(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

С пером и шпагой

Как завершился «Шторм»

ПРОЗА

Николай ИВАНОВ, полковник запаса

фрагменты из романа

27 декабря 1979 года, в 18 часов 25 минут по кабульскому времени – на 4 часа 35 минут раньше первоначального срока и на 5 минут раньше окончательного времени «Ч» – началась операция «Шторм», известная как взятие дворца Амина. Это назовут вторым этапом Апрельской революции в Афганистане, а к названию операции, составляя донесение в Москву, добавят цифры «333», что означало успех в её проведении.

Накануне на Лубянку пришла шифрограмма: «17 декабря 1979 года,12 и 17 декабря представитель КГБ встречался с X.Амином. Из высказываний Амина заслуживают внимания следующие. Амин настойчиво проводил мысль о необходимости непосредственного участия Советского Союза в сдерживании боевых действий бандформирований в северных районах ДРА. Его рассуждения сводились к следующему: нынешнее афганское руководство будет приветствовать присутствие советских Вооружённых Сил в ряде стратегически важных пунктов в северных провинциях ДРА... Амин сказал, что формы и методы оказания военной помощи должны определяться советской стороной: СССР может иметь воинские гарнизоны в тех местах, в которых сам пожелает;  СССР может взять под охрану все объекты афгано-советского сотрудничества;  советские войска могли бы взять на себя охрану коммуникаций ДРА... Представитель КГБ».

Войска (Ограниченным контингентом Советских войск их назвать предложил Д.Ф.Устинов) были введены. Общая численность ОКСВ на январь 1980 года составила 81,8 тысячи человек. При этом максимальная численность контингента была в 1985 году – 108,8 тысячи человек (в боевых частях – 73 тысячи человек).

В связи с вводом войск в Афганистан нашлось немало стран, которые начали спешно греть руки на советско-афганском костре, поставив главной задачей не выпустить СССР из ДРА. Соединённые Штаты первыми выделили 30 миллиардов долларов для закупки оружия моджахедам. «Извозчика» для его переправки долго искать тоже не пришлось – предложил свои услуги Пакистан с его 1400-мильной границей с Афганистаном. Тут же были определены так называемые «Особые правила» во взаимодействии тех, кому была выгодна война:
1. Страны, поставляющие оружие, делают это тайно, избегая публичности.

2. Осуществление контроля за дозированным распределением этого оружия возлагается на Пакистан. Дозировка оружия необходима для более долгой войны. То же самое распространяется и на финансовые средства.

3. Оружие, поставляемое афганским мятежникам, должно быть советского производства. Это должно показать миру, что мятежники действуют успешно и сами добывают себе оружие.

4. Оружие прибывает в Пакистан под видом обычного груза на самолётах, опознавательные знаки которых постоянно меняются.

Удачно распределились и выгоды. Пакистан за услуги «извозчика» получал долгосрочные кредиты на сумму 3 миллиарда долларов. Саудовская Аравия взяла на себя рола банкира с неизбежными процентами. Израиль, Египет и Китай поставляли оружие советского производства.

Не оставались в накладе и США, давшие деньги на раскрутку этой пружины. В администрации Рейгана выработалось три подхода к событиям в Афганистане.

1. «Вьетнам Москвы». Превратить Афганистан в советский Вьетнам. Обескровить СССР путём увеличения издержек его пребывания там и удерживать там его как можно дольше, расстраивая ресурсы, подрывая внутреннюю стабильность СССР и международный престиж.

2. «Боковой эффект». Афганистан должен стать отвлекающим эффектом, главное – не он. Действительный вопрос – отработка баланса между США и СССР в пользу США. Согласно этому пункту жизненно важные интересы США должны сосредоточиться в другом регионе, куда СССР, увязнув в Афганистане, не сможет дотянуться. Чем дольше Советский Союз поведёт войну на афганской земле, тем прочнее утвердятся США в необходимых регионах.

3. «Торговля по кусочкам». США должны торговаться с СССР: мы уменьшаем свою помощь моджахедам, СССР – в Латинской Америке или в том регионе, который выгоден сейчас США. К тому же помощь моджахедам позволяет привлекательно выглядеть на международной арене.

А за полгода до XXVI съезда КПСС на одном из заседаний Политбюро Л.И. Брежнев поднимет начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза Н.В. Огаркова, который присутствовал на нём вместо заболевшего Устинова:
– Николай Васильевич, я думаю, ввод в Афганистан сыграл свою роль на первом этапе. А мировое общественное мнение, да и мнение в нашей стране подводят нас к тому, что войска следует возвращать на Родину. Подумайте, как это сделать к началу работы съезда.

Министерство обороны успело вернуть на Родину в 1981 году первые 5 тысяч человек. Однако обстановка и в мире, и в самом Афганистане резко изменится, и дальнейшие события показали, что вывести войска оказалось намного сложнее, чем в своё время ввести их. Америка с удовольствием сделалась «третьей радующейся» страной, моджахеды категорически отмели любые попытки создать коалиционное правительство и не сели за стол переговоров даже после вывода ОКСВ – им тоже оказалось выгоднее воевать. М.С. Горбачёву, с самого начала своего правления настроенному на прекращение афганской одиссеи, потребовалось около четырёх лет, чтобы осуществить, наконец, это. Да и то не всякий знает, что в конце 1988 г. – начале 1989 г., за несколько недель до объявленной даты вывода, движение советских войск к границе было приостановлено. Командарм Борис Громов вышел на связь с Москвой:
– Если я вечером 7 февраля не продолжу движение, то из-за снежной обстановки на Саланге к 15 февраля войска к Термезу не выйдут.

Трижды собиралась комиссия Политбюро по Афганистану во главе с министром иностранных дел Э.Шеварднадзе по одному и тому же вопросу: как быть? Режим Наджибуллы просил помощи и защиты и, по всем прогнозам, мог продержаться от силы около суток. Афганская армия начала разбегаться, само правительство переместилось на аэродром, поближе к самолётам. Один из лидеров оппозиции, Ахмад Шах, даже назначил на 16 февраля приём иностранных послов в Кабуле уже в качестве главы государства и правительства. Неужели всё зря?

– Назовите минимальное количество войск, которое мы сможем оставить в Афганистане, – спрашивали представителей Генштаба.
– Как оставить? Ведь мы заявили о полном выводе.
– Вас просят назвать минимальную цифру. Десять, двадцать, тридцать тысяч. Сколько?
– Двадцать тысяч в какой-то степени будут контролировать ситуацию. Но только вокруг Кабула.
– Подумайте, как это сделать. В любом случае это должны быть добровольцы.
– Извините, но добровольцы должны подписывать контракт. А офицеры прежде должны уволиться из Советской армии, чтобы вступить в другую.
– Продумайте и этот вариант, он не исключён. Тысячу, тысячу двести рублей в месяц – на эту сумму контракт будут подписывать?
– Добровольцы-то найдутся. Но что мы скажем миру?
– Эти объяснения оставьте нам, МИДу. Проработайте свои вопросы, чтобы они не застали вас врасплох.
– Отчего вы, гражданские, такие кровожадные? – выходя из кабинета на очередной перерыв в заседании, в сердцах бросил один из генералов представителю МИДа.

А Громов по ту сторону Гиндукуша требовал определённости. У границы с Советским Союзом колонны специально растягивались в гармошку, чтобы показать: сбоев в графике вывода нет, войска – в движении. Молчал лишь эфир.

– Если мы не выведем войска полностью, нам больше никто в мире не поверит ни в наши благие намерения, ни в перестройку – ни во что. И не надо себя обманывать, ничего мы не сможем объяснить и миру. – Член Политбюро А.Н. Яковлев, до этого практически во всём поддерживавший Шеварднадзе, на этот раз принял сторону военных. И чаша весов стала склоняться к тому, чтобы вывести войска в срок, безоговорочно и полностью. Сам Шеварднадзе, как председатель комиссии, вылетел в Афганистан, чтобы прояснить ситуацию на месте.

– Что Ахмад Шах? – спросил он у командования 40-й армии после доклада по общей обстановке.
– Держит Саланг.
– А мы?
– Мы ниже. На самые высокие вершины первым сел он.
– А почему не мы?
Громов оставил вопрос министра без ответа: слишком разные это задачи – выводить войска и одновременно занимать господствующие вершины, да ещё без потерь. Тут: или – или.

Однако поняв озабоченность Шеварднадзе, пояснил:
– Я передал ему несколько писем. Предварительная договоренность такова: мы не трогаем его, он пропускает нас.
– И вы поверили ему на слово? – удивился министр.

Мог ли верить Громов Ахмад Шаху – этому влиятельнейшему и достаточно сильному полевому командиру? Имел ли право идти по острию бритвы? Полевой командир был непредсказуем, но если делать расклад всей ситуации – а Громов к этому времени служил в Афганистане по третьему сроку, – Ахмад Шаху крайне выгодно, чтобы «шурави» ушли спокойно, не тронув его. В этом случае он оставался единственной реальной силой в Афганистане, способной вести борьбу с нынешним режимом. Если же советское командование, обеспечивая безопасность вывода, обрушит на него удары авиации и артиллерии, станут неизбежными потери, и потери значительные. И тогда на первые роли выйдут другие – Гульбеддин, Раббани, то есть те лидеры оппозиции, которые всю афганскую войну просидели в Пакистане. Отдавать такой шанс хоть и единоверцам, но полностью продавшимся Западу и Штатам, Ахмад Шах не хотел.

Находились козыри и для Советского Союза, если бы вдруг власть Наджибуллы пала после вывода ОКСВ. Те же Гульбеддин, Раббани, Наби и другие смотрели только на США и Запад. Ахмад Шах в конечном итоге не отвергал сотрудничества в будущем и с Советским Союзом. Так что из двух зол он выбрал меньшее.

Однако, косвенно возвышая прозападных «духов», Шеварднадзе приказал тем не менее подготовить и нанести удар по отрядам Ахмад Шаха. Отметая все расчёты и прогнозы на будущее. Пусть сегодня нормально выйдут войска, а завтра...

И впервые за афганскую войну наши лётчики сбрасывали бомбы на пустые склоны гор, где не было моджахедов: даже они понимали, что нельзя нарушать обещания и проливать новую кровь. И смолчал командарм Громов, глядя на результаты таких ударов. И Ахмад Шах тоже оценил это, и воистину вывод войск прошёл без боевых действий. И поэтому долгие годы на наших южных границах было спокойно…

Ну а тогда, «ударив» по противнику и доложив в Москву о выполнении приказа, Громов получит наконец команду продолжить движение на север. И приведёт свою 40-ю армию практически без потерь к родному порогу. И сам выйдет последним в лучших традициях русского офицерства – только когда за его спиной не останется ни одного человека, кому бы угрожала опасность, он переступит черту, отделяющую войну от мира.

Хотя ради исторической правды, последними с афганской земли, получив сообщение о выходе «Первого», переправились пограничные отряды, которые обеспечивали безопасность и моста Дружбы, и самого Громова, и празднества встречи. А вышли тихо, без фанфар, поздравлений и приветствий, подарков и наград, скромно, как с работы. Хотя так оно и было: они вышли и стали погранзаставами по Амударье…

Статья опубликована :

№7 (6211) (2009-02-18)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Николай ИВАНОВ


Выпуски:
(за этот год)