(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Новейшая история

Не смертный грех?

ПОЛИТПРОСВЕТ

Продажа индульгенцийСовет по противодействию коррупции во главе с президентом уже одобрил первую очередь законопроектов и внёс их в Государственную Думу. Борьба с этим тяжелейшим недугом, которым страдало и страдает российское общество из века в век, должна стать национальной программой – по размаху, по серьёзности отношения, неустанности прилагаемых усилий. 

Власти откровенно признают, что истинные масштабы этого зла точно определить невозможно. Они оцениваются лишь на уровне социологических исследований и экспертных мнений. Коррупция проникла повсюду и фактически стала неотъемлемым элементом повседневной жизни. Как на бытовом уровне, так и в экономике. Большинство россиян даже не воспринимают коррупцию как криминальное, уголовно наказуемое явление. 

С великим сожалением можно отметить, что и среди нашего так называемого экспертного и медийного сообщества почему-то стало модным и общепринятым говорить о коррупции и попытках справиться с ней в насмешливо-ироническом, а то и вовсе балаганно-парадоксальном тоне. Обществу предлагаются весьма смелые, а порой и экзотические взгляды на тяжелейшую проблему. 

Уместны ли в нынешней ситуации такая игривость мысли и лёгкость тона? Поддерживают они усилия государственные и общественные усилия или только сеют сомнения в их серьёзности и перспективах? 

Как относиться к таким неординарным рецептам, один из которых принадлежит известному политологу Александру Дугину? Давайте думать вместе.
 

Александр ДУГИН

РЕЛИГИОЗНО-НРАВСТВЕННАЯ ПРОБЛЕМА
Одним из принципиальных пунктов президентства Дмитрия Медведева была обозначена борьба с коррупцией. Это задумано и как самостоятельное направление, и как необходимый элемент реализации курса на модернизацию экономики – очевидно, что коррупция препятствует модернизации. 

Сама решимость Медведева бороться с коррупцией и беспроигрышна с точки зрения привлечения симпатии граждан, и морально оправданна. Поэтому даже сам факт ведения антикоррупционной кампании следует расценить положительно. Наше общество пронизано коррупцией сверху донизу, и признание этого фактического положения дел ненормальным со стороны первого лица в государстве уже устанавливает определённую нравственную шкалу, напоминает о базовых принципах морали, которых сегодня так не хватает. 

Однако именно тотальность коррупции и не позволяет всерьёз взяться за борьбу с ней. Более того, любая антикоррупционная кампания на практике только породит новые циклы коррупции – изменятся формы откатов, конкуренты не преминут воспользоваться случаем для устранения друг друга, и всё быстро придёт к восстановлению коррупционного баланса. Когда коррупция тотальна, борьба с ней становится просто разновидностью новых коррупционных схем. 

Однако признавать это нормой ещё хуже, чем заниматься заведомо безнадёжным делом. Антикоррупционная кампания Медведева, таким образом, носит нравственно-духовный, почти религиозный характер: миру, погрязшему в пороке, первое лицо в государстве напоминает, что это нехорошо, что порок есть порок, а не норма и тем более не святость.

«Коррупция» («corruptio») на латыни означает «распад», «гниение», «разложение», «разрыв органических связей». Этот термин прилагается к процессу гниения трупов – они разлагаются, «коррумпируются». Так, теневые схемы, распилы, откаты и хищения разлагают органические связи хозяйства, нормальное функционирование экономики и вертикали власти – на каждом уровне любое начинание превращается в «тему» (то есть в процесс хищения, незаконных поборов, получения взяток и распил бюджета). Хозяйство гниёт. Но и гниение есть своеобразная жизненная среда – она притягивает хищников, пожирающих падаль, даёт жизнь червям, бактериям, насекомым, питает и удобряет, в конце концов, почву. Наше общество прекрасно адаптировалось к коррупционным процессам, научилось жить в состоянии разложения. Тем более массовая культура сегодня как никогда способствует этому – низкопробный юмор, дегенеративные сериалы и узколобые развлечения составляют основу информационной среды – особенно в пространстве телевидения. Это своего рода «телекоррупция», на которой процветают извращенцы и лгуны, нарциссические эгоисты и хищные акулы шоу-бизнеса. 

Слово «индульгенция» происходит от латинского indulgentia (милость, снисходительность). Индульгенция представляла собой папскую грамоту об отпущении грехов как прошлых, так и настоящих, и будущих. Можно было даже выкупить грехи своих умерших близких. Беззастенчивая торговля индульгенциями в Средние века приобрела такой масштаб, что вызвала бурные протесты людей, привела к дискредитации католической церкви, восстаниям и Реформации.

Бороться с коррупцией – значит пойти против течения, лишить огромную массу уродливых, но агрессивных и прожорливых существ их среды обитания. Это потребует революционных мер, введения настоящей «комиссарской диктатуры», или по-русски «опричнины». И при этом не факт, что творцы очередной «великой чистки» тут же не займутся тем же самым, чем привычно занимались те, кому суждено пасть от их рук. 

Одним словом, и то хорошо, что чёрное называется чёрным и морально осуждается. За одно это можно благодарить Медведева.

ЕВРАЗИЙЦЫ И АТЛАНТИСТЫ
Что же делать в такой ситуации, если всё обстоит настолько печально? Нет ли способов хоть как-то изменить такое положение дел? 

Выход есть. Он состоит в том, чтобы подойти к феномену коррупции дифференцированно, рационально и даже несколько цинично. Если с коррупцией нельзя бороться фронтально, а некоррумпированного сегмента в обществе просто нет, то надо разделить коррупционное пространство на две части и противопоставить их друг другу – поддержав на первых порах одну из форм против другой. 

Это на практике отчасти и происходит, но мало кто открыто обсуждает эти процессы.
Критерии систематизации коррупционных моделей могут быть разными – по отраслевому, этническому, региональному признакам, по уровню циркулирующих в коррупционных схемах средств. Мы же предлагаем геополитический критерий как наиболее оперативный, обобщающий и сам собой напрашивающийся. 

Итак, все виды коррупции можно разделить на две части – коррупция патриотическая и коррупция компрадорская. Или иначе «коррупция евразийская» и «коррупция атлантистская». В эти критерии можно включить и этнические, и региональные, и отраслевые моменты и внести поправки на масштаб и размах средств. 

Евразийской (патриотической коррупцией) являются такие виды коррупции, которые: 

– не наносят прямого ущерба национальной безопасности России; 

– сосредотачивают накопленные коррупционными путями средства на территории России, инвестируют их в экономику стран, находящихся в союзных с Россией отношениях или представляющих для России стратегический интерес; 

– не ставят самих коррупционеров в зависимость от врагов России; 

– не пытаются легитимизировать сами себя путём политического лоббирования и легальными способами превратиться в социальные нормативы. 
Атлантистской (компрадорской – от испанского слова «comprador», «покупатель») коррупцией является такая, которая: 

– наносит прямой ущерб национальным интересам России; 

– сосредотачивает средства, полученные преступным путём, за пределами России в офшорах и странах, геополитически враждебных России; 

– ставит сознательно или бессознательно коррупционеров в зависимость от правительств и спецслужб иностранных держав; 

– стремится создать и привести к власти лоббистские структуры – союзы, НПО, политические партии, которые легитимизировали бы позиции атлантистских коррупционеров в обществе, придали бы им легальный характер.

Продолжая метафору борьбы с коррупцией как религиозного предприятия, можно сказать, что евразийские виды коррупции являются грехом, но не смертным, не претендующим на норму, не пытающимся свергнуть добродетель. 

При этом надо ясно отдавать себе отчёт: такая коррупция может включать в себя весь набор аморальных и предосудительных способов. То есть оттого, что коррупция является евразийской, она не становится приемлемой. 

Но в данном случае такая классификация основана на геополитическом, а не на моральном принципе. 

Абсолютно чёткой грани между патриотической и компрадорской коррупцией провести, конечно, невозможно. Но эти два полюса в российском обществе начиная с 90-х годов различаются вполне отчётливо. 

Феномен олигархии, сложившейся в 90-е вокруг Ельцина и его семьи, представляет собой образец атлантистской коррупции. Политическая и экономическая элита, которая создалась в тот период, строго отвечает всем критериям атлантизма. Её представители были типичными компрадорами – они перепродавали приватизированное народное достояние внешним силам, хранили сбережения в странах Запада, куда перемещали и свои семьи, активно пытались интегрироваться в западную элиту. Ими полностью контролировались экспертное сообщество и политтехнологи, кадры в администрацию президента рекрутировались под их контролем и в их интересах. 

Патриотическая коррупция стала выявляться как самостоятельное явление при Путине. И получила обобщённое название «силовики». Это были люди, пришедшие во власть из спецслужб и не участвовавшие на первых ролях в общенациональной приватизации в 90-е. Их патриотизм определялся не столько их устоявшимися убеждениями, сколько психологическим типом – по профессиональным мотивам они испытывали недоверие к Западу и США, старались припрятать приобретённое по-русски, по-домашнему. Им было гораздо труднее интегрироваться в западную элиту и найти общий язык с западными политиками, бизнесменами и интеллектуалами. А к представителям западных спецслужб, открыто орудовавшим в среде реформаторов, они и вовсе относились с недоверием – ведь многие из них находились в действующем резерве. Конечно, в этой среде ушедших в «большую коррупцию» на стыке власти и бизнеса было немало предателей. Но в целом стиль патриотической коррупции даёт о себе знать в этот период вполне однозначно. 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОДТЕКСТ
Если учесть такую двойственность коррупции, как явления, можно понять, какое значение в само понятие «коррупция» вкладывают те или иные политические силы в современной России.
Так, либеральная оппозиция неустанно «обвиняет власть в коррупции». 

Эта оппозиция идеологически является атлантистской и поэтому причисляет к коррупции только те случаи (реальные или мнимые – в информационной войне это не имеет большого значения), когда речь идёт о евразийской коррупции. Если рейдерами являются силовики, то это «обыкновенная коррупция». Но если объектом юридического или уголовного преследования становятся атлантисты, пусть сколотившие своё достояние самыми криминальными средствами, то речь идёт о «переделе собственности» и об атаке «криминальной власти» на «честных частных предпринимателей». 

Власть и силовики отвечают тем же. В первую очередь преследованиям подверглись именно те из атлантистов, кто более всего настаивал на своих политических требованиях, открыто лоббировал западные интересы и пытался прорваться к политической власти напрямую. 

Одним словом, деление коррупционного пространства на «евразийское» и «атлантистское» – не только наша методологическая гипотеза, но давно освоенный участниками политических дискуссий и полемик приём. Патриотические коррупционеры хотели бы отождествления с коррупционерами только коррупционеров-атлантистов. Сами атлантисты, не замечая брёвен в собственном глазу, ничтоже сумняшеся реабилитируют мошенников и шпионов и хотят возложить всю вину на коррупционеров-силовиков.

КАКАЯ СЕГОДНЯ ХУЖЕ?
Кроме пустых, но сладких слов про борьбу с коррупцией вообще, которые заведомо никуда не приведут, государство должно сделать геополитический выбор. Если оно всерьёз намерено что-то изменить в этой области – хотя это чрезвычайно опасно, – у него есть два сценария: оно может встать на сторону одного типа коррупции, чтобы нанести серьёзный удар по другому. Потом можно будет подумать и о наведении порядка в более строгом смысле. А там, глядишь, кто-то осознает и покается. 

Но начинать надо именно с выбора меньшего из двух зол.
Тем более после рокового августа 2008-го и нападения Саакашвили на Цхинвал. Отношения с Западом резко обострились, и ситуация отныне будет накаляться и далее. Это неизбежно, так как Россия, введя войска в Грузию и признав затем независимость Южной Осетии и Абхазии, нанесла серьёзный символический удар по американской гегемонии, а значит, по всей архитектуре атлантистского миропорядка. 

Если перенести это обстоятельство с внешнеполитического уровня на внутриполитический, можно теоретически предположить, что в такой ситуации вести борьбу с коррупцией можно, уже только опираясь на евразийских коррупционеров против коррупционеров атлантистских. В условиях жёсткой конфронтации с США и Западом в целом нельзя не понимать, что атлантистская коррупция ослабляет национальную безопасность государства, а евразийская коррупция в этом отношении как минимум нейтральна. 

В нынешней ситуации, когда надо выстоять, это может стать решающим аргументом.
Если такой выбор будет сделан, то надо особо учитывать фактор качественного превращения коррупции из патриотической в компрадорскую при сосредоточивании слишком большого количества награбленных средств в одних руках – даже если эти руки русские и патриотические.
Разумнее дать возможность расчленить наворованные империи атлантистов многим русским патриотам (новым «экономическим опричникам»), разделив их на небольшие опричные паи (постолигархические ваучеры), чтобы не было проблем с тем, где прятать излишки. Пусть всё идёт в Россию – в дома, сады, поля, леса, кубышки, в национальную экономику. И каждый пусть платит ядерный налог (светлый и несветлый) на подводные лодки, баллистические ракеты, стратегические бомбардировщики, атомоходы и крейсера. Лучше сделать общую систему безопасности страны, где все богатства будут защищать доблестные военные, чем наплодить тысячи частных армий. 

А там, возможно, придёт время уже на полном серьёзе и со всей ответственностью заявить, что красть, лгать и убивать – это великий грех. Но это будет потом.

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№43 (6195)(2008-10-22)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3.2
Проголосовало: 18 чел.
12345
Комментарии:
23.10.2008 12:37:49 - Дмитрий Владимирович Беликов пишет:

Старый рецепт и неудачное название.

Удивительно знакомый рецепт. Это Сталин сначала в союзе с "правыми" (кулаками и нэпманами) разобрался с "атлантистами" - Троцким и Зиновьевым, бредившими мировой революцией и считавшими Россию лишь фитилём к европейскому пороховому погребу, затем руками "хозяйственников" разобрался с "правыми", потом руками "новых партийцев" со "старыми большевиками" - хозяйственниками и военными. После войны пришлось разбираться с окрепшей новой военной элитой. И, поскольку каждая новая волна элиты вьезжала в квартиры предыдущих "коррупционеров", занимала их посты и госдачи, то механизм коррупции одних за счет других был детально отработан. Нетрудно заметить, что в этой системе так и не пришло время "сказать на полном серьёзе, что красть, лгать и убивать - это великий грех". Грехом всегда назывались лишь действия представителей предыдущей волны коррупционеров. Когда же "источник волн" иссяк, последняя волна начала превращаться в затхлое коррупционное болото. Ну а конечный результат всем нам известен. Мы хотим опять наступить на те же грабли?;) И второе: - государственная власть не решает религиозных и религиозно-нравственных проблем (не должна решать и не способна решить). Сие есть задача совершенно другого уровня и даже другой инстанции.:) "Царство моё не от мира сего". Проблема Добра и проблема Блага - суть совершенно различные, разносущностные проблемы. Решение одной не влечет автоматическое решение другой, т.е. не является условием достаточным, хотя и необходимым. Можно солгать во Благо и даже украсть во Благо, но в "царствии Моём" это всё равно останется грехом. В России вот уже три с половиной века ощущается острая нехватка этой самой "независимой инстанции", которая могла бы разговаривать с кесарями "на равных", не позволяя смешивать Добро и Благо, отстаивая именно моральные (религиозные) категории Добра и Зла, не ставя их в зависимость от практического блага. Власти, для победы над коррупцией нобходимо иметь возможность опираться на Абсолютные ценности, но беда в том, что сама власть не в состоянии их создать (возродить) и распространить в обществе. Понятно кто этим должен заниматься, причем всегда и не откладывая на потом. Власть только может этому способствовать. Помните свои корни, тов. Дугин. Со старообрядческим приветом.:)

23.10.2008 05:00:25 - Сергей Иванович Иванов пишет:

Не смертный грех?

Статья не столько подлая, как дурацкая - перл параноидного патриотизма... Патриотическая коррупция - это додуматься надо! Да ладно... Уважаемый Дугин - а у вас есть полная уверенность в евразийстве русского (славянско-русского) народа? Не пора ли признать, что славяне были и будут "пятой колонной" в евразийстве - и ни за что не откажутся от своего европейского родства? Вы посмотрите в истории - как только воцаряется правитель-атлантист - народ просто впадает в атлантический экстаз! Петр Великий - императрицы - Ленин-Троцкий - Хрущев - Горбачев-Ельцин... Чем привлекателен атлантизм (кроме прямого родства)? Это доступ к высшим достижениям КОСМОПОЛИТИЧЕСКОЙ культуры и науки - свобода нравов - эстетизм и визуальность жизни. И все это в противовес затхлой восточной духовности - где вообще все запрещено... Вы Дугин признайтесь уж честно, что ваш идеал это Иран и Саудовская Аравия - и спросите - многим ли в России нужна такая жизнь? Уверен, что уж женщины-то вам не дадут здесь установить евразийскую духовность в качестве государственного идеала... Да насколько мне известно - в личной жизни вы Дугин и сами-то скорее атлантист - это на работе только корчите из себя муллу... А народ между тем притих - явный признак ожидания свежего ветра с Атлантики...

22.10.2008 10:56:51 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

НЕ СМЕРТНЫЙ ГРЕХ?

Очень ПОДЛАЯ статья, господин Дугин! Получается, что можно разделить коррупцию на патриотическую и непатриотическую. Когда Ленин, Дзержинский, Сталин РЕАЛЬНО боролись с коррупцией, записные "демократы" дружно начали называть их кровавыми палачами. Лукашенко в Белоруссии добился заметных положительных результатов в борьбе с коррупцией, - чуть ли не все "демократические" СМИ начали дружно обзывать его диктатором. Вы уж определитесь, чего вы хотите - искоренить коррупцию или узаконить её, отмыть чёрного кобеля?


Александр ДУГИН


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов