(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Совместный проект ЛАД

«Власть и вольность в руках с именем»

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Жигимонт III Ваза420 лет назад в Вильне был издан свод законов, на протяжении двух с половиной веков действовавший на территории Беларуси, Литвы и Украины, – Статут Великого княжества Литовского 1588. Это было одно из самых совершенных законодательств Европы, стоявшее в одном ряду с законами Хаммурапи, Ману, Двенадцати таблиц, кодексом Юстиниана, Русской Правдой и другими. Руководили изданием канцлер Великого княжества Литовского Евстафий Волович и подканцлер Лев Сапега. Утверждён он был привилеем короля Жигимонта III Вазы.

В Баркулабовской летописи под 1588 годом сообщается: «Взято на кролевство Полское кролевича шведскаго Жикгимонта Третего, а короновано у Кракове на Вознесение Христово. Того ж часу и тело кроля Стефана поховано… Теперь же за держаня кроля пана нашего Жикгимонта Третего явилася промеж панами великая немилость, показалося отщепенство и великое гонение у святой вере на церкви Христовы, а наболей на веру кафолическую, на веру хрестиянскую; оставивши голову Христа спасителя нашего, показуют и становят на то местце старшим головою Петра и насветшего папежа. Были войны разные великие з Ыкгимилем волоским, з кролем шведским, з козаками запорозкими…. Также у збожью неурожай, голоды великие, поветрие, моры, лета непогодные незрожайные, праве на всё недобро и неспоро было стало».

С точки зрения летописца это был во всех отношениях неудачный год. О том, что 28 января 1588 года король Жигимонт III своим привилеем утвердил Статут Великого княжества Литовского, ни в одной из белорусско-литовских летописей не говорилось.

Между тем общественно-политическая ситуация в Великом княжестве Литовском в конце XVI века серьёзно обострилась. После смерти 12 декабря 1586 года в Гродно короля Стефана Батория встал вопрос о выборах нового короля. На трон претендовали австрийский эрцгерцог Максимилиан, московский царь Фёдор Иоаннович и представитель династии Ягеллонов по женской линии Жигимонт Ваза. Причём если за Максимилиана и Жигимонта Вазу ратовали поляки, то кандидатуру Фёдора Иоанновича поддерживала белорусская и литовская знать. И это было вполне понятно: подавляющее большинство граждан Великого княжества Литовского, включая элиту, исповедовали православие. Зимой 1587 года в Вильню прибыло московское посольство во главе с боярином Ржевским, которое привезло царские грамоты к белорусским магнатам с просьбой избрать Фёдора Иоанновича монархом Речи Посполитой. Передавая грамоты, Ржевский, в частности, сказал: «Только выберите себе в государи нашего царя, будьте под его царской рукой, а всем правьте сами в Короне Польской и Великом княжестве по своим правам».

Это был шанс для Великого княжества Литовского получить фактическую самостоятельность.
Но, как написано в летописи, «сентебря 20 дня: пана Кишку послали послы по кролевича шведского Жикгимонта Третего». 31 октября 1587 года подканцлер Лев Сапега, трокский воевода Ян Глебович и священник Бенедикт Война подписали «Протест» против объявления польскими магнатами Замойскими королём Жигимонта Вазы, однако этот шаг ни к чему не привёл.

Вот в этих непростых условиях была закончена работа над Статутом Великого княжества Литовского.
Статут 1588 года был сформирован на основе местного обычного права, нормативных актов государственных органов и в результате синтеза правовых систем Беларуси, Украины и Литвы. Законодательными источниками для разработки Статута послужили Судебник 1468 года, Статуты Великого княжества Литовского 1529 и 1566 годов, сеймовые постановления, великокняжеские привилеи, постановления поветовых сеймиков. Повлияли на него и нормы церковного (русско-византийского и римско-католического) права.

Статут 1588 года отражал характерные для переходного периода от средневековья к новому времени принципы: ограничение власти государя, раздел правомочий, в результате которого законодательная власть закреплялась за сеймом, исполнительная – за великим князем и радой, судебная – за судами. Вопреки средневековому церковному космополитизму сохранялся государственный суверенитет. Единство права устанавливалось для всего государства и всех полноправных людей в зависимости от социальных групп населения. Объявлялся приоритет писаного права.
Например, в двенадцатом артикуле третьего раздела было сказано: «Также мы, государь, обещаем и клянёмся… что в этом государстве Великом княжестве Литовском и во всех землях, ему принадлежащих, достойностей духовных и светских, замков, имений, земель, староств, держаний, врядов земских и придворных, имений во владение или в управление и кормление и в вечность никаким чужеземцам и заграничникам, ни соседям этого государства не должны давать».

А в первом артикуле четвёртого раздела Статута говорилось: «А писарь земский должен по-русски буквами и словами русскими все документы, выписки и позвы писати, а не иным языком и словами».

Конечно, признание разных льгот и привилегий для господствующих сословий и отдельных групп феодалов подрывало общий принцип единства права. Но основные прин­ципы кодекса законов, такие, как презумпция невиновности, государственный и национально-культурный суверенитет, религиозная толерантность и другие, были очень прогрессивными для того времени.

Летом 1588 года Лев Сапега на свои средства напечатал Статут 1588 в виленской типографии братьев Мамоничей. Издание украшали портрет Жигимонта III Вазы, изображение герба Льва Сапеги и панегирик к нему белорусского поэта Андрея Рымши. Сам Лев Сапега написал к книге предисловие, в котором, в частности, говорил: «И правильно за правду имеем… что под властью королей их милости и великих князей, панов наших, ту власть и вольность в руках своих имеем, а права сами себе создаём, как наиболее можем вольность свою во всём оберегаем. Ибо не только сосед и совместный наш житель в отечестве, но и сам государь пан наш никакого верховенства над нами употреблять не может, единственно столько, сколько ему право допускает. Поэтому имеем такое сокровище в руках наших, которое никакой суммой переплачено быть не может».

Это действительно так: переоценить значение Статута было нельзя. И канцлер Евстафий Волович, при котором он готовился к печати, и виленский воевода Криштоф Николай Радзивилл, при котором он был издан, и Лев Сапега, возглавлявший Статутовую комиссию, прекрасно понимали его значение для потомков.
В панегирике гербу Льва Сапеги поэт Андрей Рымша написал:

Но те, в ком благородство
обрело оселость,
Где есть рассудок,
трезвый ум и смелость,
А в их домах прекраснейший уклад
И множество заслуженных наград, –
Они в небытие бесследно не уйдут,
Что ими начато – потомки доведут.

Известный политический деятель Речи Посполитой Г. Коллонтай на сейме 1791 года сказал о Статуте: «Я говорю о той книге, о которой нельзя вспомнить без великого восхищения… Статут даёт уважение человеческому уму… составлен так умно, особенно в отношении видов наказания, что его можно считать самой совершенной книгой законов во всей Европе».

Может быть, Статут 1588 года был лебединой песней государственности Великого княжества Литовского. Ибо после принятия Брестской унии 1596 года, признававшей верховность власти Папы Римского в Великом княжестве Литовском, эта государственность начала стремительно угасать. Магнаты и крупные помещики Великого княжества Литовского стали повсеместно переходить в католичество. Протест православных масс населения против насильственного ополячивания привёл к кровопролитным войнам 1648–1654 годов, в результате чего сначала украинские земли, а затем и белорусские отошли к России. В середине XVII – начале XVIII веков территория Великого княжества Литовского стала ареной длительных и жестоких войн, сопровождавшихся голодом и эпидемиями. Население страны сократилось почти вдвое, большинство городов и местечек были разрушены и сожжены.

Однако и после третьего раздела Польши в 1795 году Статут действовал на территории Беларуси и Литвы вплоть до 1840 года.

«Правом судите, сыны человеческие», – говорилось в одном из эпиграфов к Статуту. Во многом этот свод законов соответствовал библейскому призыву.

Алесь КОЖЕДУБ

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№44 (6196)(2008-10-29)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Алесь Константинович КОЖЕДУБ


Выпуски:
(за этот год)