(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Панорама

Академик Лысенко и бедная овечка Долли

НАУЧНАЯ СРЕДА

На трибуне – народный академик; Дмитрий БАЛЬТЕРМАНЦДо середины прошлого века в генетике главенствовала теория, согласно которой наследственность определяется исключительно ядром клетки. Наследственная «идиоплазма», согласно А. Вейсману и Т. Моргану, передаётся неизменной из поколения в поколение, и на неё не влияет внешняя среда. Из чего следовало, что «мы не являемся родителями своих детей»!

Овечка Долли стала первым животным, появившимся на свет в 1997 году в результате клонирования, ядро в яйцеклетке её матери заменили ядром из клетки, взятой из вымени другой овцы. Яйцеклетка стала размножаться и произвела на свет овечку, которую назвали в честь популярной американской певицы по имени Долли Партон. Но прожила овечка недолго: животное усыпили на фоне преждевременного старения и прогрессирующего заболевания лёгких. Прожила Долли всего 6 лет, тогда как обычные овцы живут вдвое дольше. Сегодня клонированием уже никого не удивишь, хотя, по мнению специалистов, «у клонов наблюдается огромное количество физических отклонений, и даже если они кажутся здоровыми, это ещё ничего не означает».

Почему клоны столь нежизнеспособны? Одно из объяснений в том, что не только ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота) клеточного ядра ответственна за генетику, но также цитоплазма, внутриклеточная среда, в которой «плавает» ядро. Это доказала американка Барбара Мак-Клинток, за что ей 1983 году присудили Нобелевскую премию. Крупнейшее открытие! Объясняет передачу от одних бактерий к другим устойчивости к антибиотикам и многое другое! Однако для российских граждан послевоенного поколения это ещё открытие личного свойства, потому что Мак-Клинток подтвердила теорию Т.Д. Лысенко… Ведь «сталинский академик» (или «народный академик» – его так тоже называли) доказывал, что наследственные признаки связаны со всей клеткой в целом, а не только с её ядром, из чего вытекает, что внешняя среда влияет на наследственность. Хотя не он один это утверждал, до него Дарвин, если иметь в виду его теорию пангенезиса, а прежде – Ламарк. Влияние внешних воздействий на наследственность доказывал И.В. Мичурин, и Т.Д. Лысенко его поддержал на основании собственного опыта по «яровизации»: изменению свойств и урожайности растений под влиянием охлаждения. Однако теория Лысенко в 30–50-е годы шла вразрез с господствовавшими тогда взглядами.

О вкладе Т.Д. Лысенко с учениками в практику сельского хозяйства достаточно информации в Интернете, и академик Н.П. Дубинин в книге «Вечное движение» этот вклад резюмирует словами: «Агротехнические решения Лысенко спасли сельское хозяйство СССР». В том же Интернете не меньше, чем о достижениях, находим материалов о травле Лысенко. Обвиняли его в невежестве (даже сегодня в мемуарах пишут, что он якобы не знал разницы между соляной и серной кислотами, то есть будто бы не учился в школе), обвиняли в фальсификации результатов экспериментов, что культурные растения способны порождать свои сорняки, а рожь можно превратить в пшеницу. Последнее Лысенко действительно утверждал под впечатлением своих селекционных успехов. К сожалению, новые сорта полезных растений не производили впечатления на Академию наук СССР, где с 60-х годов тон задавали физики-атомщики, и там с позором заваливали кандидатуры, предлагаемые Лысенко (притом едва не в лицо заявляли, что по его навету пострадал генетик Н.И. Вавилов).

Но овечка Долли умерла, а раньше умерла та генетика, которую с избыточной страстностью критиковал Лысенко. Законы Грегора Менделя, детализированные Морганом, оказались точны лишь для гороха, на котором экспериментировал первооткрыватель этих законов – любознательный богемский монах. К концу XX века генетику всё более замещает молекулярная биология, роль внешних факторов изучает эпигенетика, и мы стали частично родителями своих детей! Конечно, плохими: как не вспомнить классическое aetas parentum pejor avis tulit nos nequiores («поколение отцов, хуже дедовского, породило нас ещё негоднее»). Подойдёт и другой афоризм: nos nihil magni fecisse, sed tantum ea, quae pro magnis hahentur, minoris fecisse («мы ничего не сделали великого, но только обесценили то, что считалось великим»).

Вина и беда Лысенко заключена в том, что он старался увязать полученные им результаты с марксистской теорией о возможности перевоспитания людей. Последнее оказалось иллюзией. Теперь-то мы знаем, что были и остались в массе совками (сегодня, правда, новыми совками наряду с новыми русскими): вроде той овечки, которой пересадили чужое ядро, но вокруг плазма-то своя, родная, сформированная тысячелетней средой. (Не оттого ли – если позволительно пошутить – укороченная продолжительность жизни у наших мужчин?) Причём подобные «клоны» населяют «эту страну» давно. Достаточно вспомнить, как студенты в своё время освистали великого историка В.О. Ключевского за то, что тот написал сочувственный некролог Александру III, в котором отметил, что с его правления на Западе признали достоинства русской культуры («как только язык повернулся сказать такое!»). Пушкин, как известно, утратил часть популярности, когда перестал писать провокационные стихи и, «оклеветанный молвой», можно сказать, спровоцировал роковую дуэль. С точки зрения совка умнее было бы поэту сочинить что-нибудь эдакое во вкусе широкой публики, из-за чего его б посадили и он бы умер в тюрьме. Тогда и славы б прибавилось, и церковь могла поминать не как раскаявшегося убийцу (ведь смерть на дуэли приравнивается к самоубийству, а самоубийство – к убийству).

Совки в революционные эпохи всегда на коне. Французский Конвент в 1794 году осудил на смерть Лавуазье. «Всего мгновение потребовалось им, чтобы срубить эту голову, но будет мало столетия, чтобы дать вторую такую же», – заметил по этому поводу другой великий француз, математик Лагранж. Характерно, что, когда в защиту Лавуазье раздался голос: мол, он великий химик, – в ответ председатель суда заявил: «Революции не нужны химики!» (по другим версиям, «революции не нужна наука» и «республике не нужны учёные»). В 20-е годы прошлого века с этим полемизировал К.А. Тимирязев, что представлялось странным и абсурдным, зато тезис якобинца-маргинала подтвердила не словом, а делом наша последняя революция.

В отличие от Т.Д. Лысенко два других столпа советской прикладной науки, И.В. Курчатов и С.П. Королёв, не подвергались поношению. Может быть, оттого, что их засекреченных имён не знала «широкая общественность»? Фамилия же президента АН СССР М.В. Келдыша острословами обыгрывалась: «Выкелдыш» – ещё самое пристойное. Ну и у всех было на слуху «зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей». Получается по Лысенко (или по Гегелю?): культурные виды порождают свои сорняки?

Эксперты по прошествии времени считают вклад Т.Д. Лысенко в науку, и тем более в практику, большим, чем, например, И.П. Павлова. Но наш великий физиолог и нобелевский лауреат держал фигу в кармане против властей, за что его, возможно, отравили; но, с другой стороны, его репутация осталась безупречной. Лысенко же умер своей смертью, фиги у него не было, зато совки ею ткнули его так, что мало не показалось. Снятый со всех постов за то, что не поддержал хрущёвские сельскохозяйственные авантюры, затравленный «народный академик» кричал: «Я не убивал Вавилова!» Сегодня, когда наше общество вроде бы смирилось с тем, что репрессии сильно преувеличены, придётся признать: Лысенко не имел отношения к тем репрессиям, хотя, как и факт их преувеличений, воспринимается с некоторым недоумением.

Такие же чувства у многих должна вызывать информация о том, что погибший в тюрьме Н.И. Вавилов крайне мало сделал для науки и практики, зато много путешествовал, заводил на Западе знакомства, имел там счета в банках («но кто об этом не мечтает?»). И растрачивал государственные средства без отдачи. В.И. Пыженков в брошюре «Н.И.Вавилов – ботаник, академик, гражданин мира» пишет: «Подлинно всемирную известность доставили ему не его научные открытия при жизни, а его трагическая смерть».

Михаил АНОХИН, профессор, доктор медицинских наук

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№11 (6215) (2009-03-18)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
2,8
Проголосовало: 14 чел.
12345
Комментарии:
10.04.2009 20:52:48 - Никита Алексеевич Богословский пишет:

Генетика Менделя не умерла

Статья профессора Анохина, затрагивающая вопросы, которые обычно относят к компетенции истории науки, никоим образом не может удовлетворить ни научного работника, ни просто думающего человека. Потому что высказывания автора в некоторых вопросах просто противоречат фактам, а в других случаях приводимые факты трактуются так, что могут создать у неподготовленного читателя ложное представление о сути современной генетики и о научных заслугах Т.Д. Лысенко. Говоря о том, что правила Менделя и Моргана справедливы только для гороха, автор делает два явно ложных утверждения. Во-первых, уже в первых десятилетиях прошлого века применимость законов наследования Менделя к другим растениям, кроме гороха, и к животным подтвердили Де Врис, Корренс, Чермак, Батсон и Панетт, Кюн, а, во-вторых, Морган не формулировал никаких правил, касающихся наследования отдельных признаков у гороха. Казалось бы, мы придираемся к мелочам, но эти неточности не случайны, так как они должны создать у читателя впечатление незначительности того, что было сделано Менделем и Морганом. На самом деле основной заслугой Менделя является, открытие дискретных единиц наследственности (позже названных генами), что явилось фактическим превращением генетики из набора разрозненных наблюдений, умозрительных и философских высказываний, в науку. Как бы не отличалась современная генетика от генетики 30-х годов прошлого столетия, понятия гена как материального носителя наследственной информации, и локализация этого ключевого носителя информации в хромосомах, оставались основными понятиями науки ХХ века. Я говорю науки, потому что молекулярная генетика – то же генетика; более мудро поступают химики, они не говорят, что до Дальтона была химия, а после Дальтона – атомная химия. Поэтому суть не в правилах наследования свойств гороха, о которых писал Мендель, и которые не применимы к ястребинке, что обнаружил сам Мендель, а суть в том, что из этих правил следовало понятие о гене, как о некой объективной реальности. Убежден, что профессор Анохин это отлично понимает. Заслугой же Моргана является то, что им было установлено, что гены находятся в определенном порядке в хромосомах и они могут быть материальными носителями наследственных признаков. Морган же предложил составлять генетические карты, которые составляются генетиками и сегодня. Какой же современной генетике, противоречат основные мысли Менделя и Моргана? Как жрец, обладающей тайными знаниями, автор говорит об этой науке, но не раскрывает её секретов, кроме двух: "цитоплазма ответственна за генетику", откуда следует, что приобретенные признаки наследуются. Указывает на замечательную женщину, которая доказала это – Барабара Мак-Клинток. Прочитаем Нобелевскую речь Мак-Клинток, может быть там мы найдем какие-нибудь ссылки на Лысенко или мысли, созвучные его высказываниям. Нет, она говорит: "Так как я начала заниматься генетикой только через 21 год после повторного открытия в 1900 г Менделеевских принципов наследственности и, когда эти принципы еще не были приняты всеми биологами, я имела удовольствие быть свидетельницей и испытывать волнение, которое были связано с революционными изменениями генетических концепций, которые происходили в течении последних 60 лет". И дальше о генах и хромосомах, о способности пораженных хромосом восстанавливаться с активацией при этом некоторых генов, которые ранее "молчали", о подвижных генах, регулирующих работу других генов. Пожалуй, как пример "влияния цитоплазмы на генетику" можно привести высказывание Мак-Клинток о "репрограммировании" генома растения под влиянием заражения его насекомыми (например, при образовании галл на листьях дуба). Однако происходит ли при этом перестройка генома или с него по иному считывается информация и наследуется ли это "репрограммирование", Мак-Клинток не уточняет. Подобные вопросы ставились уже Морганом, который обсуждал процесс дифференциации клеток, то есть превращения одинаковых клеток зародыша в огромное множество различных клеток сформировавшегося организма. Не восхищается Мак-Клинток гениальными прозрениями Лысенко, но восхищается, как явствует из Нобелевской лекции, Менделистами, Морганистами и примкнувшими к ним биологами и говорит с ними на одном языке. На языке, который Лысенко не понимал, так же как не понимал, что происходит в современной ему генетике, оставаясь в своих рассуждениях на уровне представлений ХIХ века, в отличие от Вавилова, который ясно осознавал значение открытий ведущих генетиков своего времени. Поэтому Лысенко не критиковал менделизм-морганизм, а просто отрицал всю современную ему науку, выдвигая как возражения абстрактные или общефилософские аргументы, вроде "все зависит от всего". Он писал "наследственностью обладают не только хромосомы, но живое тело, вообще, любая его частичка", при этом, разумеется, конкретно не обсуждал наследование каких признаков от каких "любых частичек /тела/" зависит. Но серповидная анемия зависти только от одной замены в молекуле ДНК урацила на аденин и наследуется именно по законам Менделя, детализированным Морганом, по законом той генетики, которая по утверждению Анохина умерла, и никакое воспитание клеток, питание родителей и другие воздействия на цитоплазму их клеток не может спасти ребенка, если он получил от своих родителей два дефектных гена. Потому что умерла Лысенковская генетика, которая признавала ген, но не могла ответить на вопрос, что это такое, а когда ей пытались это объяснить, заявляла: "В последарвиновский период подавляющая часть биологов мира, вместо дальнейшего развития учения Дарвина, делали всё, чтобы опошлить дарвинизм, удушить его научную основу. Наиболее ярким олицетворением такого опошления дарвинизма являются учения Вейсмана, Менделя, Моргана, основоположников современной генетики". И давала определение наследственности – "Наследственность есть эффект концентрирования воздействий условий внешней среды, ассимилированных организмами в ряде предшествующих поколений". Вам понятно? Что же Вы такие тупые?! Опять же, исходя из философского принципа "все зависит от всего" (вспомните раздавленную бабочку в рассказе Рея Бредбери?) Лысенковская генетика негодовала: "Совершенно абсурдны утверждения Вейсманистов-Морганистов, что качественные изменения наследственности (природы) живых тел совершенно независимы от условий внешней среды, от условий жизни". Однако во время Лысенко Морганисты этого уже не утверждали. И радиация, и мутагены и стресс (последнее выяснила Мак-Клинток в 40-ых годах ХХ века) могут изменять наследственность, но только постольку, поскольку они могут изменить генетический код, или воздействовать на работу тех или иных генов (на их экспрессию, выражаясь научным языком). И пока "благоприобретенные" наследственные изменения приобретаются только с помощью генно-инженерных методов. Приняв гипотезу Ламарка о наследовании приобретенных признаков, Лысенко не привел в пользу этой гипотезы, ни одного факта, который выдержал бы проверку временем. Не много для крупного теоретика, которым его хочет представить читателю профессор Анохин. Мы рекомендовали бы читателю прочесть статью "Лысенко Трофим Денисович" в открытой энциклопедии "Википедия". В этой статье портрет Лысенко нарисован не одними темными красками и из неё, между прочим, читатель с некоторым недоумением узнает, что Никита Сергеевич не снимал Трофима Денисовича с его постов, а защищал его. Если говорить об упреках профессора Анохина в адрес несчастного Вавилова, то, с моей точки зрения, они звучат довольно странно. И дело даже не в том, что я считаю Вавилова выдающимся ученым – я не изучал это вопрос специально, и поэтому не знаю, что утверждал Вавилов, на основании собственных исследований, и что он считал правильным, делая выводы после ознакомления с работами других ученых. Хотя, пропаганда новых идей – вполне достойная деятельность. Он собрал крупнейшую коллекцию семян культурных растений, но какое значение она имела для развития научных представлений или прикладных исследований и где она сейчас? Он много путешествовал за государственный счет, но кто не знает, что занятия наукой – это удовлетворение собственного любопытства за государственный счет? Он имел зарубежные счета, но сейчас всем ясно, что это скорее хорошо, чем плохо, поскольку денежные вклады в отечестве обладают свойством с завидным постоянством обесцениваться. Кроме того, мы не допущены к архивам НКВД, и поэтому не обладаем никакой информацией о чьих-либо заграничных счетах, открытых раньше или теперь. Его исследования принесли малую отдачу? Вопрос дискуссионный. И о знакомствах на Западе. Действительно, из нашей новейшей истории мы знаем, как опасно ученым заводить знакомства на Западе – сначала знакомства, потом сотрудничество, а там рукой подать и до шпионажа (в чем, между прочими, и обвиняли органы академика Вавилова). Русские ученые XVIII – начала XX века были гораздо устойчивее в этом отношении, многие из них заводили многочисленные знакомства на Западе, иногда даже подолгу работали там, но шпионами, за редкими исключениями, не становились. Такие выдающиеся биологи-дарвинисты, как В. О. Ковалевский, И. И. Мечников, И. М. Сеченов и К. А. Тимирязев, все имели множество знакомств на Западе. Список выдающихся русских ученых, имевших знакомства на Западе, очень обширен: Михайло Ломоносов, Николай Зинин, Александр Бутлеров, Дмитрий Менделеев, Николай Миклухо-Маклай, Николай Жуковский, Александр Столетов, Николай Склифосовскй, Сергей Чаплыгин, Владимир Марковников, Софья Ковалевская, Владимир Вернадский, Алексей Крылов, Петр Лебедев, Петр Капица, Давид Ландау, Дмитрий Скобельцин, Виталий Хлопин, Владимир Фок, Владимир Ипатьев, Лев Шубников, Андрей Колмогоров, Георгий Гамов, Алексей Абрикосов (список можно продолжить). Создается впечатление, что для успешной работы в науке знакомства на Западе могут быть полезны. И, наконец, о тайном знании профессора Анохина, о наследовании приобретенных признаков. Действительно, дискуссия на эту тему продолжается. Сторонники эпигенетики предполагают, что это может происходить. Вот что они пишут: "При делении во время митоза дочерние клетки могут наследовать от родительских не только прямую генетическую информацию в виде новой копии всех генов, но и определенный уровень их активности. Такой тип наследования генетической информации получил название эпигенетического наследования. Эпигенетика изучает наследуемые особенности экспрессии генов, вызываемые потенциально обратимыми изменениями структуры хроматина и (или) метилирования ДНК, не сопровождаемые изменениями ее первичной структуры". Читатель может не прилагать усилия, чтобы глубоко вникнуть в суть вопроса, но ясно, что эпигенетика развивает идеи Менделя, Моргана, Мак-Клинток, но не Лысенко или Презента. Пока отсутствует достаточно убедительные данные, подтверждающие справедливость гипотез эпигенетиков. Еще более революционная "teem" гипотеза (от "Trauma Encoded Emotional Memory"), предполагающая, что наследование эмоций, лежит в основе наследования врожденных схем поведения, инстинктов и эмоционального поведения высших животных, также основана на идее передачи потомству информации, зашифрованной в ДНК.

05.04.2009 08:55:25 - Gilgamesh Lugal пишет:

Ох-ох-ох

И такие грамотеи в нашей стране становятся докторами медицинских наук? Как же всё запущенно. Автор не просто потрясающе безграмотен, но и, по всей видимости, лжив.

04.04.2009 22:31:27 - Шмуль Аркальевич Фигашман пишет:

Невероятно, но факт

Господи, какой кошмар! И это в "Литературке", в которой когда-то отделом науки заведовал Олег Мороз! С Полякова-то, конечно, какой спрос, но бренда (наш "31-й отдел" как-ника!) жалко, жалко...

26.03.2009 17:38:59 - Вера Воробьева пишет:

Законы Грегора Менделя, детализированные Морганом, оказались точны лишь для гороха,

Профессор медицины не знает законов наследования гемофилии, муковисцидоза, групп-специфичности крови, и прочая, и прочая? Или своих бедных маленьких пациентов он рассматривает, как горох???

26.03.2009 13:57:56 - Михаил Борисович Радостин пишет:

Бред!

Херр прохфессор не шарит в генетике и истории науки. Читаем тут http://community.livejournal.com/science_freaks/1190994.html?view=29606994#t29606994

24.03.2009 18:25:01 - пётр сидорович иванов пишет:

Мелкая домашняя скотинка и говорливый профессор

Кто такой Лысенко, мы знаем. И раньше вроде бы знали, и сейчас - газета "Дуэль" (редактор Юрий Мухин) уже несколько лет печатает статьи на эту тему. Тем, кто хотя бы поверхностно интересовался данной темой, примерно ясно, в чём прав был Лысенко, а в чём неправ (с точки зрения современной науки). А кто такой Анохин и почему такая резвость? В маленькой статеечке фельетонного типа пять раз употреблено слово "совок". Это ругательное обозначение советского человека. Или Михаил (Анохин) об этом не знает? Статья написана для того, чтобы "развенчать" советского человека? После короткого вступления (для затравки), читаем: "..Вина и беда Лысенко заключена в том, что он старался увязать полученные им результаты с марксистской теорией о возможности перевоспитания людей. Последнее оказалось иллюзией...". Беда или беда, не Михаилу судить - не та специальность, а вот отношение к людям нашей страны он высказал вполне однозначно, причем "совками" объявил всех с доисторических времен, даже Францию приплёл (чем слово "лох" хуже? как было бы элегантно: "...ещё во времена Александра Македонского лохи.."). Кто же наш Михаил? Диссидент со стажем? Несправедливо репрессированный самородок? Судя по подписи - профессор, даже доктор, правда не "генетических" и не "исторических" наук. Ладно, посмотрим в ГУГЛЬ и ЯХУ. Результат: одна ссылка на издательский сайт (http://www.pereplet.ru/avtori/anohin.html): ".....Михаил Иванович Анохин Анохин Михаил Иванович родился 18.05.1938 г. в Москве; в 1961 году окончил 1-й Московский мединститут, после чего 40 лет работает врачем-педиатром и научным работником (в настоящее время является главным детским специалистом по функциональной диагностике Москвы), доктор медицинских наук, профессор, автор более 150 научных трудов, включая 12 изобретений, в области пульмонологии и физиологии. Литературный дебют М.И.Анохина относится к 1986 году, когда им был выигран конкурс коротких рассказов на турецкую тему, объявленный радио Турции. Научно-популярные и другие статьи и заметки публикует с 1980 года в журналах "Химия и Жизнь", "Врач" и в газетах "Московский художник", "Независимая газета" и "Вечерний клуб". Пьесы и рассказы начал писать с 199 0 года, публиковать их с 2000 года. Перечень литературных работ. Пьеса "Театральная версия самоубийства Надежды Аллилуевой на 15-ю годовщину Октябрьской революции". Литературный интернет-журнал "Русский переплет" www. pereplet . ru, 8.VII. 2000. Кремлевские тени. Рассказ. Сборник "Проза", Московская организация Союза Писателей России. М., 2000, с. 74-87. Святой доктор. Очерк. Журнал "Берегиня". М., 2000, N 4. Мерани. Рассказ. Журнал "Кольцо "А", Союз писателей Москвы. М., ......" -------------- Вроде бы это наш герой. Там и адрес его есть. Ничего не смущает? Например, тематика книг или перекрытие по времени научной и "литературной" деятельности? Эх, дедуля, дедуля ... Сидел бы себе на пенсии да рыбку ловил. При Советской Власти карьеру сделал, да и сейчас неплохо устроился ... а туда же - "совки"... P.S. При таком уровне морализаторства вашей статейки, Михаил, уж совсем неприлично указывать свои звания рядом с подписью. Авторитетности это не добавляет, а вот звание позорит.

24.03.2009 13:31:47 - Татьяна Яковлева пишет:



]В любом случае Михаил Иванович Анохин - автор чрезвычайно эффективный :!: Только дебютировал в "ЛГ", и сразу его статья получила огромное количество откликов - уже около шестиста ! Вызвала необычайно бурную полемику. На месте редакции "ЛГ" следовало бы печатать Михаила Ивановича как можно чаще ! :!: :idea: А мы будем его статьи встречать столь же бурным обсуждением ! :!

21.03.2009 10:03:46 - Татьяна Яковлева пишет:



В данном случае позиция редакции "ЛГ" не может не вызвать восторга : она явно прогрессирует, освобождаясь от застарелого морока кондовых хрущевских мифов.

20.03.2009 15:04:57 - Татьяна Яковлева пишет:



[quote="Анохин М.И."] Статья, попавшая в редакцию ЛГ, называлась «Бедная овечка Долли», а не «Лысенко и бедная овечка Долли», а иллюстрацией служила фотография той милой овечки М.И.Анохин.[/quote] В таком случае надо поздравить редакцию "ЛГ" с порясающей интуицией. Ибо не будь упомянут в названии статьи Т. Лысенко, статья вряд ли получила бы хоть десятую часть тех откликов, которые уже появились. И, несомненно, будут появляться и еще довольно продолжительное время. .


Михаил АНОХИН


Выпуски:
(за этот год)