(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Совместный проект ЛАД

Душа меж добром и злом

ЮБИЛЕЙ

1 ноября известному белорусскому писателю Вячеславу АДАМЧИКУ исполнилось бы 75 лет

По всем канонам прежней литературной иерархии он мог бы иметь звание народного писателя. Если не за свою новеллистику (что даже на исходе эпохи крупных литературных форм было почти невозможным), то за роман «Чужая вотчина».

Говорят, у него был непростой характер, которым он «сам себе навредил». Что же, видимо, «сами себе навредили» и Михась Стрельцов, и Владимир Короткевич, кого сегодня, впрочем, как и при их жизни, в Беларуси читают и вспоминают куда чаще и охотнее, чем многих отмеченных званиями и премиями. Непростой характер – привилегия авторов самодостаточных, которые знают настоящую цену своему творчеству. Но за это и страдают. И нередко бывают очень одинокими. Таким был и Вячеслав Адамчик. Это одиночество особенно заметно в его дневниках, где он – если иметь в виду литературу и литературный процесс – уютнее всего чувствовал себя в компании Достоевского, Бунина или древних китайских писателей, прозу которых называл «серебряно-прозрачной».

Свои первые шаги в литературе он делал в качестве поэта ещё в школьные годы. «Что подтолкнуло меня написать своё первое произведение? Оглядываясь далеко назад, на свое нелёгкое, а теперь кажется, овеянное красой детство, могу сказать – чувство ритма и звука слова, его музыки, – как-то признавался писатель. – Помню, как замирала и возвышалась душа от первых стихов Богдановича, которые прочитал в учебнике. А потом к этому прибавилась поэзия Мицкевича (несколько его стихотворений знала наизусть мать), польский и белорусский фольклор, незабываемая книжка Янки Купалы, что лежала на столе у хлопцев-сирот, как Библия под иконами. А потом, конечно, исподтишка появилось и первое желание написать стихотворение, как написал Якуб Колас в двенадцать лет… Писал втихаря, только для самого себя. А потом уже – и твёрдое желание, и жажда напечататься».

Желание было таким большим, что он пешком носил свои первые поэтические опыты в дятловскую районную газету, которая находилась в пятнадцати километрах от его родной деревни. Будучи студентом Белорусского государственного университета, стал писать прозу. Именно она и принесла ему заслуженную славу: за короткое время он вошел в число самых ярких и самобытных белорусских новеллистов. А потом появились романы «Чужая вотчина», «Год нулевой», «И скажет тот, кто родится», «Голос крови брата твоего», составившие его знаменитую тетралогию о жизни западнобелорусской деревни от довоенного периода, когда она находилась под Польшей, до того времени, когда она оказалась под немецкой оккупацией.

В. Адамчик не терпел в литературе фальши и безответственного отношения к слову. Как-то он назвал две «самые ясные» звезды на «невысоком небе» белорусской литературы: Купалу и Богдановича. Это была очень высокая планка, и у него вызывали иронию, а то и раздражение те, кто не то что не пытался «взять» её, а просто «проходил» под ней с видом гения. Какое место Адамчик отводил себе в писательском сообществе? Об этом в его дневниках нет ни слова: на их страницах не встретишь ни самопринижения, ни самовосхваления. Может, лишь самоудовлетворённость, но ту, которую чувствует крестьянин, настоящий хозяин, любящий труд, работающий от темна до темна, о каких говорят в деревнях: «душится». Но забери у него эту работу – и пропадает смысл жизни. «Чужая вотчина», – вспоминал писатель, – рождалась в голодные студенческие годы, но я вынужден был отступиться, чтобы проверить себя, и начал с рассказов, поставив перед собой немного злую цель: «Если из ста своих рассказов напечатаю один – буду писать!» Можно перечитать любое его произведение, чтобы убедиться: всю свою жизнь он «проверял себя», поэтому и нет у него проходных вещей.

Свежие, оригинальные образы он не придумывал – он сквозь них смотрел на этот мир. Хотя, конечно же, не они главное в его прозе, а то, что сам писатель когда-то определил для себя в качестве первейшей и – добавим – наисложнейшей задачи: «В книгах хочу показать трагизм человеческой души, очарованность души и её слом, столкновение между добром и злом, порывы человеческого сердца и его неволю». Не в этой ли фразе и ключ к разгадке и пониманию его творческой судьбы, его души?

Он чувствовал свою ответственность перед литературой и перед историей. И большие надежды возлагал на молодых, раскрепощённых в своих литературных опытах, на их поиск и пристальное внимание к новейшей всемирной литературе. При всех оговорках, думается, его надежды на молодых, а точнее на новейшую белорусскую литературу, сбываются. Верить в это помогает её теперешняя многоликость, многожанровость, попытки заявить о себе в самых разных направлениях. Когда-то о подобном можно было только мечтать. Сегодня она может позволить себе поиск, эксперимент, даже игру. Поскольку крепок не только фундамент, на котором она держится, но и сам сруб храма, имя которому – литература. Величественного, благодаря и таким личностям, как Вячеслав Адамчик.

 

Алесь БАДАК

 

Статья опубликована :

№44 (6196)(2008-10-29)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Алесь БАДАК


Выпуски:
(за этот год)