(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

С пером и шпагой

Николай ИВАНОВ: Золотисто-золотой

ПРОЗА

рассказ

...И сказал ей бородатый главарь, уви­тый по лбу зеленой лентой — тебе туда. И показал стволом автомата на горный склон — за ним ты найдешь своего сына. Или то, что от него осталось. Если дойдешь, конечно. И замерли от этого жеста боевики, а в первую очередь те, кто устанавливал на этом склоне минное поле. Надежно уста­навливал — для собственной же безопасно­сти, туда-сюда, движение.

Разведка федеральных сил не прошла — откатилась, вынося раненых.
Попавшие под артобстрел шакалы, спасаясь от снарядов в ущелье, вырывались сюда на простор и на потеху Аллаху устраи­вали фейерверк на растяжках.

Пленные, что вздумали бежать, взлете­ли здесь же на небеса.
Сын? Нет, сына ее здесь нет, но они слышали о пленном русском солдате, кото­рый отказался снять православный крес­тик. Зря отказался — через голову и не ста­ли снимать, делов-то — отрубили голову мечом, и тот сам упал на траву. Маленький такой нательный крестик на шелковой нит­ке, мгновенно пропитавшейся кровью. Гор­дого из себя строил, туда-сюда, движение. А то бы жил. Подумаешь, без креста... Дурак. А похоронили его как раз там, за склоном. Иди, мать, а то ночь скоро — в горах быстро темнеет. Жаль только, что не дойдешь. Ни­кто не доходил.
Пошла.

Пошла по траве, выросшей на минах, и среди тоненьких проводков, соединявших гранаты-ловушки. Вдоль израненных ос­колками кустарников. Вдоль желтеющих косточек чьих-то сынков, не вывезенных с минного поля ни своими, ни чужими. Со­брать бы их по ходу, раз она здесь, похоро­нить по-людски, с молитовкой, но она шла-торопилась к своему дитяти, к своей крови-нушке, к своему дурачку, не послушавшего бандита. О, Господи, за что? Ведь сама при­людно надевала сыночку крестик на при­зывном пункте — чтобы оберегал. И видела ведь, видела, что стесняется друзей ее Женька, запрятывая подарок глубоко под рубашку. Думала грешным делом, что не станет носить, снимет втихаря.
Не снял...
А ей все смотрели и смотрели вслед те, кто захотел иметь собственное солнце, соб­ственную личную власть, собственных рабов. Ухоженные, упитанные, насмешливые бородачи. Три месяца она, еще молодая женщина, ощущала на себе эти взгляды, терпела унижения, оскорбления, издева­тельства. Три месяца ее секли холодные дожди, от которых в иные времена могла ук­рыться лишь собственными руками. По ней стреляли свои и чужие: по одинокой незна­комой фигуре на войне стреляют всегда — на всякий случай или просто ради потехи. Она пила росу с листьев и ела корешки трав. Она давно потеряла в болоте туфли и теперь шла по горным тропам, по лесным чащам, по невспаханным полям босиком. Искала сына, пропавшего в чужом плену на чужой войне. Невыспавшейся переходила от банды к банде, голодной от аула к аулу,закоченевшей от ущелья к ущелью. Но зна­ла: пока не найдет живого или мертвого, не покинет этой земли, этих гор и склонов.

«Господи, помоги. Дай мне силы дойти и отыскать. На коленях бы стояла — да идти надо. Помоги, Господи. Потом забери все, что пожелаешь: жизнь мою забери, душу, разум — но сейчас помоги»
— Сейчас, сейчас взлетит, туда-сюда, движение.
— Живучая. Но здесь еще никто не ходил, — ждали боевики, не спуская глаз с русской женщины и боясь пропустить мо­мент, когда вздыбится под ее ногами земля, когда закончатся ее земные муки.

Не заканчивались. То ли небеса, оправ­дываясь за страшную кару, выбранную для ее сына, отводили гранатные растяжки, то ли ангелы прилетели от него, от Женьки, и подстилали свои крыла под расстрескавши-еся, с запеченной кровью ноги, не давая им надавить сильнее обычного на минные взрыватели. Но она шла и шла туда, где мог быть ее сын, уходила прочь от главаря с зе­леной лентой, исписанной арабской вязью. И когда уже скрывалась с глаз, исчезала среди травы, один из боевиков поднял снай­перскую винтовку, поймал в прицел сгорб­ленную спину: прошла она — проведет дру­гих. Не взлетела — так упадет.

Но что-то дрогнуло в бородаче, грубо отбил он в сторону оружие и зашагал прочь, в ущелье, в норы, в темень. Он не угадал. А тот, кто не угадывает, проигрывает. ...А еще через два дня к боевому охранению пехотного полка вышла с зажатым в руке крестиком на шелковой нити седая старушка. И не понять было с первого взгляда, русская ли, чеченка?
— Стой, кто идет? — спросил, соблюдая устав, часовой.
— Мать.
— Здесь война, мать. Уходи.
— Мне некуда уходить. Сынок мой здесь.
Подняла руки — без ногтей, скрючен­ные от застывшей боли и порванных сухо­жилий. Показала ими в сторону далекого горного склона — там он. В каменной яме, которую вырыла собственными руками, ногтями, оставленными там же, среди ка­менной крошки. Сколько перед этим проле­жала без памяти, когда отыскала в волчьей яме родную рыжую головушку, из-за кото­рой дразнили ее Женьку ласково Золотис­тый-золотой, — не знает. Сколько потом еще пролежала рядом с найденным обез­главленным телом ее мальчика — не ведает тоже. Но очнувшись, поглядев в чужое без­жизненное небо, оглядев стоявших вокруг нее в замешательстве боевиков, усмехну­лась им и порадовалась вдруг страшному: не дала лежать сыночку, разбросанному по разным уголкам ущелья. И выслушав ее тихий стон, тоже се­дой, задерганный противоречивыми прика­зами, обвиненный во всех смертных грехах политиками и правозащитниками, ни разу за войну не выспавшийся подполковник дал команду выстроить под палящим солнцем полк. Весь, до последнего солдата. С бое­вым знаменем.

И лишь замерли взводные и ротные ко­робки, образовав закованное в бронежиле­ты и каски каре, он вывел нежданную гос­тью на середину горного плато. И протяж­но, хриплым, сорванным в боях голосом прокричал над горами, над ущельем с остат­ками банд, над минными полями, покрыв­шими склоны, — крикнул так, словно хотел, чтобы услышали все политики и генералы, аксакалы и солдатские матери, вся Чечня и вся Россия:
— По-о-олк! На коле-ено-о-о! И первым, склонив седую голову, опус­тился перед маленькой, босой, со сбитыми в кровь ногами женщиной.
И вслед за командиром пал на гранитную пыльную крошку его поредевший до батальона, потрепанный в боях полк.
Рядовые пали, еще мало что понимая в случившемся.
Сержанты, беспрекословно доверяю­щие своему «бате».
Три оставшихся в живых прапорщика — Петров и два Ивановых опустились на ко­лени.
Лейтенантов не было — выбило лейте­нантов в атаках, рвались вперед, как маль­чишки, — и следом за прапорщиками скло­нились повинно майоры и капитаны, хотя с курсантских погон их учили, что советский, русский офицер только в трех случаях име­ет право становиться на колени: испить во­ды из родника, поцеловать женщину и по­прощаться с боевым знаменем.

Сейчас знамя по приказу молодого седого командира само склонялось перед щуп-ленькой, простоволосой женщиной. И ока­залась вдруг она вольно иль невольно, по судьбе или случаю, но выше красного шел­ка, увитого орденскими лентами еще за ту, прошлую, Великую Отечественную войну.

Выше подполковника и майоров, капитанов и трех прапорщиков — Петрова и Ивановых.
Выше сержантов.
Выше рядовых, каким был и ее Женька, геройских дел не совершивший, всего один день побывший на войне и половину следу­ющего дня — в плену.
Выше гор вдруг оказалась, тревожно замерших за ее спиной и слева.
Выше деревьев, оставшихся внизу, в ущелье.
И лишь голубое небо неотрывно смот­рело в ее некогда васильковые глаза, слов­но пыталось насытиться из их бездонных глубин силой и стойкостью. Лишь ветер ка­сался ее впалых, обветренных щек, готовый высушить слезы, если вдруг прольются. Лишь солнце пыталось согреть ее малень­кие, хрупкие плечики, укрытые выцветшей кофточкой с чужого плеча.

И продолжал стоять на коленях полк, словно отмаливал за всю Россию, за поли­тиков, не сумевших остановить войну, муки и страдания всего лишь одной солдатской матери. Стоял за ее Женьку, рядового золо­тистого воина. За православный крестик, тайно надетый и прилюдно не снятый вели­ким русским солдатом в этой страшной и беспощадной бойне.

Статья опубликована :

№50 (6202)(2008-12-10)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5.0
Проголосовало: 1 чел.
12345
Комментарии:

__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов