(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Читающая Москва

В ожидании праведных дней

СТИХИ МОСКОВСКИХ ПОЭТОВ

Татьяна СМЕРТИНА

*    *    *
Ранних сумерек лиловые изгибы,
синевой полны высокие снега.
Изб огни – как золотые ходят рыбы
и хвостами извиваются слегка.

Кто меня осеребрил и ожемчужил?
Шаль тяжёлая была простым-проста.
Куст ракитовый полуисчез от стужи.
Девы снежные бросаются с моста.

Всё завьюжено, утоплено снегами,
баню видно, если вьётся кверху дым.
Поле слито воедино с небесами –
что-то странное приблизилось к живым.

На избицы и подворья со стогами,
на погост, где забытья печальный знак,
храм, замоленный людьми, глядит веками,
куполами осветляя долгий мрак.

*    *    *
Опять гроза страшила души,
кидались молнии в окно.
небесный гром округу рушил,
и всё мелькало, как в кино:
я на балу в туманной шляпе,
как будто это и не я,
на юбке белые накрапы,
и брызжут кружевом края.

Вокруг снуют лакеи, люди.
И кто-то в чёрном – мил, не мил? –
мне преподнёс браслет на блюде
и алый лютик подарил.

А я уйду в дождливый вечер,
одна, холодная, как лёд.
Чтоб в ближнем храме ставить свечи
и звать того, кто не придёт.

*    *    *
Всходила синева всегда прозрачно,
и вдруг – лиловость скорбно обрела.
А этот – огненный! – склонился алчно,
но душу я ему не отдала.

А белое бежало и клубилось,
и рассыпалось звёздочками вскользь,
и нежностью на лилию молилось,
и светлый облик
через боль пророс.

*    *    *
Когда наш Разум занят суетой,
житейские проблемы постигая, –
мы полуспим тончайшею душой,
себя в себе – не понимая.

А может, созданы для кратких благ?
Для суеты заманчивой и зряшной?
Порою – молимся, но что же так
смотреть в ночное поднебесье страшно?

Ах, мне бы спать в сорочке кружевной,
по льнам чистейшим рассыпая пряди!
А я стою в полночном палисаде
и вся дрожу разверстою душой…

*    *    *
Не рыдаю иль окаменела?
От обиды часто плач душил.
А теперь до этого нет дела
и не вспомнить – кто меня убил?
Лишь в траве болотной, полусонной,
увидав белеющий цветок,
полунимб, как детский ноготок,
я замру и охну потаённо!

Неужели этот блик свечи
я люблю, до выкрика в ночи?
Кто отнял и радость, и слезу?
Лишь цветы качаются в лесу.

*    *    *
Сердцами летим на обиды ножи,
душевные раны – навеки свежи.
Душевная боль – как туман! –
над землёй
восходит, дымится, плывёт пеленой…

И бродит там много ослепших людей,
что выйти не могут из этих теней.
Сердца их, доверясь туманному сну,
к обидам летят и не верят тому,

что грезится путь, сквозь прощенье, –
 на свет,
где вешняя радость и горечи нет.
Ах, кто это, кто по вечерней росе
так плачет, что слышат умершие все?

И локоны падают вновь на чело,
и бездну душевную плачем свело.
Ну что же ты, Ангел, молчишь под сосной,
как белые ландыши ранней весной?

*    *    *
Забудь ненастные слова:
о, разрывай мне кружева,
роняй заколки – мне не жаль! –
чтоб вся растаяла печаль.

Не упускай такую дичь,
ты – князь и сможешь то постичь,
что не постиг никто вовек!
А впрочем – нет, ты тоже – снег…

Так, лунный взгляд свой уронив
и страсти женские забыв,
ломая сумрак соболей,
познала я – печаль сильней.

Да где тот омут, час и день,
где опрокинута сирень,
где мотыльками гнётся зной?
Всё это – есть, но не со мной.

А мне хотелось бы – сейчас
в зелёной вьюге чистоты
достичь светлейшей высоты,
где всё не так, где я и ты.

*    *    *
Наверно, странно я жила:
душа в доверчивости тихой,
порою раненная лихом,
в любви ни разу не лгала.
В реку Любви вошла по грудь,
вошла по сердце, всё прощая!
За то, что я была такая,
себя смирить иль проклянуть?

Раскрыта ночь, опять не спать!
Брожу босая, негодую:
свеча сгорела, а другую –
не знаю, где и поискать.

*    *    *
Белый шиповник бутонами бел,
красными каплями бредят шипы.
День лепестками навек отлетел –
стали и мудрые в мраке слепы.

Тихо прозрачность скользит по плечу,
в поймах туманы ей вторят всю ночь.
Ангел проносит златую свечу
мимо окна. Как печаль превозмочь?

Выйду босая, ломая росу.
В ёлках обманчивый облик Луны.
Свитки стихов, но куда понесу?
Ветер и тот – бесконечность стены.

К ней прислонюсь, электронов волна…
Сруб избяной – паутина кольца.
С белой сорочки стекает луна,
пряди стекают – не видно лица.

*    *    *
Владимиру Личутину
Платок до бровей, как в моленьи.
Сани, гнедой, и в полях
маются плавные тени,
тают на сонных снегах.

Вьёт по веретьям в истоме
сутемь, легка и чиста.
Брат мой, а где Беловодье?
Знаешь лишь ты и века.

Душами словно скитальцы
вдоль по России родной.
Праведных дней бы дождаться –
верой дышу вековой.

Видишь вериги и кольца?
Русским молчаньем кричу:
кто-то чернит моё Солнце,
я же – светлыни хочу.
Чьи-то блазнятся мне пляски,
их бы – не видеть, забыть.
Где он, тулуп наш крестьянский,
плечи от взоров прикрыть…

Статья опубликована :

№44 (6196)(2008-10-29)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 1 чел.
12345
Комментарии:

Татьяна СМЕРТИНА


Выпуски:
(за этот год)