(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Многоязыкая лира России

Книжный ряд

Слушая ритм родников

Роберт Миннуллин. Ещё не вечер: Стихи, статьи, интервью, беседы. – Казань: Татарское книжное издательство, 2008. – 542 с.

Известнейший татарский писатель Рафаэль Мустафин пишет в предисловии к новой книге Роберта Миннуллина «Ещё не вечер…» так: «Татарским читателям нет нужды представлять Роберта Миннуллина – народного поэта, крупного общественного и государственного деятеля…»

Да, в Татарии, наверное, немного сыщется людей, ничего не знающих о творчестве этого поэта. Он в равной мере талантливо и самобытно пишет как для детей, так и для взрослых. По его стихам создано более 300 песен, некоторые из них перешли в статус знаковых произведений татарского музыкального искусства.

Ныне Роберт Миннуллин – автор более шести десятков книг, вышедших общим многомиллионном тиражом. К сожалению, государственная практика переводов авторов национальных литератур России на русский и другие языки совсем захирела, но – пусть теперь лишь для татарского читателя – голос поэта Роберта Миннуллина всё так же звучит, не допуская фальши, оригинальный и глубокий. Свидетельством чему и стала новая книга поэта.
«Ещё не вечер…» – своеобразный литературный отчёт о пройденном пути.

Поэтическая планка, поднятая самим поэтом, высока. Это уровень его ближайших наставников Шауката Галиева и Ильдара Юзеева, и «почивать на лаврах» не получится. «Казань – город поэтический, – высказался однажды сам Роберт Миннуллин, – и если в сумерках вы увидите перед памятником Мусе Джалилю абрисы проходящих мимо по своим делам Габдуллы Тукая, Хасана Туфана и других, не посчитайте это за миражи. Не удивляюсь им и я. Ведь это, может быть, и явь».

В книге «Ещё не вечер…» несколько разделов: лирика разных лет, в том числе и ранняя, стихи для детей, интервью и беседы. Своими размышлениями о творчестве Роберта Миннуллина поделились его коллеги и соратники. Среди них И. Юзеев, Ш. Галиев, А. Баянов, С. Хаким, М. Ямалов, А. Остудин и другие.

Важно и то, что книга посвящена светлой памяти друга – прекрасного русского поэта и переводчика Сергея Владимировича Малышева, чьих переводов немало в этом сборнике. Стихи Роберта Миннуллина на русский язык переводились многими известнейшими переводчиками. Среди них и М. Яма­лов, А. Лаврин, В. Коркия, Р. Кожевникова, Э. Бли­­нова, В. Баширов… И мне думается, что, выводя именно это посвящение на обложку своей книги, татарский поэт отблагодарил их всех. Благодарность эта относится и ко всему переводческому цеху.

А закваска у книги добротная – многовековой опыт человечности татарского народа. Народа – труженика, народа – плясуна и певуна, народа – бойца и мудреца.

…Река бежит себе, играя,
От родника до родника.
Не знаю песеннее края,
Чем речки Сюни берега.

В мгновенье счастья ли, печали,
В миг зарождения стихов
Я так хочу, чтобы звучали
В них струйки наших родников!


(перевод С. Малышева)

А разве может поэт ошибаться, слушая ритм своих родников?..
Роберт Миннуллин, безусловно, создал свой оригинальный поэтический мир.
И ещё. Ему удалось, по-моему, составить самый главный дуэт. Дуэт поэта с читателем, чьи голоса звучат в унисон. Потому что стихи для Миннуллина – и содержание, и форма его жизни, напряжённой и ответственной. Кстати, уже в четвёртом созыве он избирается депутатом парламента Татарстана. Хотя воспринимают его именно как поэта в политике, а не политика в поэзии.

Вячеслав СЕРГЕЕВ, Ижевск

Високосное время

Нина Обрезкова. Мерцающая боль / Дзирыд дой: Стихи /На русском и коми языках. – Сыктывкар, 2007. – 71 c.

Лирические произведения поэта Нины Обрезковой легко узнаваемы по особому мироощущению, собственной манере письма. Со спокойной простотой поэт рассказывает о себе, о своей жизни, о лично пережитом. Но именно из этой непридуманности чувств и ситуаций создаётся образ целого поколения шестидесятых – бездомных пасынков времени, драматически переживающих свою чуждость современному миру.

Пожалуй, в сборнике нет основной, ведущей темы. И всё же книга не создаёт впечатления лоскутности, разрозненности текстов, её составляющих. Более того, несмотря на «Домашние сны», «Обняла бы», «Стихи – любви потомство», «Годы боль не уменьшают» и композиционное членение книги на поэтические разделы («Сороковая весна», «Круги»), сохраняется ощущение единого монолога. Книга начинается стихотворениями «Переправь меня, лодка, на берег другой» и «Память все двери открыла», служащими своеобразным прологом ко всему сборнику и задающими общий лирический сюжет – переживание прошлого, из которого и состоит настоящее лирической героини. У поэта собственный календарь, собственное летоисчисление, измеряемое тем, что сбылось и не сбылось: «Считаю мечты молодости – сорок – самое подходящее время»; годами, прожитыми матерью и отцом: «Я ещё моложе матери, / Я уже старше отца»; затянувшейся «хмарью» в жизни людей и природы: «Так хочется воды, земли и леса… / А весна едва просыпается», «Словно неумело запряжённая лошадь, тащится високосный год». Время, в которое помещён поэт, точнее было бы назвать безвременьем, он всегда ощущает себя между матерью и отцом, зимой и весной, завтра и вчера, днём и ночью, землёй и небом, умершей, милой сердцу деревней и живым, но нелюбимым городом. В целом, время поэта – это время потерь, и чаще всего оно раскрывается в психологических наблюдениях над самим собой. Отсюда особая, неторопливая созерцательность, но не внешнего мира (среди стихотворений Обрезковой почти нет пейзажных или фабульных), а чувства, переживания. В её стихах много картин и ситуаций, в буквальном смысле до боли знакомых сегодняшнему россиянину:
«Уже хожу на поминки / Ровесников… / Дрожат в руке цветы. / Видимо, жизнь дана нам взаймы –/ Друзьями расплачиваемся…»

Книга «Мерцающая боль» стала продолжением сердечной беседы поэта с читателем, подтвердив ещё раз оригинальность негромкой, неброской, но истинной красоты поэтического слова коми.

Валентина ЛИМЕРОВА

«Потреплем историю», братья?

Сергей Шолкер. Быль о Марий Шол Керъ. – Цармис, Йошкар-Ола, 2008. – 280 с.

Всех, кто интересуется историей и фольклором, непременно привлечёт книга «Быль о Марий Шол Керъ». В ней красочно представлена самобытная жизнь марийского народа через его религию, историю, устное народное творчество и различные аспекты быта. Книга любопытна как по форме, так и по содержанию. Действие происходит в XIX веке и охватывает большой период времени и много судеб жителей марийской деревни.

Центральное место занимает художественно оформленная история основания деревни Марий Шолкер в Марий Эл. Ради сохранения языческой веры жителями было принято решение о переселении на новые земли. Книга густо приправлена народной мудростью, например: «не зря говорят, что звери, воя на луну, говорят об её опасности, о вхождении в злое состояние». Мы узнаём, как охотники по следу отличают медведицу от медведя, кто может шуметь в лесу, а кому это строго запрещено. На фоне этих событий разворачивается драматическая история Такташа-охотника, его жизни, наполненной романтикой лесов. Рано оставшись сиротой, воспитанный дедом-охотником, он обладает настоящим звериным чутьём и владеет многими охотничьими премудростями. Правда, в повести постоянно подчёркивается, что именно марийский юноша, который «плохо понимает по-русски», обладает такими удивительными навыками. Возникает вопрос: а что, к примеру, русский, чувашский или, скажем, башкирский юноша не может быть таким же сильным и крепким? Жаль, что автор столь прямолинеен.

Религия является неотъемлемой частью быта марийцев. Может быть, поэтому и необыкновенно поэтичны народные марийские песни.

Но художественную ценность книги, на мой взгляд, подавляет авторское желание пересмотреть историю. Лирико-повествовательный текст то и дело прерывается научно-популярными рассуждениями. На полях страниц с основным текстом даётся дополнительный материал о марийской культуре: легенды, поверья и обряды. Автор, жалуясь на гонения на язычников в XVII–XVIII веке, начинает собственную «борьбу». «История, – читаем в предисловии, не имеет права на обман, гонение и утаивание истины». И с этим трудно не согласиться. Но почему, претендуя на звание историка, автор не ссылается ни на один исторический труд, упоминая, например, об «империи меря»? Подобных «исторических фактов» без ссылок на источники в книге немало. А рассуждения вроде того, что «в современном человеке… считающем себя русским, до 50% мерянской крови», что «в русском языке до 40% слов мерянского происхождения…» – скажи их любой в адрес другого народа, его назовут «фашистом».

Национальное самосознание – это, конечно, хорошо. Но необходимо обосновать гипотезу и доказать её, ссылаясь на труды историков и лингвистов, а не предоставлять это право другим учёным.

Да и стоит ли втягивать читателя в подобные дискуссии? Слишком «кровная» для нас эта история, и здесь с плеча рубить не вправе никто.

Лев ИВАНОВ

Статья опубликована :

№50 (6202)(2008-12-10)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0.0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов