(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Литература

Придите и володейте

ПОДНИМИТЕ МНЕ ВЕКИ

Лев ПИРОГОВ

По радио рассказывали о романе «Евгений Онегин». «Белинский назвал его энциклопедией российской жизни», — уверенно сообщил ведущий и застрекотал дальше. А я задумался.

Известное дело: поскольку «русскими» бывают «мафия» и «фашизм», всё прочее следует теперь называть «российс­ким» — во избежание негативных ассоциаций. Но почему так случилось?

Вот наиболее аполитичная и безобидная версия, называ­ется «Самовозрастание политкорректности». Было раньше в ходу слово «нерусский». Поскольку оно содержало пренеб­режительный оттенок, его решили заменить «россиянином». «Россиянин» — это аналог «афроамериканца»: хороший, ува­жительный, рационально обоснованный термин. Вот только если наряду со словом «афроамериканец» по-прежнему упот­реблять слово «белый», фокус не сработает: «белых», напоми­нающих о том, что когда-то были и «чёрные», следует отме­нить. Соответственно у нас отменили «русских».

Отменить-то отменили, но осталась куча недоработок. Например, «русская литература». Что за зверь? Лучшие ли­беральные умы сошлись на том, что это всё, написанное на русском языке. Но тогда выходит, что Лонгфелло и Фолкнер — литература английская? Или вот, скажем, «Слово о полку Игореве». Читаем-то мы его, как правило, в переводе...

Открытие содержательного, неформального критерия на­циональной литературы — сродни мечтам о философском камне. Занятно, что при этом мы не спорим о том, что такое «национальная кухня» или «национальный костюм». По­нятно без споров. Применительно к сегодняшнему моменту — это то, чего больше нет.

Есть одежда от китайского производителя, есть сосиски и холодильник. А национальной кухни и национального кос­тюма нет.

Понятие национальной культурной принадлежности имеет какой-либо смысл, кроме музейно-этнографического, лишь до той поры, пока общество ориентировано на традицию. Например, во время войны Сталин переключился с интерна­циональной солидарности трудящихся на «братьев и сестёр», учредил орденские награды имени русских святых Александра Невского и Дмитрия Донского, открыл церкви. Двадцать лет спустя («культура движется взрывами», но запал горит мед­ленно) это привело к появлению так называемого «деревенс­кого» направления в литературе — последнего, которое можно было без оговорок назвать русским национальным. Смысл не в том, что эти произведения были написаны, а в том, что их появление стало событием. Сегодня подобная литература по-прежнему пишется и публикуется, но для общества её как бы нет. Запал прогорел в противоположную сторону.

Следуя этой логике, можно предположить, что ещё лет через десять—двадцать с русской литературой снова будет всё хорошо. Уже сегодня журнал «Знамя», считавшийся «ко-мильфо» в 90-е, превратился в хорошо структурированное посмешище, а «Наш современник», никогда не пользовав­шийся соросовской поддержкой, вдвое опередил его по ти­ражу. Однако не всё так просто. Очень может статься, что через десять лет читать «Наш современник» станет некому.

Вот типичнейшая цитата «на тему», взятая наугад из пер­вой подвернувшейся под руку газеты: «Главное, что может спасти Россию от демографической ямы, — грамотная по­литика в отношении мигрантов. При этом разработчики доклада считают, что идея правительства по возвращению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом, не­удачна. Гораздо экономнее для бюджета было бы облегчить условия жизни и работы для тех мигрантов, которые уже на­ходятся в России».

Как видим, «разработчикам докладов» не нужна нацио­нальная литература, равно как и сама нация. Вместо нации должно быть «население». Вместо литературы — «издатель­ский бизнес». Вместо истории — «гибкие технологические связи», а вместо государств — корпорации. Население ведь понятно что делает — обеспечивает рынки сбыта и потреб­ления. А что делает нация? Непонятно. Издательский биз­нес создаёт рабочие места в сфере услуг. А литература? В экономико-центричной модели мира для неё места нет.

Впрочем, один момент.
В экономико-центричной модели нашлось место для мирового кризиса. Технологическим решением проблемы таких кризисов являются переделы рынков, то есть миро­вые войны. А войны ведут нации. Совокупный потребитель войн не ведёт. Пока в глобальной экономике всё было от­носительно хорошо, нации как инструмент обособления и в конечном счёте раздора были ей не нужны. Теперь спрос на них может снова возникнуть. Вот только что-то не могу я представить себе войну, для которой мудрой мировой эко­номике понадобилась бы именно русская нация.

А нам самим она бы сейчас пригодилась. Не для войны (что нам и у кого забирать? со своим бы, как всегда, разо­браться), а именно как «средство обособления».

Когда в 30-е годы прошлого века в Америке и Европе была Великая депрессия, СССР благодаря закрытости сво­ей экономики и ориентированности на внутренний рынок переживал расцвет. Сегодня у внутреннего рынка России опять огромный потенциал: никакого собственного произ­водства не осталось, знай себе развивай заново. То же са­мое и с культурой: нет телевидения (своего, а не «слицен-зированного»), нет реальной журналистики (про жизнь, а не про «гламур»), хорошей литературы тоже нет (вернее, она-то есть, да вся как-то мимо книжных полок). Какой уж тут кризис, прорва работы. Другое дело, что «разработчики докладов» опять «не сочтут такую идею удачной». Шутка ли сказать — снова «железный занавес»!.. А за что мы тогда бо­ролись? А как у нас, кстати сказать, назывался фонд, насле­довавший великому Соросу? «Открытое общество», вот так!

.Теперь, кстати, его лавры перешли к транснациональ­ной нефтяной корпорации «Бритиш Петролеум» Именно она платит и заказывает музыку пре­мии «Русский Букер». Скажи мне, кто твои спонсоры, — и я скажу, каковы твои перс­пективы.

Велика наша земля и обильна, а народу в ней нет. Так что, дорогие транснациональ­ные корпорации, придите княжить и воло-дейте нами.

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№49 (6201)(2008-12-03)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,4
Проголосовало: 7 чел.
12345
Комментарии:
07.12.2008 21:56:46 - Валерий Бунтов пишет:

Закрытость экономики - половина национальной идеи

Лев ПРИРОГОВ написал: " Когда в 30-е годы прошлого века в Америке и Европе была Великая депрессия, СССР благодаря закрытости сво­ей экономики и ориентированности на внутренний рынок переживал расцвет." Вот это и есть НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ, которую давно пора понять и принять нашей Власти: Именно экономический изоляционизм. Плюс отказ от капитализма. Об этом пора бы уже говорить в литературных произведениях, да в религозных проповедях. "Где Вы, мастера культуры?" (Юрий Поляков, гл. ред. ЛГ)

07.12.2008 21:55:44 - Валерий Бунтов пишет:

Закрытость экономики - половина национальной идеи

Лев ПРИРОГОВ написал: " Когда в 30-е годы прошлого века в Америке и Европе была Великая депрессия, СССР благодаря закрытости сво­ей экономики и ориентированности на внутренний рынок переживал расцвет." Вот это и есть НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ, которую давно пора понять и принять нашей Власти: Именно экономический изоляционизм. Плюс отказ от капитализма. Об этом пора бы уже говорить в литературных произведениях, да в религозных проповедях. "Где Вы, мастера культуры?" (Юрий Поляков, гл. ред. ЛГ)

06.12.2008 07:29:21 - Сергей Станиславович Костин пишет:

Веки "Вия" поднимите - Пирогову лавры поднесите...

Рассуждая о судьбах национальной литературы, автору статьи не мешало бы знать, что термин «россиянин» присутствовал в русском языке всегда. Не было в русском языке другого слова, о котором г-н Пирогов стыдливо умолчал: «советский». Был такой – советский народ. Народ, повернувший колесо истории, победивший смертельного врага человечества, за считанные годы поднявшийся из тьмы феодализма до недостижимых другими народами высот культуры. И литература тоже была советской. И никто не тащил по национальным углам Пикуля, Айтматова, Быкова, Гамзатова, Шукшина, Высоцкого, Распутина, сотни других замечательных писателей многонациональной державы. Нынешний кризис культуры – это реакция общественного самосознания на ту беду, которая случилась со страной. Русская литература, как неотъёмлемая часть русской культуры всегда носила объединительный характер культуры народа-победителя. Народа-защитника. Именно поэтому русская литература неразрывна с литературой советской, равно как и советская литература была и есть литература русская. Русский народ, допустивший над собой и всей страной «перестроечный эксперимент» не может не не чувствовать себя обманутым, не может не осознавать свою ответственность за безумные, кровавые результаты этого эксперимента, которые ещё предстоит пожинать. Тяжесть исторической ошибки толкает общество в бездну сиюминутных интересов и потребностей. Национальная самоидентификация приобретает черты национальной исключительности, гибельного антагонизма. Есть ли шанс вернуть русской культуре цементирующую функцию российского общества? Автор пишет: « хорошей литературы тоже нет (вернее, она-то есть, да вся как-то мимо книжных полок)». Когда есть интернет, уважаемый г-н Пирогов, книжные полки не обязательны. Другое дело, что нет писателей, которых можно было бы назвать хорошими / между собой они, конечно, все гении/. Нет просвещённых мыслителей, которые бы могли в бесконечном многообразии проявлений этики и эстетических устремлении современников вычленить базисные объединительные черты, облечь их в высокохудожественную форму, достойную традиций великой русской литературы. Кто из нынешних писателей пишет на языке Тургенева, Чехова, Пастернака, Шолохова? Кто из современных писателей не избежал соблазна в «корчах воображения» обезобразить язык Ломоносова, Карамзина, Пушкина, Гоголя собственным подзаборным «изобретением»? И не их это вина. Они делают то, что могут. И то, что у России нет литературы, которую можно было бы назвать русской, означает лишь одно – нация не верит в своё возрождение из ямы «экономико-центричной модели мира». Зато о другой стороне этой же медали - вымирании, не думает и не говорит только ленивый.


Лев ПИРОГОВ


Выпуски:
(за этот год)