(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Земля и доля

Зона риска или точка роста?

Вадим ДЕМЕНТЬЕВ, спецкор «ЛГ», дер. БОЛЬШОЕ ЗАУЛОМОВСКОЕ–МОСКВА

Как мы уже сообщали, в Вологодской области прошёл круглый стол «ЛГ», посвящённый развитию аграрного сектора в России, организованный правительством области и Вологодским землячеством в Москве. Наша газета за последнее время не раз обращалась к теме отечественного сельского хозяйства. В кризисные годы на плечи российских крестьян вновь ляжет государственная ответственность за снабжение населения продовольствием. Справятся ли наши селяне с такой задачей? Ведь аграрная отрасль страны за два десятилетия пережила очередную революционную трансформацию, в результате которой мы чуть было не лишились продовольственной независимости.

Все эти и другие вопросы, волнующие общество, обсуждались в поездке по вологодским колхозам и перерабатывающим предприятиям и на круглом столе «ЛГ», который состоялся в крестьянском (фермерском) хозяйстве «Заулома».

ПО КИРИЛЛОВСКОЙ ДОРОГЕ
«В край добра и чудес», вспоминая строку Александра Яшина, мы, бригада журналистов «ЛГ» и руководства Свидание состоялосьВологодского землячества в Москве, отправились, чтобы своими глазами увидеть то разумное, доброе и, надеемся, вечное, что посеяно в начале XXI века в северной деревне. По правде сказать, такое «новое» нам виделось весьма туманным, как декабрьская изморось, провожавшая с Ярославского вокзала столицы поезд, уходящий в Вологду.

В эти дни Россия подводила итоги 2008 года. В центральных и местных газетах публиковались фотографии выборов президента России, футбольных побед, военной виктории в Южной Осетии, шоу-триумфа на Евровидении.… Но ни словом, нигде о том, что Россия и сама Вологодчина в уходящем году собрали рекордный урожай зерна в чистом весе. «Привычное дело», как сказал бы Василий Белов и имел бы в виду, конечно, не отечественное сельское хозяйство.

…А утром Вологда встретила нас красивой зимней сказкой, и это было первым чудом нашего путешествия. Ещё в сумерках на микроавтобусе мы подрулили к проходной учебно-опытного молочного завода, где нас приветствовал его руководитель Сергей Молотов. Стол для завтрака в директорском кабинете был накрыт в форме неприкасаемого натюрморта, с северным хлебосольством: аппетитно желтело вологодское масло, в кувшинах стояли молоко и кефир высокой жирности, в стеклянных посудинах радовала глаз снежная белизна сметаны, а чайная ложка в густых сливках медленно опадала.

Государственный учебно-опытный завод имени Николая Верещагина, создателя вологодского масла, брата знаменитого художника-баталиста, – гордость не только области, но и всего мира. Здесь передовая сельхознаука федеральной Молочной академии совместилась с мощной производственной и богатейшей кормовой базами. Завод и академия – единое целое в производстве натуральных молочных продуктов, которые нужно дегустировать, как лучшие вина. «В товарном исчислении школьным молоком, – конкретизировал Сергей Молотов, – мы можем снабжать сразу несколько регионов России». И на московских сетевых прилавках регулярно появляется и особо ценится (а за такое экстра-качество и платят, естественно, дороже) продукция завода. Сразу откроем секрет: настоящее вологодское масло, то, что с ореховым привкусом, выпускают всего лишь три предприятия России – Учебно-опытный завод имени Верещагина, Вологодский (городской) молочный комбинат и Шекснинский маслозавод, Дорога в школу; Фёдор ЕВГЕНЬЕВостальное, как писал поэт, обман и подделка.

Следующая остановка по дороге – село Новленское. Оно объявлено руководством области образцово-показательным, вернее, должно таковым стать вместе с тремя другими типичными селениями Вологодчины. И многое здесь уже меняется к лучшему, хотя экономика этого поселения зависит от успешной работы местного колхоза «Новленский». Он выстоял в десятилетия ломки всего и вся, не обанкротился, в чём немалая заслуга его председателя, местного уроженца Олега Разживина. На новленских полях недавно появился даже американский комбайн «Джон Дир», когда-то в перестройку воспетый Юрием Черниченко и действительно представляющий техническое чудо рук человеческих, пусть и американских. Доставленный сюда из Питтсбурга, комбайн крепко помог коллективному хозяйству, некогда проклинаемому за агрогулаг тем же Черниченко, поднять полёгшие от дождей и ветров зерновые, которые бы не взяли отечественные «Доны». Впрочем, «американцев», как и другую иностранную сельхозтехнику, активно покупают рачительные вологжане, чему мы вскоре стали свидетелями в колхозе «Коминтерн-2» (название, учитывая машинный импорт, весьма точное, не говоря уж о ремейке!).

Наш незапланированный десант в Новленском был вызван и другой причиной: Вологодское землячество в Москве шефствует над селом Новленским, выпущена книга о его истории, снят документальный фильм, подарены компьютерная техника и библиотека, о чём, кстати, писала «ЛГ». Разве можно было нам проехать стороной?! На минуту да зашли к главе местной администрации Дмитрию Ячменнову, передали ему новые книги и расстались до следующего лета, когда Новленское будет отмечать восстановленный два года назад деревенский праздник Заговенье. Об этом событии и о других можно прочитать в Интернете, в котором имеется единственный в России сельский сайт, рассказывающий о местной жизни.

Не успели мы из окон автобуса полюбоваться огромным Кубенским озером, ещё не замёрзшим, как повернули направо – к стоящей недалеко от дороги молочной ферме колхоза «Нефёдовский». Здесь нас ждал очередной сюрприз. Огромная светлая ферма с сотней бурёнок была… совершенно безлюдной. Вернее, на ферме кипела работа, только единственным дояром стада является робот, смонтированный шведской компанией «ДеЛаваль». Элегантный стальной «мужчина» круглосуточно выдаивает коров, которые по очереди заходят в загон-модуль, точно рассчитанный на габариты животных. Датчики, подключённые к компьютеру, опознают корову, у неё имеется не только номер, но и «патриархальная» кличка. Затем робот обмывает соски вымени, массирует их, сцеживает в отдельную линию первые струйки молока и после этих операций надевает доильные стаканы. Выдоенная бурёнка с облегчением покидает загон, уступая место соседке, и важно шефствует к сытной кормовой трапезе, которая для неё два раза в день развозится трактором. Корова при такой дойке чувствует себя комфортно, никто её никуда не гонит, стресс исключён, а значит, и молока будет больше, и весь продукт сдаётся еврокачеством.

На зарубежных фермах таких роботов установлено с 1998 года больше шести тысяч. Вологжане их начали применять первыми в России, два робота успешно работают в передовом колхозе «Племзавод Родина», нефёдовская ферма – вторая. Цена? Полная стоимость компьютерного «оператора машинного доения», то есть по-старинному дояра, с его установкой зашкаливает за 120 тысяч евро. Конечно, дорогим выходит шведский мужик, но ведь и сделан с умом, да и затраты на себя бессонным трудом оправдает за три-четыре года.

И вновь мы катим дальше по вотчине Деда Мороза. Незаметно в разговорах подскочили к усадьбе колхоза «Коминтерн-2», расположенного в Кирилловском районе области. Плодородные земли его лежат в красивом месте с милым сердцу названием Талицы. И снова контора, стол с сельским угощением и чаем, рассказ председателя Александра Меньшикова и экскурсия по хозяйству с миловидной главой Талицкого сельского поселения Еленой Приваловой. С нами сюда приехал прежний председатель колхоза, а ныне один из руководителей департамента сельского хозяйства области Геннадий Селезнёв, Левонтьевич, как мы его стали по-доброму называть. Да и как было не полюбоваться на этого сметливого, знающего всех и вся в своём селе деревенского человека!.. Его трудами благоустроен колхоз, и он гордится его нынешними успехами. Такой тип колхозного председателя успели, слава богу, воспеть в нашей литературе, как и бывшего секретаря райкома, одного из нынешних коллег Левонтьевича – Евгения Петряшова, опекавшего нас в поездке. Без таких коренных районщиков, истинных народных руководителей, будет скучно жить на свете, господа!..

Селезнёв особо радовался тому, что Талицы активно строятся, и не точечным методом, а целыми улицами. Здесь уж нам захотелось крикнуть «Не верим!», если бы сами вскоре не оказались в центре нового посёлка. Каждый дом не повторяет другой, всё наособицу. Колхоз их строит для своих специалистов по федеральной и областной целевой программе «Социальное развитие села до 2012 года», и в среднем один дом казне обходится в 1,6 миллиона рублей. Мы решили зайти в первый нам приглянувшийся. Поверьте, он не уступал по своей бытовой начинке подмосковным дачным новостроям – водопровод, локальная канализация, правда, и русская печь с котлом, ибо магистральный газ сюда ещё не подвели. Хозяева этих деревенских хором пробовали нас остановить и угостить, но короткий зимний день требовал продолжать путь.

Наконец мы добрались до Зауломы – конечного пункта нашего марш-броска по Кирилловскому шоссе. Здесь располагается крестьянское (фермерское) хозяйство Олега Подморина, очерк о котором в «ЛГ» в марте 2008 года и стал одной из отправных точек для нашего путешествия. Не будем повторяться и вновь описывать ахи и охи, когда своими глазами видишь, что может за короткое время сделать человек, любящий свою землю, пришедший сюда не временщиком, а сельским хозяином.

Именно здесь, в подморинской деревне, и замыслен был круглый стол «ЛГ», а вся дорога к нему стала для нас своеобразным уроком крестьянского трудолюбия, расчёта, выносливости, оптимизма, доброты и веры. Наши сельские учителя не пыль в глаза нам пускали, ибо имеются на Вологодчине хозяйства и покруче, а гордились изменениями на родной земле. На протяжении всего ста вёрст мы увидели будущее русской сельщины – крепкое и в основе своей победительное. Сочетающее в себе все формы хозяйствования, которые не стараются друг друга выжить на обочину, а дополняют общий успех.

Имелся у нас и ещё один повод  побывать здесь : все эти земли – древнейшие в нашем государстве – были распаханы и обихожены на протяжении не одной тысячи лет, о чём говорят уникальные раскопки в соседнем селе Минино экспедицией директора  Института археологии АН РФ Николая Макарова, внука Леонида Леонова. Здесь жило русское крестьянство, свободолюбивое, гордое, с немалым семейным достатком. И разве можно бросить эти пахоты и сенокосы, за которые держался ещё скупой Иван Калита, присоединивший их к провинциальному Московскому княжеству, но именно благодаря им, а также благодаря труду людей, их населявших, и поднявший свою удельную вотчину к будущей великой государственности?! Вот это в итоге нам и хотелось здесь увидеть, а потом и послушать тех, кто здесь работает и не собирается отсюда никуда уезжать.

А ПОУТРУ МЫ ПРОСНУЛИСЬ…
Ни свет ни заря прикатил в Заулому внедорожник первого заместителя губернатора Вологодской области Сергея Громова. Широк этот человек даже внешне, и сузить его ну никак не получится. Именно ему предстояло начать серьёзный разговор о новом на селе. И Громов, воцарившись за действительно  круглым столом в одном из фермерских домов Подморина, где уместились все прибывшие на встречу вчерашние руководители хозяйств и работники сельхоздепартамента, сразу взял быка за рога:
– На первое декабря кризиса у нас в вологодском селе нет. И, думаю, не будет. Урожай зерна собрали самый большой за последние четверть века. Хотя мы и живём в зоне рискованного земледелия, но тем не менее можем работать не хуже, чем на Кубани. Урожайность зерновых, а также картофеля и овощей превысила средние показатели. Корма для крупного рогатого скота заготовлены в достатке. На пять миллиардов рублей взято техники за последние годы. Область работает на 48 регионов страны, куда идёт наша продукция. Мы можем себе это позволить, так как по удою молока от одной коровы – 4003 килограмма – Вологодская область превышает среднероссийский уровень на 24 процента. Ну и не будем забывать, что в мире нет такого набора трав, как на наших лугах. Каждый третий стакан молока в Москве наш, вологодский, а всего молочных продуктов в столицу мы завозим в год до 180 тысяч тонн.

У нас за систему принято комплексное программное планирование и решение проблем с помощью целевых программ. Наши приоритетные подотрасли сельского хозяйства – это животноводство, растениеводство, семеноводство и льноводство. В российском рейтинге наша область находится по эффективности аграрного производства на четвёртом месте. Больше половины земли и хозяйств в собственности у крестьян. Мы развиваемся не революционно, а эволюционно. Всё идёт своим чередом.

А что вы хотите? Молоко даёт производителям каждый день деньги. Скот у нас по стаду чёрно-пёстрой породы лучший в стране, надои, повторяю, большие. Трижды в области был министр А.В. Гордеев, объявил нас столицей молочного животноводства России. Главная задача сейчас на селе – считать и считать… Такова нынче экономика.

И тут же после этой вводной, которая, конечно же, была насыщена и другими цифрами, примерами, завязалась дискуссия, ибо заявленные Сергеем Михайловичем данные о более чем половине земель, которые отошли в частные руки, выявили совсем неоднозначные хозяйственные подходы к их использованию. По сути, речь шла о будущем российского села, в котором наряду с агропосёлками, продолжателями славных дел колхозов, всё-таки немалый удельный вес будут играть и личные крестьянские хозяйства, хотя их доля продукции в общем котле ещё сравнительно мала. Но им, фермерам, легче учитывать конъюнктуру рынка, они могут быстрее перестраиваться, реагировать на потребности дня. Большим же сельхозкораблям и большое плавание. Область, кстати, вновь подумывает о строительстве крупных животноводческих комплексов, бездумно раскритикованных в недавние годы.

Если с последними более или менее ясно, то как развиваться дальше частным фермам? С одной стороны, хочется через исторический скачок, и сразу, как говорится, в дамки, тем более что некоторые из них, в том числе и ферма Подморина, к этому вполне готовы (сам Олег Львович за десять лет вложил в землю более двух миллионов долларов личных средств и ни разу не получал от государства и от области ни копейки).

На круглом столе состоялась презентация его нового проекта по развитию молочного козоводства. Подморин рассчитывает на помощь Минсельхоза России в организации козоводческой племенной станции с комплексной переработкой произведённой продукции. И в таком стремлении поставить своё хозяйство на новую, более высокую ступень развития он, безусловно, прав. Ведь как хозяин он доказал своим агрогородком, где на этих же землях до него десятилетиями вершились колхозный развал и разор, что неслучайный пришелец в этих краях. Заслужил он таки на своём столе козлёнка в молоке.

С другой стороны, невольным оппонентом Подморину стал другой участник круглого стола, и тоже глава крестьянского (фермерского) хозяйства в Вотче, по той же Кирилловской дороге, Александр Механиков. Послушаем высказанные ими аргументы.

Олег Подморин:
 – Верещагин сто тридцать лет назад решил проблему сохранности местного коровьего молока – изобрёл уникальное масло, которое Россия успешно поставляла на рынок Европы. И сразу в нашей губернии последовал скачок в животноводстве. Всё дело в переработке. Сейчас же я со своим козьим молоком никому не нужен. Объёмы у меня небольшие, на ферме 111 дойных коз и более 80 голов молодняка. Завод Молотова не возьмёт такое количество молока, а своей линии по розливу и упаковке у меня нет. Что получается? Тема такая, что я произвожу очень нужный и редкий в России продукт питания – козье молоко, а в результате он не идёт к потребителю. Абсурд!.. Поэтому я и предлагаю организовать сеть подсобных хозяйств, чтобы население само содержало коз с ветеринарным и зоотехническим обслуживанием через мою племенную станцию на базе крестьянского хозяйства в Зауломе, и на ней же поставить линию по первичной переработке и хранению молока. Для этого нужны большие инвестиции.

Александр Механиков:
 – В моём хозяйстве 600 гектаров собственной земли. Его специализация – зерновые и племенное разведение романовской породы овец. В этом году собрал полторы тысяч тонн зерна, продал 110 голов молодняка. Ещё есть пилорама для нужд хозяйства и для заказов местных жителей. Работаем экономно, больших кредитов не берём.
Сергей ГромовЗдесь не выдержал Сергей Громов:
– А валенки?
– Они не имеют отношения, – пробовал отшутиться Механиков, – к сельскому хозяйству.
Все засмеялись.
Поясним, что вотчинские валенки стали с недавних пор популярны в России. Исполнительный директор Вологодского землячества Вадим Ентяков рассказывал на круглом столе, что их продавали нарасхват в июне 2008 года в ЦДЛ и в декабре в Госдуме, да и на всех ярмарках они желанные товары – тёплые, красивые, по-домашнему уютные.
– Ты же их катаешь из своей шерсти, – допытывался у фермера Громов. – Так?
– Шесть тысяч пар в этом году продал.
– Вот, – подытожил вице-губернатор, – ещё одно направление развития. Механиков разводит и продаёт романовских овец, а овца – животное неприхотливое, создана для нашей глубинки, где нет культурных пастбищ, и этот небольшой бизнес-проект стал пользоваться успехом. Из шерсти он производит валенки. Безотходное производство! А насчёт продажи зерна мы тебе, Александр Анатольевич, поможем. Только что принято решение: область закупает у своих производителей зерно по 5 рублей за килограмм вместо 3 рублей 80 копеек на рынке; выделено на эти цели 150 миллионов рублей.

Должен сказать однозначно, что нужно управлять развитием сельхозпроизводства. Рынок рынком, а Елена Приваловагосударственная забота обязана быть в наличии. Иначе получится, что страна собрала десятки миллионов тонн первоклассного зерна, а оно где-то гниёт, перекупщики норовят по 2 рубля за него заплатить. Неужели опять будем искать хлеб за границей?..

И Олегу Подморину отвечу, который идёт своим путём, – заключил Громов. – Мы внесём его хозяйство в областную целевую программу развития молочного животноводства, тем более что козоводческое направление животноводства существует в государственной программе развития сельского хозяйства России. И пропиарим перед министерством его коз и козлов.

Слушая споры, которые ещё не раз возникали на круглом столе, мы невольно убеждались, что именно в российском селе сегодня наглядно проявляется созидательное творчество народа, раскрепощение его в подходах к реалиям жизни, когда осуществляются самые смелые и дерзкие проекты, если, конечно, они обоснованны, а те, кто с ними Геннадий Селезнёввыступает, на деле доказали своё желание умно и толково хозяйствовать на земле. И государственная власть им поможет, если убедится в экономических выгодах и в настойчивости тех, кто за эти годы прошёл суровую школу выживаемости.

Впрочем, всё это не значит, что трудности позади. Областной департамент сельского хозяйства недавно направил в правительство Российской Федерации свои предложения по предотвращению кризисных явлений, которые могут появиться уже весной наступившего года. В стране происходит снижение покупательского спроса, скудеющая потребительская цепочка доходит и до сырья, производители которого не формируют конечную цену продуктов. Кроме того, сельхозпредприятия области в течение 2006–2008 годов инвестировали в развитие производства около 5 миллиардов рублей. Кредиты надо отдавать, а  как это делать, если пищевые и перерабатывающие предприятия, испытывая трудности со сбытом продукции, накапливают собственные долги перед производителями сырья? Значит, нужно пролонгировать краткосрочные кредиты, а также увеличить отсрочку погашения инвестиционных займов, взятых на те же молочные фермы.

Олег ПодморинВологжане предлагают реструктурировать долги сельхозпредприятий и ряд других конкретных антикризисных мер. В частности, разрешить торговлю продукцией животноводства самим производителям на открытых площадках городов. В декабре такую ярмарку с успехом провели в Череповце, в городе металлургов, уже пострадавшем от кризиса. И главная мера – ввести госзаказ на продукцию сельского хозяйства с гарантированными закупочными ценами. Только пойдут ли на это либерал-министры?..

Вологодская область по своей территории равна Франции, главному сельхозпроизводителю Европы. И там сегодня происходят сложные экономические и социальные процессы, но государство стоит на страже интересов своих крестьян. Побывавший во французской глубинке публицист Александр Арцыбашев писал, что стоило обмелеть на людей и тамошнему селу, как тут же активными экономическими мерами были созданы соответствующие условия и новые рабочие места. Только за последние несколько лет 600 тысяч французов из городов вернулись работать на фермы.

Александр МеханиковПалкой сегодня никого не загнать и в русскую деревню, бессмысленно объявлять новый призыв для подъёма Нечерноземья, возрождать покинутые селения с обязательным наказом брать больше и кидать дальше. Люди сегодня хотят жить нормально, комфортно, получая за свой труд и моральное удовлетворение, и достойное материальное вознаграждение. Разве героическое вологодское крестьянство такое отношение к себе не заслужило?! Ему не надо только мешать: савраска, а сегодня уже и робот вывезут сами, и обязанность власти – эти активные усилия поддерживать.

В самой успешной сельхозстране США давно это поняли и воплотили в жизнь. К примеру, в штате Айова, американской житнице, также в чём-то близкой Вологодчине и тоже равной ей по площади, где сельская страда продолжается с конца апреля до середины октября, 89 тысяч семейных ферм, имеющих в среднем 147 гектаров земли, кормят – каждая – по 279 человек в США и сообща прекрасной свининой треть населения России. Неужели и мы так не можем?.. Неужто и дальше Александр Меньшиковбудем довольствоваться жалким клеймом «Съедено (а не произведено) в России»?!

Был у нас и ещё один важный повод наведаться в вологодское село. Братья-писатели, особенно местная литературная школа, мастерски воспев русское крестьянство, его же и отпели, отдав по-сыновьи последние поклоны и простившись с материнским кровом. Но, думаем, преждевременно. От писателей на круглом столе выступил Анатолий Ехалов, горячо рассуждавший о современной культуре села, которую он знает лучше других, изъездив вдоль и поперёк Вологодскую область, ежегодно устраивая народные гулянья, как то праздники топора, коровы, русской печки, проводя банные ассамблеи, рыбные ярмарки «По щучьему веленью» и многие другие необычные культурные увеселения. Ехалов в вологодское село верит, и люди, как это было во время нашей поездки в Талицы, где к тому же и лучшая сельская самодеятельность, его любят и принимают почти по-родственному.

Заключая состоявшийся разговор о вологодской деревне, заместитель главного редактора «ЛГ» Леонид Колпаков подчеркнул: «Показ нормальных, позитивных изменений в стране на примере сельского хозяйства Вологодской области – это очень важное дело. Мы привыкли к негативу, к «чёрной дыре». Стереотип о российской деревне вместе с новыми аграрными технологиями, машинным парком, производственными отношениями явно устарел. Нам Евгений Петряшовнеобходимо создать реальную картину изменений, малую часть которых вы нам показали, о которых говорили. Прежде всего в мотивациях работы людей, в их отношении к делу. «Литературная газета» здесь занимает конструктивную позицию, понимая всю значимость крестьянской темы для современной жизни и, конечно, для отечественной литературы, которая и росла-то что в XIX, что в ХХ веке, образно выражаясь, на деревенских хлебах. Ваша крестьянская доля трудная, но где и когда на земле она была лёгкой?»

И последнее добавление к нашему рассказу. Перед самым Новым годом губернатор Вологодской области В.Е. Позгалёв приехал на квартиру Василия Белова, чтобы вручить ему орден Почёта. «Как дела в сельском хозяйстве?» – поинтересовался писатель. Губернатор рассказал об успешных итогах года, о рекордном областном урожае. «А как со льном?» – строго спросил Белов. Здесь Позгалёву, к сожалению, похвастать было нечем.
Надо поднимать и возрождать, самим кормить и одевать Россию.

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№3-4 (6208) (2009-01-28)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,0
Проголосовало: 2 чел.
12345
Комментарии:
02.02.2009 14:15:25 - Виталий Викторович Веселовский пишет:

ЗАКАЗУХА!

http://www.rg.ru/2006/10/20/produkti.html Здесь всё больше похоже на правду: "Чтобы корова сама доилась, придумали особый агрегат (вообще-то это робот, но хозяева просили не употреблять слово "робот" как "излишне технологичный"). Ощутив тягость, корова сама идет к машине. Когда я зашел в сработанный еще викингами добротный сарай, очередная добровольная отдоилась, но не уходила. Машина считывает с микрочипа коровы, сколько она обычно дает молока, и берет от нее ровно это количество, но эта корова хотела продолжения. И, как "деус экс махина", явился из-за кулис работник в синем сюртуке и дал корове "леща". Корова ушла, на ее место пришла другая. Робот, оснащенный лазерными сенсорами, по идее должен найти каждое вымя и всунуть в них по мягкому раструбу. Но у этой особи одно вымя оказалось загнуто вбок, и сенсор промахивался. Робот тужился, корова брыкалась, и я так и не дождался, чем это закончится. Цену этого агрегата раздосадованные хозяева мне открыть отказались. Известно только, что по всему миру их продано всего тысяча штук, из них в самой Швеции - 350. Говорят, речь идет о миллионах евро."

30.01.2009 21:30:58 - Виталий Викторович Веселовский пишет:

ПОКАЗУХА или ЗАКАЗУХА? Платонов отдыхает.

Про КИБДОЯРГА, самоокупающегося - сильно сказано: "Цена? Полная стоимость компьютерного «оператора машинного доения», то есть по-старинному дояра, с его установкой зашкаливает за 120 тысяч евро. Конечно, дорогим выходит шведский мужик, но ведь и сделан с умом, да и затраты на себя бессонным трудом оправдает за три-четыре года." Интересно: 1)в Вологодской деревне есть интернет? 2) Читают ли колхозники там ЛГ, запоем, как кибуцыны в местах обетованных? 3) И что бабы Вологодские своих "пьяниц" так легко на работающего днём и ночью шведского мужика-кибера хоть и с умом, но без дрючка променяют? Северяне-древляне откликнитесь! Москали не верят что каждый третий стакан ваш. И масло вологодское по этикеткам в Дмитровском районе в селе Озерецком делается.


Вадим ДЕМЕНТЬЕВ


Выпуски:
(за этот год)