(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Литература

«И здравствуй, век грядущий…»

ЭПОХА

17 августа этого года исполняется 75 лет со дня начала работы Первого Всесоюзного съезда советских писателей. На нём был создан Союз советских писателей, что радикально изменило ситуацию в отечественной литературе. Конечно, трудно сравнивать события того времени с сегодняшними, но есть между ними и некоторое сходство. Как и теперь, писательское сообщество страдало тогда от разобщённости, вражды группировок, а литераторы – от социально-экономической незащищённости. Многие из этих проблем были решены, когда появилась единая писательская организация. Сегодня беседой с участницей исторического события Е. Хоринской мы начинаем цикл публикаций о Первом Всесоюзном съезде писателей и его роли в истории нашей словесности.

В эти дни общественность Екатеринбурга отмечает 100-летие со дня рождения известного поэта Елены Евгеньевны Хоринской, участницы Первого съезда Союза писателей СССР, автора многих книг для детей и взрослых. С юбиляром беседует собкор «ЛГ».

– Елена Евгеньевна, к вашему юбилею выпущены две книги – «Мои Январи» и «Я вспоминаю». Помню, как вы сокрушались, что не удаётся вместить в мемуары многие события, встречи… Хотелось бы начать наш разговор с того момента, как вы входили в литературу и, конечно, вспомнить о судьбоносном «Горьковском» съезде.

– Я в 16 лет окончила среднюю школу, земляки сочли, что я могу не только учиться сама, но и преподавать. Учила взрослых, бородатых сибиряков в Бурято-Монголии, в деревне Хасурта. С этой деревней я до сих пор связана. Однажды, в круглую дату, – телефонный звонок: с вами будет говорить Бурятия. Таёжная, далёкая Хасурта! И вдруг молодой голос: «Мы – дети ваших учеников».

Первые стихи ещё в школе писались. Это были, собственно говоря, не стихи, а рифмованные заметки на злободневные темы. Для газеты «Бурято-монгольская правда». Тем не менее как-то приобщалась к литературе. И вот в марте 1934 года проходит съезд писателей Бурято-Монголии. На нём утверждается делегация на Первый  съезд СП в Москву.

Конечно, это было просто чудо, что я, в общем, ещё девчонка, сельская учительница, попала в состав делегации. В неё входили старейший поэт Бурятии Дамбинова Салабонат-Оя, критик, литературовед Шанжи Ширафат и я. Товарищи эти погибли в годы репрессий. В Москве нас очень хорошо встречали.  Поэт Станислав Штандт, он как бы шефствовал над нами, и Бруно Ясенский. В общем, конечно, сразу голова закружилась. Ведь вокруг – писатели, которых я только по именам знала и не многих читала, там, в деревне.

На съезде встретилась с поэтом Верой Михайловной Инбер, стихи которой очень любила. Даже написала ей письмо. Она ответила, у нас завязалась переписка – и вот мы встречаемся! А рядом со мной сидел рыжий-рыжий парень из Архангельска, это был Александр Яшин. А вот молодые, но уже известные – поэты Жаров, Безыменский… И более солидные – Алексей Толстой, Фадеев. Познакомилась с поэтом Яковом Шведовым.

Съезд открыл Горький, он делал доклад большой, а дальше шли содоклады о поэзии, о драматургии. Чуть ли не сразу после доклада Горького был содоклад Маршака о детской литературе. Он требовал внимания к творчеству детских писателей, говорил, что дети – это самые главные читатели. Взрослые могут читать от случая к случаю, а дети – ежедневно. Поэтому для них нужно работать особенно ответственно.

– В стенограмме Первого съезда упоминается доклад Николая Ивановича Бухарина, как нечто самостоятельное и выделяющееся среди других докладов.

– По его докладу поэты довольно резко выступали, и в заключительном слове Бухарин отвечал поэтам, отстаивал свои позиции. Он был очень интересным докладчиком, хорошо говорил.

Запомнилось и выступление в прениях уральского поэта Николая Куштума, с которым позднее, уже в Свердловске, мы подружились. Куштум позволил себе довольно смело дискутировать и с Бухариным, и с Жаровым. Он сказал: «Нам, уральцам, не надо навязывать темы, нам темы сама жизнь подсказывает».

– Наверное, в вашей памяти живут и какие-то другие яркие эпизоды, связанные с Москвой 30-х годов?

– Ну, конечно. Я приехала из деревни, и всё казалось совершенно роскошным. Необычайный праздник, множество цветов и такое внимание к нам. Обедали в лучшем ресторане, недалеко от Колонного зала Дома союзов. Всё было очень здорово. Можно было в любое время взять машину и ехать куда угодно. Сидят такие нарядные девушки-секретарши, и – целая коллекция билетов в любые театры. Я ходила в Большой, слушала Козловского и Лемешева. Тогда москвичи были очень душевные, с таким вниманием относились к съезду. Было много встреч с делегатами на предприятиях, в библиотеках.

– Сейчас бытует и такое мнение, что Союз писателей был нужен Сталину как идеологическая организация, своеобразная резервация. Была ли польза от такого объединения?

– Это абсолютно неверные разговоры о союзе как о каком-то насильственном сборище. Он объединил столько разных организаций – ведь были Российская организация пролетарских писателей, Всесоюзная организация колхозных писателей и так далее, все эти разрозненные группы, группки, кружки. И нужно было прекратить всю эту грызню, думать о судьбе литературы. Судьба эта решалась всерьёз.

Говорят, что Сталин дал писателям кусок пирога, чтобы они были более преданными... Это, конечно, упрощение. Хотя о писателях заботились. В нашем Доме писателя в Свердловске, куда я приехала в 1935 году, были и ковровые дорожки, шахматная комната, а по лестнице со второго этажа спускались в неплохой ресторан. Там и артисты обедали, и писатели. Была уникальная библиотека, где занимались участники литобъединения.

Союз писателей давал многое в плане учёбы, в выходе книг. Недавно отмечал юбилей Литературный институт, где я училась на заочном отделении. Разве он работает не на базе мастер-классов, проводимых опытными мастерами Союза писателей? Вот и у нас, на Урале, возникло подобное литературное образование.

Недели детской книги, забота о племени младом, шефские выступления в воинских частях, творческие вечера на заводах, в библиотеках по линии Бюро пропаганды и общества «Знание», совещания молодых, работа и отдых во многих домах творчества, общение в писательской среде… А такая мощная когда-то организация, как Литфонд, и её материальная поддержка! Всё-всё это – родной Союз писателей.

Но из песни слова не выкинешь. Были и халтурщики, и лизоблюды. Была и жёсткая цензура. Были и репрессии. Если бы я не уехала из Бурятии в 1935 году, то, кто знает, что бы со мною было. Потому что в маленьких республиках репрессии проходили ещё страшнее. Там всё было на виду. Все писатели, которых я назвала, погибли. А я же дружила с ними, и мне была бы приписана связь с врагами народа. Помню я и «чёрный ворон», эту страшную машину… ночью каждый стук, каждый звук… напряжение, а потом облегчение, что миновало, слава богу. То же приходилось переживать даже нашему классику Павлу Петровичу Бажову, когда одно время он попал в опалу.

В общем, нельзя всё красить одной краской. Как писала мой друг Людмила Татьяничева: «Были и чёрные вороны, были и белые лебеди».

– Елена Евгеньевна, как вам видится будущее писательского Союза?

– Я вступала в СП СССР. В нём и остаюсь. Сейчас у меня есть и билет члена СП России. Это какая-то нелепость, что в начале 90-х годов писатели начали разбегаться по разным не только комнатам, но и «баррикадам». Одни мои друзья-фронтовики засели в одной комнате, другие – в своей, альтернативной. Может быть, в Москве был в этом какой-то резон, что-то делили, но у нас-то что было делить?!

Слава богу, помирились. Особенно с созданием Ассоциации писателей Урала, на счету которой много славных и полезных дел.

Неспокойно и в Союзе художников, скандал у киношников… Собрались бы мудрейшие из существующих писательских союзов (без руководителей) и решили: хватит бузить, во имя литературы, творчества, издательской деятельности, во имя будущих поколений – пора сообща, в одном союзе решать все насущные вопросы.

Не исключено, и сверху укажут: хотите поддержки государства, объединитесь в единую структуру и не тяните одеяло каждый в свою сторону. Правильно недавно высказался сопредседатель Союза российских писателей В.П. Лукьянин: «Почему существуют два писательских союза? У нас что, разве две русских литературы?»

– Как вы много работаете, участвуете в общественных делах, откуда вы черпаете новые темы для стихотворений?

– У меня есть друзья, надёжные помощники и помощницы, спасибо им. А темы, как сказал когда-то Куштум, преподносит сама жизнь.

– В вашей книге «Прощай, мой век», есть такие строки:

Прощай, мой друг, прощай, мой век, навек.
Пусть новый будет и светлей, и лучше.
Прощай, мой друг… Кружит летящий снег…
Прощай, мой век. И здравствуй, век грядущий!

Эти строки не только о сложном, драматическом, трагическом и прекрасном ХХ веке, но и о веке вашем. И мы, писатели, ваши друзья, желаем вам здравствовать и творить в веке грядущем.

– Важно, если доживать до такого возраста, иметь возможность ещё работать, быть в центре событий, общаться с друзьями, с читателями – тогда стоит жить-доживать. То, что мне это удалось, – большое счастье.

Беседу вёл Владимир БЛИНОВ, ЕКАТЕРИНБУРГ

Статья опубликована :

№9-10 (6214) (2009-03-04)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 3 чел.
12345
Комментарии:
05.03.2010 19:35:09 - Галина Александровна Трифонова пишет:

Не надо, я сама...

Владимир Александрович, я поздравляю Вас с получением премии и вручением Вам медали. Желаю Вам дальнейших творческих успехов, счастья и здоровья. Поклонница Вашего таланта, Галина Александровна, попутчица из 2005 года, поезд Устье-аха, Екатеринбург. Урай 2010.


Владимир БЛИНОВ


Выпуски:
(за этот год)