даже не бакалавр, вообще не пустили бы на самый престижный в мире кинофестиваль. И вообще никуда не пустили бы. Делал бы он «Бандитский Петербург», а я писал бы сценарии к «Кривому зеркалу».
Но если более серьёзно, то от сценаристов требуется хорошо писать, от актёров – хорошо играть, от операторов – хорошо снимать, только и всего. Все эти качества пытается дать (и небезуспешно) ныне действующая высшая школа.
Знакомый пятилетний цикл обучения студенчества достался нам в наследство от Советской власти. Я, в связи со своим возрастом, не застал её «людоедский период», но зато захватил «вегетарианский», то есть последние тридцать с лишним лет существования СССР. И могу засвидетельствовать: отечественная система высшего образования, как и медицина, была вполне осмысленной и явно не самой худшей в мире. Доказательство тому – десятки тысяч эмигрантов с высшим образованием, которые разбрелись по разным странам в эпоху перестройки и нашли там, в разных странах, вполне востребованное существование. Не скажу про технические вузы, но вузам художественным, например таким, как ВГИК, ГИТИС или Литинститут, система бакалавров и магистров не даёт ничего и кажется значительно смешнее, чем мои горестные строки.
Взять, например, чудное намерение государства финансировать магистратуру на 15–20 процентов. Что это значит? А значит это, по-видимому, то, что магистр сам должен оплачивать собственное шестилетнее обучение. А подозрительно быстрое освоение бакалавром институтской программы свидетельствует, по-видимому, о том, что ему, бакалавру, вообще будет не нужна полноценная защита диплома.
Всё это даже имело бы какой-то смысл, если бы в артистической среде ценилось не художественное или коммерческое качество представленной продукции, а то, что Михалков – магистр, а Бергман – всего лишь бакалавр… Но не хочет эта проклятая художественная среда глядеть на бирки дипломов, она вообще, кстати, в дипломы не заглядывает. Я за 27 лет профессиональной сценарной кинодеятельности не предъявлял ни одной студии своего красного диплома отличника. Диплом важен лишь как свидетельство полученных профессиональных знаний, не более. На работодателя, который покупает (или не покупает) ваш сценарий, он, диплом, не оказывает никакого влияния. И не окажет в обозримом будущем.
Так для чего же всё это придумано? Наивный вопрос. Во-первых, чиновники должны «работать», оправдывая свой высокий социальный статус, должны опускать на нас, грешных, какие-нибудь бумаги, а мы под эти бумаги – кроить и перекраивать учебные планы, наперёд зная всю бессмысленность и даже пагубность подобной свистопляски. И второе... Более печальное. Нам всё кажется, что, назовись мы бакалаврами, и «золотой миллиард» примет нас в свою семью с распростёртыми объятиями. Могу успокоить: нет, не примет. У «золотого миллиарда» другие планы, и его не проведёшь на мякине. Средняя школа в 90-х у нас развалена окончательно в основном из-за унизительно низкой системы оплаты труда педагогов. Высшая школа ещё как-то держится, но тоже во многом на иссякающем энтузиазме профессорско-преподавательского состава.
Думаю, что затеянная реформа требует солидных финансовых средств. И они, эти средства, в очередной раз идут не на зарплату педагогов и мастеров, а уходят в бумаги и циркуляры, распоряжения и приказы, имитирующие серьёзную работу. Как сказал один современный сатирик, «а не надо было трогать», будет только хуже. Эти слова можно приложить ко многим «новациям», вышедшим из нашего бюрократического аппарата. Впрочем, мы люди законопослушные. Прикажут стать бакалаврами – станем как один. Важно надувая щёки и делая вид, что образование в стране поднялось на новый качественный уровень. Однако, если бы министром был я (существовала раньше рубрика со сходным названием в «Литературке»), я бы не стал огород городить. А прежде всего сделал бы мощные финансовые вливания в начальную и среднюю школу. Чтобы работающие там чувствовали себя полноценными людьми, чтобы можно было пригласить в качестве педагогов талантливых молодых людей. И чтобы абитуриент, пришедший в институт на вступительный экзамен, не встал бы в тупик от невинного вопроса преподавателя: «А в каком году была война 1812 года?..» 

Юрий АРАБОВ

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№22-23 (6123) (30-05-2007)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,3
Проголосовало: 11 чел.
12345
Комментарии:

Юрий АРАБОВ


Выпуски:
(за этот год)