(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Общество

Миссия выполнима

ОПЫТ СОСТРАДАНИЯ

А кому-то нравится работать «за спасибо»

Почему-то бытует мнение, что у нас волонтёрского, или добровольческого, движения нет и быть не может. Не простофили мы, дескать, чтобы бесплатно ухаживать за тяжелобольными, раздавать пищу бездомным, собирать пожертвования для воспитанников детских приютов. Мол-де только на благополучном Западе может быть такое, а нам не до бескорыстия – лишь бы самим выжить… Но это не так. Ростки нашего добровольчества пробиваются везде.

Людмила ПИСЬМАН

«У КАЖДОГО ИЗ НАС СВОЯ ИСТОРИЯ…»
…Они встречаются каждый четверг в храме Царевича Димитрия, что в Первой городской больнице, во время вечерней службы. Отрешённо внимают словам молитвы, затем молча расходятся по своим неотложным делам.

Им некогда беседовать на посторонние темы – их ждут подопечные в разных концах города, дома и в больницах. Где-то необходимы их проворные руки, где-то – слова утешения и надежды.

Около 600 добровольцев молодёжной cлужбы «Милосердие» помогают пожилым людям и инвалидам на дому – готовят еду, убирают, стирают, сопровождают в храмы, больницы и поликлиники, привозят к Пасхе куличи и крашеные яйца, шлют открытки к Рождеству.

Посещают детские дома инвалидов и детские больницы, кормят малышей и играют с ними. Обеспечивают досуг пациентам госпиталя им. Н. Бурденко и НИИ им. Гельмгольца, поздравляют их с праздниками, ведут беседы, читают и обсуждают книги. Служат сиделками, облегчая работу сёстрам милосердия в больнице Святителя Алексия.
И делают ещё множество других дел, незаметных, но необходимых.

– К нам приходит в основном молодёжь от 22 до 30 лет, – говорит руководитель службы «Милосердие» Марина Васильева. – Все сначала заполняют анкету, где есть вопрос: «Почему вы здесь?» Православные воцерковленные люди чаще пишут о желании бескорыстно служить людям, исполняя заповедь о любви к ближнему. Но мы принимаем и людей других вероисповеданий, и они тоже говорят о сострадании. Так что представление о том, что молодые заражены тотальным цинизмом и бездействием, – миф. У каждого из добровольцев своя история, которая не укладывается в сухие строчки анкеты. Просто так, от нечего делать, сюда никто не подастся.

ИТАР-ТАСС– Я работаю на заводе, – рассказывает о себе доброволец Арсений. – В службу пришёл год назад. Так случилось, что я одинок, и мне хотелось найти товарищей, близких по духу. Меня определили в госпиталь имени Бурденко, в онкологическое отделение. И я увидел лица больных раком, лежачих, потерявших волосы после химиотерапии, ощутил такую тоску в их глазах! Многие из них были из дальних уголков страны, и навестить их было некому. Первое время я помогал разносить пищу, а потом слово за слово – и мы стали беседовать. Я оказался единственным человеком, с которым они могли просто поделиться самым сокровенным. Уезжая домой, они прощались со мной, как с братом. И сейчас продолжают писать мне письма, звонить.
А вот рассказ Юли.

– Я раньше даже не могла себе представить, сколько зла порой творится за толстыми стенами квартир, сколько ужаса за задвинутыми шторами… Посещая подопечных в больнице, я узнала о страшной судьбе 20-летнего парня, больного рассеянным склерозом. Узнав о диагнозе, он пытался покончить с собой, выбросился из окна, получил тяжёлую травму. И остался жить. Его родители отказались за ним ухаживать, даже ни разу не навестили в больнице. Нашла его мать моего бывшего одноклассника, и мы с ней вместе приходили и оказывали ему помощь.

– Сейчас он живёт с бабушкой, передвигается на коляске. Пытались увещевать отца и мать, но бесполезно. Они твердят одно: он нам не нужен. Будто сын – это котёнок или щенок, которого можно просто выкинуть на улицу! От таких историй можно опустить руки, но некогда отчаиваться, потому что есть десятки людей, ожидающих моего участия…

ВОЛОНТЁРСТВО КАК ИНДУСТРИЯ
О том, как обстоит дело с волонтёрством в США, я убедилась сама.
…Сентябрь в пригородах Чикаго – лучшее время года. Природа и люди отдыхают от пронзительного, порывистого ветра, дующего здесь почти круглый год, и тропические цветы мирно соседствуют с пламенеющими клёнами… Я вливаюсь в вавилонское столпотворение студентов Октон-колледжа – всех оттенков кожи, со всех концов света – и направляюсь к знакомой двери с вывеской «Служба трудоустройства». Навстречу мне поднимается седовласая женщина в строгом чёрном платье. Это Би Корнелиссен, менеджер по программам и мероприятиям.

– А я вас помню, вы работали волонтёром в детском музее Колс, – улыбается она.
Это поразительно: ведь с тех пор прошло девять лет! В волонтёрских ярмарках, которые тогда ежегодно организовывала Би Корнелиссен, участвовали тысячи студентов Октон-колледжа, в котором я тогда училась. Ярмарки ни в чём не уступали обычным ярмаркам вакансий: в просторном зале студенческого кафетерия сидели руководители некоммерческих организаций, госпиталей, домов престарелых и прочих социальных служб, проводили собеседования с соискателями.

Всё, как при выборе «настоящей» работы, только здесь между работодателем и работником не стоял пресловутый денежный вопрос. Никаких извечных опасений: а вдруг не выслушают до конца и не возьмут. Поэтому беседа шла спокойно, на равных, без нервозности, и из сотни организаций можно было, не торопясь, выбирать то, что тебе ближе.

Стоит ли говорить, какую пользу эти ярмарки приносили студентам-иностранцам, которых в Октон-колледже насчитывается большинство. Языковая разговорная практика у многих из них отсутствует, произношение хромает. Известно, что лучшее средство для изучения чужого языка – общение, и лучше всего с помощью работы.

Кто-то из моих однокурсников отправился в дом престарелых, чтобы читать газеты и книги слепым пожилым людям, кто-то – распространять антинаркотические листовки среди бродяг. А я выбрала детский музей, потому что беседовать с детьми труднее и интереснее.

Волонтёров в Детском музее Колс всегда насчитывается около сотни человек. У каждого своя причина, почему он пришёл именно сюда. Девушки из педагогического колледжа нуждаются в практике работы с детьми, а иностранцам не хватает знания жизни в новой стране. Помню одну женщину, которая из-за болезни почти не слышала и не могла говорить. Она просто шла к людям, чтобы быть им необходимой, вырваться из круга молчания и одиночества.

Музей помнил и ценил своих волонтёров: ежегодно мы все приглашались на торжественный обед и беспроигрышную лотерею.

Сегодня ответственность за приглашение студентов участвовать в волонтёрских программах разделили между собой разные педагоги колледжа. Би курирует только добровольцев студенческого театра. Малоимущие студенты хотят попасть на спектакли, не платя деньги за билеты. Поэтому они помогают организаторам – продают билеты и программки, дежурят в гардеробе, рассаживают людей по местам.

То же самое можно увидеть во многих театрах США: добровольные помощники выполняют, по сути дела, ту работу, которую у нас делают интеллигентные пенсионерки, получая за это зарплату. В Музее-центре Эрнеста Хемингуэя в пригороде Чикаго роль профессиональных экскурсоводов выполняют студенты, увлечённые творчеством писателя.

Волонтёрство в Америке – это целая индустрия. Вся страна покрыта сетью волонтёров, в их труде нуждаются, им всегда рады. В прошлом году Корпорация национальной и общественной службы подсчитала, что только в одном 2006 году 26,7% американцев добровольно и бесплатно отработали какое-то время, помогая различным религиозным, образовательным и благотворительным организациям, социальным или коммунальным службам.

– Очень многие идут в добровольцы, потому что хотят облегчить боль страждущим, не ожидая для себя материальной награды, – говорит Би. – Например, работают в хосписах или домах инвалидов. Но и в том, что они при этом решают свои духовные проблемы, например, не хотят оставаться дома в одиночестве, желают быть нужными кому-то, – ничего плохого нет. У нас есть пословица: «Плата, которую ты отдаёшь за пядь нашей земли, – это служение другим людям».

Когда-то в 90-е годы, на заре зарождения наших некоммерческих организаций, в Россию приезжали представители многочисленных американских фондов, чтобы учить нас уму-разуму. Отчасти они сами, отчасти и мы, их прилежные ученики, принимали на веру мимолётное впечатление: американцы в основном очень милосердные люди, доброта – это часть национального характера. Но стоило мне самой пожить в США, чтобы убедиться: американцы нисколько не лучше нас, просто они другие – более прагматичные. И у них на дне потайного ящичка даже такого благого дела, как волонтёрство, всегда спрятано немножко собственной выгоды.

ВЕЛЕНИЕ ДУШИ
А теперь вернёмся в наше Отечество.
Во время опросов наших волонтёров часто спрашивали: «Почему ты записался в добровольцы?» Большинство затруднялось с ответом.

Им не хотелось говорить пафосных слов о том, что, мол, надо творить добро или быть лучше, чем есть на самом деле. Они даже не считали нужным всем рассказывать об этом. Просто без этого они уже не могут, привыкли.

Часто в дом, откуда приходит просьба о помощи, сначала посылают первопроходцев, чтобы убедиться, нужна ли помощь на самом деле. Доверять всем невозможно: некоторые вполне здоровые граждане воспринимают добровольцев как представителей фирмы «Заря», просят сделать уборку или даже ремонт.

Был такой случай: клиентка службы постоянно вызывала девушек-добровольцев с просьбами сделать мелкую работу по дому и всегда интересовалась у них: «Вы замужем?» Оказалось, так она подыскивала работящую и скромную невесту своему сыну. Бывает, что добровольцев спрашивают: «А зачем вам это надо – работать за спасибо?» Даже больные, к которым они спешат на помощь, удивляются.

Но добровольческие службы, которые организуются сейчас при храмах и общественных организациях, не подменяют государственных социальных работников. У тех не хватает времени сидеть часами и беседовать со старушкой, им бы успеть в магазин да в аптеку, и бегом – к другим подопечным. А для добровольца беседа, сочувствие, сопереживание – важная часть его миссии. Ведь редкое общение одиноким инвалидам не менее важно, чем стирка-уборка.

СКОЛЬКО В РОССИИ ДОБРОВОЛЬЦЕВ?
Недавно, выступая с ежегодным посланием, премьер-министр В. Путин озвучил цифру – 8 миллионов человек. Добровольческое движение набирает силу. Рождение большинства организаций, использующих безвозмездный труд, датируется 2006 годом. В их рядах – школьники и педагоги, «трудные подростки» и студенты, молодые домохозяйки и «молодые пенсионерки». И даже топ-менеджеры крупных компаний и популярные кинозвёзды идут в детские больницы и дома ребёнка, чтобы привезти гостинцы и поиграть с детишками. Такая вот полезная мода на благотворительность.

На добровольческом форуме школьников Центрального округа Москвы проводилось SMS-голосование среди участников. Всем был задан общий вопрос: «Какова мотивация к совершению добрых дел?» Ответы распределились следующим образом: «Способ самореализации – 16%; наличие свободного времени – 4%; веление души – 65%; надежда, что нам тоже помогут, – 15%».
«Прекрасные порывы» явно преобладали…

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№6 (6210) (2009-02-11)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Людмила ПИСЬМАН


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
old.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru