(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Совместный проект Подмосковье

Мурановская пастораль

НАСЛЕДИЕ

Музей-усадьба «Мураново» имени Ф.И. Тютчева – одно из немногих дворянских гнёзд, сохранившихся в бурях истории, редкий пример родового поместья, где семейные традиции долгое время не прерывались, даже когда «очаг» превратился в музей. Но, к несчастью, летом 2006 года в главном усадебном доме случился пожар. Пострадало не только само здание, но и некоторые музейные ценности. Тогда много говорили и писали об этой трагедии, порой и преувеличивая ущерб, нанесённый пожаром. А реставраторы и музейные сотрудники, не тратя времени на разговоры и не жалея сил, спасали и спасают бесценные сокровища. Сегодня о том, как продвигаются восстановительные работы, мы беседуем с директором музея-усадьбы Игорем КОМАРОВЫМ.

– Игорь Александрович, как скоро завершится реставрация дома?

– Сразу же после пожара по распоряжению губернатора Бориса Громова из его резервного фонда было выделено 50 млн рублей. Наш музей вошёл в областную целевую программу «Сохранение, использование, популяризация и государственная охрана объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) в Московской области на 2009–2012 годы». В неё, помимо дома, включены и другие памятники усадьбы. Так что нам предстоит сложная многолетняя работа.

Юрий КОРОВИНУже завершено укрепление дома, реставрация фасадов и кровли. Внешне здание приняло свои прежние, привычные очертания. Немного изменился цвет фасадов, кирпичную кладку мы выровняли по цвету – покрасили в тот оттенок, который более всего соответствует первоначальному. Продолжается отделка интерьеров, и здесь ещё предстоит потрудиться немало. В ходе реставрации выявились и некоторые проблемы. Нам, в частности, необходимо будет провести довольно сложные работы по гидроизоляции здания.

В то же время с радостью могу сказать, что часть дома уже принята Министерством культуры Московской области. Там мы намерены развернуть временную экспозицию. Как пойдёт работа с домом дальше, пока полной ясности нет. Из-за финансового кризиса трудно называть какие-то конкретные даты. Важно, что и в этих сложных условиях мы ощущаем постоянную поддержку со стороны правительства Московской области и со стороны администрации Пушкинского муниципального района. Мы постараемся все задержки свести к минимуму.

Заботит и другая проблема: многие музейные экспонаты пострадали как во время пожара, так и во время его тушения, когда дом заливали водой, да ещё и дожди шли в то время. Здесь происходят задержки, потому что у реставраторов главный принцип такой же, как у врачей, – «не навреди». Торопиться нельзя. Многие вещи пострадали серьёзно, и полное восстановление экспозиции – вопрос не этого года и даже не следующего. Пока мы постепенно открываем отреставрированные комнаты с временными выставками.

– Изменится ли основная экспозиция главного дома после завершения всех необходимых восстановительных работ?

– Научная работа по подготовке будущей экспозиции ведётся параллельно с реставрацией и подготовкой временных выставок. Поставлена задача – после восстановления полностью открыть дом для посетителей. Раньше несколько комнат занимали научные отделы музея, и их нельзя было осматривать. В связи с этим экспозиция несколько изменится, хотя мы уверены в том, что её основа должна остаться прежней. Её создателем был Николай Иванович Тютчев – внук поэта и один из крупнейших российских коллекционеров начала ХХ века. Он разбирался в антиквариате блестяще. Когда после революции появилась возможность превратить усадьбу в музей и тем самым спасти её от уничтожения, он создал уникальную экспозицию, которая, конечно, изменялась в последующие десятилетия, но не так уж серьёзно. Вводились определённые идеологические акценты. В наших фондах есть, например, материалы, связанные с В.И. Лениным. Когда-то они находились в экспозиции. Воспользовались тем, что Ленин любил поэзию Тютчева, и подчёркивание этого в какие-то моменты спасало музей.

Экспозиция Тютчева – это даже не столько научная, сколько художественная реконструкция облика русского усадебного дома 1840–1850-х годов. Дома, наполненного литературно-художественной жизнью. Дома, из которого, кажется, несколько минут назад отлучились хозяева. Поэтому и выглядела экспозиция настолько своеобразно. В ней, например, почти не было экспликаций рядом с экспонатами, а живописные и фотографические портреты одних и тех же лиц можно было увидеть в разных комнатах. Некоторые музейные специалисты весьма жёстко критиковали её, утверждая, что надо было экспонаты по хронологии или тематике размещать. Но именно идея Н.И. Тютчева делала Мураново таким непохожим на другие музеи. Структура экспозиции, которую предложил Тютчев, не проявляется сразу. Надо войти в дом, походить по его комнатам, лестницам и коридорам, подышать его воздухом. Это не та экспозиция, которую можно просмотреть мельком, вполглаза. Это музейная среда, которую надо прочувствовать, «впитать кожей».

Наша задача – развивать дальше идеи Николая Ивановича, попробовать выстроить некое их продолжение в комнатах, которые впервые будут открыты для посетителей. Мы планируем вернуть в экспозицию десятки мелких предметов, которые находились когда-то в ней, но были убраны по соображениям безопасности. Современные музейные технологии позволят их защитить, и эти «бытовые мелочи» помогут вернуть очарование живого дома. Вместе с тем некоторые предметы мебели, вероятно, из основной экспозиции уйдут: надо, чтобы в комнатах было больше воздуха, чтобы в них можно было более свободно двигаться.

Работа по подготовке экспозиции – сложная, кропотливая. Мы готовим, образно говоря, новую редакцию экспозиции Николая Ивановича Тютчева. Но при этом своеобразие Муранова мы обязательно сохраним.

– Что сейчас доступно посетителям музея-усадьбы?

– Парк, домовая церковь во имя Спаса Нерукотворного, которая является неотъемлемой частью музея. Появилась возможность прогуляться вокруг дома – ещё недавно, когда он стоял в лесах, этого было сделать нельзя. Проводятся экскурсии и традиционные праздники. Первого марта отметим Масленицу, потом, 15-го, проведём ставшие уже традиционными лыжные соревнования – «Мурановскую пятнашку». Надеемся через пару месяцев открыть для посетителей несколько отреставрированных комнат.

– Игорь Александрович, каким вы видите дальнейшее развитие музея?

– Я уже говорил, что для основателя музея Николая Ивановича Тютчева было важно показать посетителям не только литературные, но и художественные сокровища Муранова. А они действительно велики. Музей можно назвать подлинной сокровищницей русской художественной культуры XVIII–XIX веков. Первоклассная живопись, исключительная коллекция мебели, изумительная коллекция керамики и стекла, редчайшее собрание графики, уникальное собрание фотографий. В силу разных причин, особенно когда надо было спасать музей в 1920-х годах, упор делали именно на литературную составляющую музея, на имена Боратынского, Тютчева, Аксакова, Гоголя. Существовала даже легенда, что, наверное, здесь бывал и Пушкин. Эти легенды и спасли музей в определённый период. Хотя, как известно, тогда некоторые первоклассные усадебные художественные собрания передавались в фонды крупных городских музеев, а подчас и попросту уничтожались.

В Муранове это всё сохранилось, и мы планируем в полном блеске представить эти бесценные сокровища. Ещё академик Игорь Грабарь писал о выдающихся художественных достоинствах Мурановского музея. Но до сих пор его живописное собрание не включено в широкий искусствоведческий оборот. Наша задача – сделать это. То же самое касается коллекции мебели, содержащей очень редкие образцы. Наконец, нам бы хотелось отразить в новой экспозиции личность создателя музея Николая Ивановича Тютчева и его деятельность как коллекционера.

Вокруг главного дома располагаются памятники федерального значения. Это и домовая церковь, и детский домик, и флигель, где жила Эрнестина Тютчева – вдова поэта, и кухня, и гладилка. Вокруг воссозданные здания – ледник, кучерская, амбар, церковная сторожка. На берегу пруда заново воспроизвели здание прачечной. В дальнейшем появятся каретный и молотильный сараи. В этих помещениях мы будем разворачивать экспозиции, посвящённые разным сторонам жизни усадьбы.

Обновлённый музей должен представлять собой садово-парковый ансамбль с подлинными и воссозданными сооружениями XIX века, ядром которого будет главный дом с его уникальной экспозицией. В хозяйственных постройках постараемся развернуть экспозиции, которые позволят показать хозяйственную жизнь поместья, тему русской усадьбы в мире природы. Это очень важно для нынешнего времени, когда вопросам охраны окружающей среды и экологии уделяется значительное внимание. При этом экспозиция главного дома останется традиционной, а экспозиция окружающих сооружений станет интерактивной, больше рассчитанной на подрастающее поколение. Какие-то вещи можно будет потрогать руками. Планируем и воссоздание школы, которая построена была Тютчевыми на лугу. И большие работы предстоят в парке, где разместятся подлинные и воссозданные постройки. По нашему замыслу, в ухоженном усадебном парке будут прогуливаться посетители музея. Они смогут свободно заходить во все строения, играть в кегли в кегельбане, любоваться характерными для усадьбы растениями в оранжерее, плавать на лодках по пруду. Мы хотим, чтобы люди возвращались в Мураново снова и снова.

– Плоды научной и исследовательской деятельности музея уже заметны. В прошлом году ваш проект выиграл грант конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда Владимира Потанина. Когда широкой публике будет представлен результат этой работы?

– Суть проекта под названием «Возвращение в усадьбу. Тютчевы и Мураново» заключается в изучении и научном комментировании богатейшей коллекции мурановского мемориального фотоархива. В нём хранится более 4000 единиц богатейшего фотоматериала второй половины XIX – начала XX века. Эта уникальная коллекция не только представляет все крупнейшие фотоателье России и творчество фотохудожников-любителей, но и рассказывает о жизни обитателей усадьбы, хранит практически все изображения Ф.И. Тютчева, а также целого ряда других выдающихся деятелей русской культуры. Эта коллекция мало изучена. Сейчас ведётся оцифровка фотографий, готовится выпуск альбома-каталога в печатном и электронном виде.

– Игорь Александрович, вы возглавили музей, можно сказать, в его самое трудное время. Что подвигло вас на это?

– Я возглавил музей в конце 2007 года. Работал до этого 26 лет в Оружейной палате Московского Кремля, был хранителем, заведовал сектором оружия.

Мурановский музей я воспринимал всегда как сокровищницу, национальное достояние, и не раз бывал здесь. Конечно, я специалист в области оружия, но всё же – музейный работник. Для меня стать руководителем такого известного музея одновременно было и честью, и большой ответственностью. Я стараюсь делиться с нынешними коллегами своим опытом, но и у них учусь, и у руководителей других подмосковных музеев – высококлассных специалистов и настоящих подвижников музейного дела. Но, знаете, в моменты, когда меня одолевают сомнения или «тяжёлые думы», я иду в хранилище и прошу хранителя дать мне подержать в руках единственный в мурановском собрании, но зато и уникальный памятник оружия – наградную шпагу, принадлежавшую брату Фёдора Ивановича Тютчева, так называемое «золотое оружие». И понимаю, что сделал правильный выбор.

Беседу вела Марина АЛЕКСАНДРИНА

Статья опубликована :

№8 (6212) (2009-02-25)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Марина АЛЕКСАНДРИНА


Выпуски:
(за этот год)