(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Московский вестник

Культура на вес золота

СЛОВО – ДЕПУТАТУ МОСГОРДУМЫ

Депутат Мосгордумы Инна СВЯТЕНКО – о рекламных суррогатах и подлинных сокровищах центра столицы

Наша справка:
Инна Святенко, депутат Московской городской думы. Родилась в 1967 г. Окончила Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова и Московский институт конверсии военных кадров при Московском государственном университете экономики, статистики и информатики. Кандидат технических наук. Подполковник Вооружённых сил. Преподавала в Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского. Награждена медалями «В память 850-летия Москвы», «За укрепление боевого содружества», «За отличие в военной службе» III степени.

Перед избранием в Московскую городскую думу работала консультантом аппарата Комитета Государственной Думы Федерального Собрания РФ по регламенту и организации работы Государственной Думы.

Депутат Московской городской думы третьего (2001–2005 гг.) созыва по избирательному округу № 3 (районы Замоскворечье, Таганский, Печатники, Южнопортовый). Вновь избрана депутатом МГД по избирательному округу № 1 (ЦАО) 4 декабря 2005 года.

Член фракции «Единая Россия». Председатель Комиссии МГД по безопасности, заместитель председателя Комиссии по здравоохранению и охране общественного здоровья. Член комиссий по государственному строительству и местному самоуправлению, по организации работы Мосгордумы.

Наш разговор с Инной Юрьевной состоялся вскоре после открытия библиотеки им. Трифонова на 4-й Тверской-Ямской, в котором она принимала участие. Поэтому основной темой беседы стала культурная жизнь горожан. 

– На мой взгляд, открытие библиотеки – это событие замечательное, особенно если учесть адрес. Самый центр города, земля «золотая» – и всё-таки библиотека, а не бизнес-центр или очередной бутик! 

– Мы пытаемся сохранить библиотеки, небольшие музеи, музеи-квартиры, особенно в центре, иначе мы лишим Москву её колорита. В прошлом году открыли библиотеку им. Фурцевой на Фрунзенской набережной, в старом сталинском доме. Семья Фурцевой предоставила материалы, личные вещи. Когда-то давно в этом помещении был красный уголок, потом мини-библиотека. Когда началась перестройка, некоторое время помещение было закрыто. Теперь же это место встреч, клуб единомышленников для жителей соседних домов, ведь общение – это крайне важная составляющая нашей жизни. Никакие интернет-коммуникации его не заменят. Наоборот, чем активнее развиваются компьютерные технологии, тем чаще хочется взять в руки книгу. 

В позапрошлом году мы открыли библиотеку в доме-музее А. Лосева на Арбате, напротив театра им. Вахтангова. Вдова Алексея Фёдоровича А. Тахо-Годи передала городу несколько тысяч томов, принадлежавших философу. Именно тогда и решили отдать помещение не под кафе или магазин ювелирных изделий, которых вокруг и так в избытке, а библиотеке. Благодаря возможностям современного дизайна залы получились очень уютными, располагающими к тому, чтобы просто посидеть, полистать книгу, журнал. Думаю, что для жителей это хороший подарок. 

– Средства на изысканный ремонт выделяет столичное правительство? 

– Да, такова политика города. Конечно, было бы выгоднее эти площади сдавать в аренду, а не заниматься ремонтом и дизайном. Но, на мой взгляд, именно так и надо распоряжаться городским бюджетом. Это ведь помощь тем, у кого нет домашней библиотеки. Прошли те времена, когда «образованность» была в моде. Сейчас много книг выбрасывают, и хорошо, что есть местные маленькие библиотеки, готовые принять подержанные книги. Конечно, их приводят в порядок, они проходят дезинфекцию, и город оплачивает эти дорогостоящие процедуры. 

Библиотеки превращаются в интеллектуальные центры, получают доступ к интернету. Это ценно для тех, кто не имеет возможности оплачивать интернет. А если в библиотеке поставить кофейный аппарат, то можно и с чашкой кофе посидеть, полистать книгу – уж точно лучше, чем по улицам слоняться или на диване лежать. 

– Кстати, по статистике в странах Европы, где интернет есть в каждом доме, посещаемость публичных библиотек не уменьшается, ведь это «выход в свет», который дисциплинирует, заставляет встать с того же дивана… 

– В управлении культуры ЦАО собран уникальный коллектив, это те люди, которые радеют за дело, поэтому удаётся многое. Есть такие большие библиотеки, как «Тургеневка», имени Добролюбова, «Некрасовка», библиотека Русского зарубежья, с огромными фондами. Это целая индустрия со своими уникальными архивами, электронными версиями, каталогами. А в маленькие библиотеки читатель может буквально в тапочках спуститься почитать книгу, в чём тоже есть своя прелесть. И я рада, что наше управление так активно общается с потомками, с наследниками писателей и учёных, поддерживает инициативы их родственников. 

– Скажите, а часто ли родственники известных людей хотят открыть музеи-квартиры? Обращаются ли они к правительству с такими предложениями? 

– Такое бывает, но редко. Ведь это же квартира – в ней можно жить, её можно продать. И вообще это трудоёмкий процесс. Родственники обращаются сначала в окружное управление культуры, и если есть возможность дальнейшего развития идеи, то город помогает. Такие квартиры оформлены в Доме на набережной, а в высотном доме на Котельнической недавно открылся музей-квартира Галины Улановой. 

– Понятно, что сохранять всё – это сложно, затратно. И здания в том числе. Но в последнее время город стал заметно бережнее относиться к такому наследию… 

– Создан специальный Комитет по культурному наследию, который наблюдает за тем, что происходит со зданиями, как сохраняются фасады. К тому же сейчас идёт большая кампания по удалению рекламы с фасадов, несмотря на то, что она приносит огромные деньги в бюджет. В какой-то момент мы поняли, что скоро не увидим исторических зданий, их закроют биллборды, растяжки… Рядом с врубелевскими фресками можно увидеть голый торс… А у правительства есть планы превратить Москву в туристический центр. Дума приняла решение вывести из центральной части города рекламу, которая загораживает памятники архитектуры, мешает их восприятию. Поэтому договоры о размещении такой рекламы, действие которых заканчивается, уже не продлевают. В центре Москвы останется только социальная и городская реклама. 

– А кто отвечает за содержание всех этих плакатов? Несколько лет назад были жаркие дебаты по поводу неприличных картинок на биллбордах. Кажется, какие-то запреты ввели, но содержание что-то не очень «поумнело». 

– За содержание отвечает Комитет по рекламе. Но мы к вопросу коверкания русского языка обязательно вернёмся. В уличной рекламе зачастую используется сленг, некоторые слоги заменяют цифрами, как в эсэмэсках. Идёт трансформация языка. Это неверно. Мы должны, так же как и всё культурное наследие, сохранить наш красивый и правильный русский язык. И я думаю, мы на законодательном уровне в ближайшее время будем обсуждать вопрос о введении норм по использованию языка в Кодекс об административных правонарушениях. 

– А за ненормативную лексику в СМИ будут кого-то наказывать? 

– Такая лексика совершенно неприемлема. Это суррогатная культура, которая не красит человека. Язык конюшни. В некоторых изданиях ставят многозначительные отточия после первой буквы вместо неприличных слов, но это не выход. Должен быть принят законодательный запрет на любое использование ненормативной лексики везде: и в СМИ, и в общественных местах. 

Но одних законов мало. Культуру нужно прививать и в школах, и через СМИ. А что сейчас происходит? К сожалению, порой и сами педагоги позволяют себе использовать сленг в разговоре с учениками. Ещё хуже СМИ: если положить рядом два издания – например, ваше, где выверено каждое слово, вычитана каждая фраза, и «жёлтую прессу» – разве там используется такой же язык? Сложноподчинённые предложения, запятые, причастные обороты – зачем они им? А молодёжные журналы – их вообще надо читать с переводчиком! Депутаты подавали иски в суд на целый ряд молодёжных изданий, чтобы закрыть их. К сожалению, в исках было отказано, так как федеральному закону о СМИ ситуация не противоречит. 

– Инна Юрьевна, спасибо за добрые слова в адрес нашего издания. И приятно слышать, что Мосгордума встаёт на защиту языка. Уже очень многие жалеют, что нет никакой цензуры, особенно на телевидении. 

– Если говорить о телевидении – здесь ситуация не лучше. Дума уже несколько раз подавала иски против программы «Дом-2», которая, как мы считаем, вообще не имеет права на существование. Мало того, что она не несёт смысловой нагрузки, она души калечит. После этой передачи у зрителей случались суициды, и среди участников тоже. 

– По-моему, им всем после участия в «проекте» нужна помощь психолога. Однако устроители говорят, что не понимают, какие могут быть претензии к передаче, ведь она учит только хорошему… Странное представление о хорошем. 

– На мой взгляд, это очень серьёзный вопрос, даже, я бы сказала, вопрос национальной безопасности, поскольку передача просто калечит души тех, кто её смотрит. Это вопрос общественного здоровья, духовного здоровья нации. И если бы нас поддержали другие регионы, позиция наша стала бы сильнее. 

– А этот суд тоже закончился ничем? 

– Судебные разбирательства продолжаются до сих пор. Ответчики подают встречные иски, требуя компенсации «морального ущерба». Был иск нашей коллеги против Ксении Собчак за использование ненормативной лексики, был встречный иск телеведущей и т.д. Но наши иски становятся пиаром для ответчиков, чего не хотелось бы. Поэтому тема из публичной перешла в закрытую фазу, мы свою деятельность не афишируем. 

– Говоря о нашем телевидении, невольно задаёшься вопросом: ну почему в городах Европы, где СМИ уже давно дана свобода, нет ничего похожего на наш разгул похабщины, жестокости и глупости? На экране – ни убийств, ни мата, ни секса, всё благопристойно. 

– Они это всё пережили значительно раньше. И им просто повезло: тогда телевидение ещё не было столь распространённым. На ошибках одного поколения, которое как раз и породило хиппи с их «свободным» образом жизни, бродяжничеством, все научились и успокоились. Потом и правительства этих стран поняли, что надо вводить жёсткий контроль передач – когда какие можно показывать. 

– Как бы нам-то перенять такую практику? 

– А мы к этому тоже идём, пусть и медленно. И придём, куда нам деваться? Вспомните, как ещё несколько лет назад с утра до вечера показывали рекламу пива: даже в детских передачах, чуть ли не школьники пиво распивали на экране. Сейчас запрещено изображение людей в рекламе алкоголя – только одни бутылки и только в вечерние часы. 

– Ну, это во многом личная заслуга нашего главного санитарного врача Геннадия Григорьевича Онищенко. Сколько он за это сражался! 

– И правильно делал. Честь ему и хвала, что он смог это пробить, ведь противостояло ему влиятельное лобби. Так что подвижки есть. Думаю, будут приняты ограничения и по содержанию программ. Например, если с самого утра, в полдевятого, показывают постельные сцены – это что, способствует лучшей работоспособности? Учитывая, что большинство наших школьников завтракает под телевизор, то насыщаются они с утра совсем не тем… Конечно, утро – не лучшее время для таких программ, и это всё будет законодательно устанавливаться. Другое дело, что начнутся препирательства на тему: «а что такое эротика?». 

Или ликбезы в разных сериалах: как украсть, чтобы не обнаружили, как обмануть, как происходят преступления. Иногда бывает так, что сам и не догадался бы, а вот телевизор посмотрел – и получил наглядное пособие. Такие вещи тоже надо как-то пресекать на законодательном уровне. 

– В какой форме? 

– Это будет чётко прописано в законодательстве, так же, как было с рекламой алкоголя. И уже сами телевизионщики будут это отслеживать, потому как в противном случае им грозит суд и огромные штрафы. Смотрите, как жёстко отслеживается во всех ток-шоу, чтобы не произносились бренды компаний, поскольку это всё прописано в законе о рекламе. 

– Вернёмся к делам городским. Правда, что Мосгордума пытается ввести запрет на проведение мероприятий на Васильевском спуске? 

– Я возглавляю общественный совет при префекте ЦАО. Это общественная организация, которая работает в ЦАО уже в течение четырёх лет. В совет входят многие известные люди, которые либо живут, либо работают здесь: Юрий Соломин, Надежда Бабкина, Леонид Рошаль, ректоры многих вузов – это некий пул единомышленников, которые пытаются что-то изменить, чтобы было лучше и интереснее жить. Мы видим болевые точки с разных ракурсов, что помогает вырабатывать более правильные решения. 

Общественный совет неоднократно заявлял, что проводить различного рода мероприятия на Васильевском спуске нельзя. Многим москвичам эти мероприятия не нравятся. И мне кажется, например, кощунственным, когда возле Лобного места проходят бега девушек на шпильках. В чём их смысл? Кто первым упадёт? И почему их надо проводить непременно на Красной площади? 

– Но ведь на каждое мероприятие получают разрешение – его можно не давать. 

– Дело в том, что территория Красной площади не принадлежит городу, имеет федеральное подчинение. Но согласование с мэром всё равно требуется. Помните же, не был разрешён гей-парад по Тверской. 

– Да, Юрий Михайлович сказал, что парад устраивают только победители… А концерты классической музыки на Красной площади проводить разрешат? 

– Это не наши полномочия. Хотя мы писали обращение, потому что и ко мне как депутату, и к префекту ЦАО Сергею Байдакову поступает много жалоб от москвичей. На их взгляд, располагать шатры и петь песни около Лобного места неправильно. Есть же и другие площадки. К тому же жителей города раздражает, что из-за таких праздников перекрывают движение в центре. Большая нагрузка ложится и на ГИБДД – одних претензий сколько приходится выслушивать! 

– Да, у автомобилистов много жалоб. А пешеходы хотели бы видеть центр без автомобилей. Старый Арбат, Кузнецкий мост, Камергерский – таких улиц пока немного. Станет ли их больше? 

– Совсем закрывать центр для проезда нельзя. Но в концепции развития центра заложен целый ряд улиц, которые станут пешеходной зоной. Например, маршрут: Болотная площадь, мост через реку, Лаврушинский переулок, Толмачёвский… Или от Храма Христа Спасителя через пешеходный мост к Якиманке. 

– Немного для такого большого города. И вообще для кого Москва – для машин или для людей? 

– Если обратиться к цифрам, а в нашем городе зарегистрировано уже 4 млн машин, то можно сделать вывод, что народ у нас больше любит ездить, чем ходить. И даже непопулярные меры (подорожание бензина, самих машин), которые бьют по карману, наших автолюбителей не останавливают. 

Беседу вела Ольга МАТВЕЕВА

Статья опубликована :

№41 (6193)(2008-10-08)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 1 чел.
12345
Комментарии:

Ольга МАТВЕЕВА


Выпуски:
(за этот год)