(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Московский вестник

Свет «оттуда»

СТИХИ МОСКОВСКИХ ПОЭТОВ

Сергей СОКОЛКИН

*  *  *
Галине Гагариной

Что такое любовь через тысячу лет?!
Я отвечу тебе, – это я…
Пусть стекает слеза на холодный паркет
и в ответ шелестят тополя.

Пусть столетья, как пули, влетают в мой кров.
Ты сильнее, ты чище меня.
Даже пусть ты уйдёшь от меня, но любовь –
это я,
всё равно это я.

Твой силуэт
Твой силуэт в дверном проёме
и солнце, бьющее в глаза мне, –
последнее, что память помнит,
опомнившись в мешке из камня…

Он отпечатался – как чудо,
как на простой доске – апостол,
как свет, явившийся «оттуда»,
жизнь разделив на «до» и «после».

Я шёл к тебе сквозь все запреты –
на голос за стальною клеткой,
навстречу явленному свету,
но видел только силуэт твой.

Ты, уводя меня от края,
во тьме промозглой полыхала.
Влюблялся каждый день в тебя я,
горела ты, но не сгорала…

Пятнадцать лет прошло бесследно,
грусть подступившая понятна…
Смотреть на солнце долго – вредно…
Ослепнешь.
Хоть и там есть пятна.
*  *  *
На губах, овдовев, отцвели поцелуи,
как застывшие бабочки, канули в прах.
И святится в слезе,
на ресницах танцуя,
твоё долгое имя на звонких ногах.

Остальное лишь тлеет и в памяти тонет.
И глаза наливаются небом седым.
Лишь, за воздух хватаясь,
упрямо ладони
вспоминают родное и близкое им.

И я слышу твой голос в тюремном оконце,
сбережённый, как ржавого хлеба ломоть.
И сквозь щели в душе незнакомое солнце
наполняет печалью притихшую плоть.

И становится странно легко,
                      и немая
песнь о волюшке с губ отлетает, как дым.
И друг к другу мы рвёмся,
судьбу принимая,
всё как есть понимаем
и в стену глядим.

«Русский Икар» И.С. Глазунова
Не бывает тягостней минуты…
Падая в глухую высоту,
полный восхищения и смуты,
прикасаюсь к тёплому холсту,

где художник кистию упорной,
в сотый раз познав величья миг,
затирает в небе рукотворном
проступивший выщербленный лик.

И ложатся краски оголтело.
И над миром горбится гроза.
И встают
живущие вне тела
очень самостийные глаза.

И тебя находят среди многих,
сея в душу первобытный страх.
Так, старея,
умирают боги,
воскресая в русских мужиках.

*  *  *
Грустью я обижен и растрачен –
на тебя,
на жизнь,
на белый свет.
Я растрачен и переиначен,
бьёт в глаза холодный белый свет.

Это там,
где небо было вольно
под крестом могучего орла,
там, где песня-сказка, вспыхнув болью,
по оврагам-кочкам понесла.

Там, где был я верен и уверен
в крепости заветного кольца.
Сердца жар был волчьей страстью мерян
в злых зрачках любимого лица.

И теперь под волчий вой, играя,
как река, – в предчувствии беды –
кровь моя бурлящая дурная
сносит этой крепости следы.

Размыкая ветреные руки
безучастной спутницы – судьбы,
жаркого дыхания разлуки
на твоих губах растут клубы.

Словно с ветки лист – в страну иную –
с губ слетает поцелуя след.
Словно песню спев свою земную –
в небо вышел неземной поэт…

*  *  *
Ты ушла от меня, словно боль и усталость,
и ни Богу, ни чёрту пока не досталась.
Я горю на ветру,
но горю, не сгорая.
В каждой вижу тебя,
взглядом дверь открывая…

А глаза у тебя стали странного цвета…
Да и я в них – не я…
Ох, плохая примета…
Мы на счастье с тобой перебили посуду.
Но в разбитый стакан наливать я не буду –
ни полночной слезы,
что в туман превратилась,
ни великой любви,
что кукушке приснилась.
Ты ушла от меня, словно боль и усталость.

Но в разбитом стакане
водка не расплескалась…

*  *  *
Я без тебя не пропадаю
и о разрыве не жалею,
и из окна не вылетаю,
как птица, крыльями не вею.

Я не болею, не бледнею,
не загниваю и не таю,
я даже, в общем, не старею…
Лишь вдруг,
как мамонт, вымираю.

*  *  *
Сказал в запале – резанно и круто.
Обидел, аж волной пошли круги…
Метнула взгляд пронзительный, –
как будто
сорвался сокол
с вскинутой руки.

Захохотала жутко и нелепо,
в зрачках сверкнули рысьи огоньки.
И треснул мир, как дом, –
как будто не был…
И рухнул в бездну горя и тоски.

Жизнь кончилась. Глухи слова отныне.
Кричит обида-дева даже днём.
Любовь забилась в щель.
Одна гордыня
сжигает души адовым огнём.

И каждый прав – на том и этом свете,
готов ввязаться в настоящий бой…

Родная, спи, родная, спи, –
ведь это
всё не про нас, всё не про нас с тобой…

*  *  *
                          жене

Твои губы во тьме различаю…
Но во мраке венчальной свечи –
на земле не тебя я встречаю,
а твоё отраженье в ночи.

Поразбросаны лучшие годы
сзади, сбоку, – и нет им числа…
Что тебе, неземная, угодно,
чтоб – не только во сне – ты была?

Приходи, – белый волос по ветру,
так похожа лицом на жену…
Разнесём весть по белому свету,
а о чём, – сам пока не пойму…

Будем жить мы с тобой в рукавице,
в той, что в сказке лежала века.
Одинок я,
как пение птицы,
и свободен, как мысль дурака…

Статья опубликована :

№47 (6199)(2008-11-19)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Сергей СОКОЛКИН


Выпуски:
(за этот год)