(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Литература

Кому мат – родной?

КОМПЕТЕНТНО

Валерий ДАНИЛЕНКО, ИРКУТСК

Актуальным проблемам языка современной литературы был посвящён круглый стол «Нецензурная словесность» («ЛГ», № 32, 2008). В обсуждении тогда приняли участие писатели и литературоведы, книгораспространители и издатели, представители правительства Москвы. Сегодня мы предлагаем читателям взгляд на поднятые вопросы профессора Иркутского государственного лингвистического университета, заведующего кафедрой общего и классического языкознания.

В русском языке, как и в других языках, имеется богатый выбор для цензурной брани. Мы можем оскорблять друг друга как словами, употребляемыми в прямом смысле (подлец, сволочь, мерзавец и т.д.), так и с помощью метафор и метонимий (идиот, кретин, шизофреник и т.п., когда речь идёт о здоровом собеседнике). Скверных, оскорбительных, уничижительных слов, которые возникают в нашем озлобленном сознании благодаря его способности находить сходства (в этом случае мы используем метафоры) или устанавливать те или отношения (в этом случае мы используем метонимию) между людьми и другими явлениями, намного больше, чем аналогичных слов, употребляемых в прямом смысле. Примерам несть числа. Так, мужчины оскверняют женщин с помощью таких метафор, как швабра, подстилка, змея (подколодная), обезьяна, свинья, тёлка, корова, собака, сука и т.д. Некоторые из этих метафор перепадают и нашему брату, но для него имеются и особые метафоры (заяц, медведь, волк (более внушительный вариант – волчара), баран, козёл, кобель и т.п.). Но цензурного сквернословия людям мало. В их распоряжении имеется ещё и нецензурное сквернословие – матерщина. 

Матерное слово (мат) есть не что иное, как нецензурное обозначение довольно ограниченного числа органов тела и всего того, что связано с их функционированием. Речь идёт о тех органах тела, которые составляют, как говорил М.М. Бахтин, «телесный низ». У него есть задняя часть и передняя. Матерные обозначения задней части уже давно гуляют по нашему телевидению, а вот до матов, обозначающих органы его передней части, слава богу, пока дело не дошло. Зато в художественных произведениях некоторых самых «раскованных» авторов и они получили права гражданства (у Э. Лимонова, В. Ерофеева, В. Пелевина и др.). Матерная лексика может употребляться как в прямом значении, так и в переносном. Нетрудно, однако, заметить, что чаще она используется в переносном смысле. С чем мы имеем дело – с метафорой или метонимией, когда человека обзывают матом, обозначающим мужской или женский половой орган? С синекдохой, которая является одной из разновидностей метонимии. В этом случае часть обозначает целое.
 
Каковы источники матерщины? В работе «Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии» Борис Андреевич Успенский связывал происхождение матерной фразеологии с язычеством. «Поскольку те или иные представители нечистой силы генетически восходят к языческим богам, – писал Б.А. Успенский, – можно предположить, что матерная ругань восходит к языческим молитвам или заговорам, заклинаниям; с наибольшей вероятностью следует видеть в матерщине именно языческое заклинание, заклятие» (Успенский Б.А. Избранные труды. Т. 2: Язык и культура. – М., 1994. – С. 62). 

Но матерщина живёт и процветает до сих пор. В чём феномен матерщины? Почему она так живуча? Ответ напрашивается сам собой: она обладает богатейшими эмоционально-экспрессивными возможностями. Опираясь на довольно ограниченное число производящих слов, она использует эти возможности в довольно большом числе производных слов. Словообразовательные гнёзда, в основе которых лежит тот или иной мат, отличаются завидной широтой. Кроме того, матерщина полифункциональна. Смею предположить, что у неё всего пять основных функций. 

Первая функция у матерщины может быть обозначена как словесно-паразитическая (или «смазочная»). Подобно тому как многие люди не могут обходиться в своей речи без таких слов-паразитов, как значит, ну, типа, как бы, это самое и т.п., в качестве «смазки» для своих ржавеющих мозгов, производящих речь, используют матерщину. 

Вторая функция у матерной лексики может быть названа генерализирующей (от слова генерализация, что значит обобщение). Недостаточный лексический запас многие люди компенсируют использованием матов. Возьмём, например, слово хреновина. Оно является мягким синонимом к более жёсткому мату, который начинается с того же звука. С помощью этого слова можно обозначить что угодно – любую субстанцию. Генерализационная широта у этого слова, как и у других матов, под стать философской терминологии. Скажем, термин субстанция применим к любому предмету, но ведь любой предмет может быть назван и хреновиной. Подобным образом обстоит дело и с другими матами. Слово, которым нецензурно обозначают половой акт, например, тоже в переносном смысле может обозначать самые разные виды деятельности. 

Третья функция у матерщины может быть названа компенсационной (оздоровительной). Её суть состоит в снятии эмоционального напряжения, которое может быть вызвано самыми разными причинами (обида, унижение, болезнь и т.п.). Неслучайно психотерапевты прибегают к снятию стресса, провоцируя больных на нецензурную брань. 

Четвёртая функция у матерщины может быть названа социально-объединительной. В далёкие времена эта функция объединяла людей социальных («подлых») низов, но с некоторых пор она стала, так сказать, надклассовой. Она объединяет людей самых разных классов – не только представителей рабоче-крестьянской массы, но и представителей буржуазии. Захватывает она и чрезвычайно широкие круги нашей интеллигенции. Привлекательность матерной лексики в этой функции состоит в том, что она выступает как средство, позволяющее сблизиться друг с другом самым разным людям. Очевидно, с помощью этой функции подростки внедряются в мир взрослых, а также и в мир своих сверстников. С её помощью они социализируются. 

Пятая функция у матерной лексики является противоположностью предшествующей. Если предшествующая объединяет людей, то данная функция, напротив, их разобщает. Её можно назвать социально-разъединительной, или бранной. В этой функции она позволяет людям дистанцироваться друг от друга, заявлять о своей независимости от кого-либо. Именно эту функцию имел в виду Владимир Даль в своём словаре. Он определял матерщину как «похабную, непристойно мерзкую брань». 

Среди перечисленных функций матерной лексики самой отвратительной является последняя – бранная. Она бросает свет и на другие её функции, которые сами по себе тоже вызывают активное и справедливое осуждение со стороны тонких и воспитанных людей. Их не может не возмущать её лавинное распространение в обществе. Они справедливо воспринимают её как свидетельство нашей культурной деградации. 

Полифункциональная природа матерщины – вот источник её живучести. Но отсюда не следует, что с нею бороться бесполезно. Правда, и борцы с нею должны по меньшей мере знать русский литературный язык. Хочется в связи с этим привести такой пример. Один из представителей молодёжного отделения «Единой России» (оно называется «Молодая гвардия») призывает юных путинцев к решительной борьбе с матерными словами следующим образом: «Молодогвардеец! Искореняй нецензурные словечки из лексикона своего! Береги русский язык, как десницу ока своего!» (цитата с сайта www.molgvardia.kirov.ru) «Десница ока» – это сильно.

Виктор Астафьев. Царь-рыба: повествование в рассказах. – Иркутск: Издатель Сапронов, 2007. – 360 с. – Художник Сергей Элоян.

Сергей ЭЛОЯН родился в 1958 году в Нижнем Тагиле. Окончил Иркутское училище искусств, Красноярский государственный художественный институт. Заслуженный художник России. Выставлялся в Москве, Берлине, Сеуле, Париже, Штутгарте. Выполнил ряд дизайнерских проектов, среди которых Дворец культуры в городе Байкальске, Музей связи в Иркутске, Усть-Ордынский музей ремёсел. Много занимается книжной графикой. Плодотворно сотрудничает с иркутским издателем Геннадием Сапроновым, оформляя книги Виктора Астафьева, Валентина Распутина, Валентина Курбатова и других авторов.

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№37 (6189)(2008-09-17)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,8
Проголосовало: 6 чел.
12345
Комментарии:
20.09.2008 15:33:15 - Виталий Викторович Веселовский пишет:

Прекрасная статья! Хорошо бы этим и закончить обсуждение.

Право, мат - не предмет для дискуссий. Здоровым человеческим обществом давно выработаны нормы и правила поведения. Мат исключён из нормы общения, как и хождение голым, совокупление в общественных местах. Можно в конкретных исторических условиях обсуждать или осуждать длину юбок, насколько ниже пупка проходит линия приличия, прилично ли взять спутницу за ручку или, упаси бог, поцеловать на людях, но срамные места даже обезьяны прикрыли, как только хвост отвалился. Есть ли соответствующие законы, нет ли их - разве в этом дело. Законы митрофанушки швидко принимают. Или будем пользоваться принципом, когда-то на заре девяностых провозглашённым для новой России комсомольцем Шумейко: Что не запрещено - то можно! К чему это привело, сейчас пустой ложкой расхлёбываем.

18.09.2008 09:21:55 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

НЕЦЕНЗУРНАЯ СЛОВЕСНОСТЬ? НЕТ! ПОХАБЩИНА!

Ещё раз хочется отметить, что попытки некоторых представителей "культурной интеллигенции" типа швыдких внедрить в сознание людей понятие, что мат - часть культуры, является не более, чем старательное подталкивание человека не к прогрессу, а назад, поближе к состоянию дикого животного.


Валерий ДАНИЛЕНКО


Выпуски:
(за этот год)